Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 декабря 2005 г. N 81-005-87 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку вина осужденного в совершении разбоя с применением предмета, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и убийстве лица, находящегося в беспомощном состоянии, доказана

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 декабря 2005 г. N 81-005-87


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрена в судебном задании от 14 декабря 2005 года кассационное представление государственного обвинителя С. на приговор Кемеровского областного суда от 26 мая 2005 года, которым

Ф., 26 февраля 1965 года рождения, уроженец г. Ленинск-Кузнецкий Кемеровской области, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "в", "з" УК РФ к 14 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ - к 12 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

С Ф. в пользу К. взыскано 2048 рублей в счет возмещения материального ущерба.

Заслушав доклад судьи Б., выступление прокурора Т., не поддержавшей кассационное представление, полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия, установила:

согласно приговору Ф. осужден за разбой, совершенный с применением предмета, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, и убийство в ходе этого К., 1912 года рождения, который в силу возраста находился в беспомощном состоянии.

Преступления совершены 23 января 2005 года в деревне Инюшка Беловского района Кемеровской области при указанных в приговоре обстоятельствах.

В кассационном представлении государственный обвинитель С. просит отменить приговор ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела и нарушений уголовно-процессуального закона и направить дело на новое судебное разбирательство.

По мнению государственного обвинителя, в нарушение ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора не содержит описание преступного деяния, признанного доказанным, всесторонний анализ и оценку доказательств, на которых основаны выводы суда, в описательно-мотивировочной части имеются противоречия в описании преступных деяний.

В приговоре суд установил, как указано в представлении, что Ф. совершил разбойное нападение с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

В то же время, обосновывая квалификацию содеянного Ф., на что идет ссылка в представлении, суд не указывает, что подсудимый совершил разбой с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, и с угрозой применения такого насилия, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Кроме того, в представлении указано на то, что:

- в приговоре суд не раскрыл содержание показаний подсудимого, данных в ходе предварительного следствия, и не указал, по каким основаниям принял одни доказательства и отверг другие (в суде Ф. изменил показания);

- на листе 2 приговора имеется исправление даты в показаниях свидетеля Г., которое сделано после провозглашения приговора, чем нарушены требования ч. 3 ст. 303 УПК РФ.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия считает необходимым отказать государственному обвинителю С. в удовлетворении кассационного представления ввиду несостоятельности изложенных в нем доводов.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются исследованными в суде доказательствами, анализ которых приведен в приговоре.

Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора соответствует требованиям ст. 307 УПК РФ. При описании преступного деяния суд указал место, время, способ совершения преступлений, форму вины, мотив, цели и последствия преступлений, дал анализ и оценку исследованных в суде доказательств, на которых основаны выводы суда. При описании преступного деяния отсутствуют противоречия.

При описании преступных деяний в приговоре суд фактически дословно привел обстоятельства дела, вмененные в вину Ф. органами предварительного следствия, как они указаны в обвинительном заключении (л.д. 172, 173).

Суд признал установленным, что Ф. незаконно проник в дом потерпевшего, где напал на последнего, и, угрожая тому применением насилия (демонстрировал в качестве оружия нож), похитил у К. 2148 рублей. Далее, применяя насилие (в приговоре суд описал формы, вид и последствия насилия), опасное для жизни, которое привело к смерти потерпевшего, Ф. похитил икону, распятие и складень. Аналогичные обстоятельства (и в той же последовательности) приведены и в обвинительном заключении.

Исходя из этих обстоятельств, суд квалифицировал действия Ф. в соответствии с предложенной органами предварительного следствия квалификацией. В приговоре суд раскрыл доказательства, на которых основал свои выводы о доказанности вины подсудимого в совершении преступлений.

В судебном заседании Ф. признал, что, угрожая потерпевшему ножом, он забрал у того 300 рублей. Потом он надавил коленом на горло потерпевшего (как ему кажется, не больше полминуты), после чего тот захрипел и затих. Затем он похитил иконы и распятие.

В обоснование вины Ф. в приговоре суд сослался на его показания, данные в ходе предварительного следствия (л.д. 37, 38, 155-158), из которых следует, что он признал вину и пояснил о том, что он душил потерпевшего 1-2 минуты, надавливая коленом на горло.

Из исследованных в суде показаний Ф., данных в ходе предварительного следствия, в приговоре приведены лишь его показания в части противоречий (в остальной части суд не раскрыл их содержание).

Судебная коллегия считает, что подобная форма изложения доказательств не свидетельствует о нарушении судом положений ст. 307 УПК РФ.

В обоснование вины Ф. в приговоре суд сослался и на другие доказательства, анализ которых приведен в приговоре (доказанность вины Ф. в совершении преступлений, квалификация содеянного, вид и мера наказания стороной обвинения не оспариваются).

В кассационном представлении государственный обвинитель не привел доказательств, подтверждающих факт внесения исправлений в приговор после его провозглашения.

Правильно установив фактические обстоятельства дела, суд дал верную юридическую оценку действиям Ф. Назначенное ему наказание является законным, обоснованным и справедливым, так как при решении данного вопроса суд в полной мере учел общие начала назначения наказания, указанные в ст. 60 УК РФ.

Нарушений уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела не усматривается. Поэтому судебная коллегия не находит оснований для отмены либо изменения обвинительного приговора.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Кемеровского областного суда от 26 мая 2005 года в отношении Фролова Валерия Александровича оставить без изменения, а кассационное представление - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 декабря 2005 г. N 81-005-87


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.