Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 ноября 2005 г. N 81-005-69 Оснований для отмены приговора, как о том просит осужденный, нет, поскольку виновность осужденного в убийстве на почве личных неприязненных отношений установлена совокупностью собранных и исследованных доказательств

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 ноября 2005 г. N 81-005-69


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 2 ноября 2005 года кассационное представление государственного обвинителя К. и жалобы адвоката О. и осужденного Е. на приговор Кемеровского областного суда от 13 мая 2005 года, которым

Е., 18 июня 1979 года рождения, уроженец г. Осинники Кемеровской области, ранее судимый:

2 декабря 1999 года - народным судом г. Осинники по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы (18 августа 2000 года освобожден от дальнейшего отбывания наказания в силу акта об амнистии),

осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ (по эпизоду убийства В.) к 8 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Он же оправдан по ч. 1 ст. 105 УК РФ (по эпизоду убийства В.) за непричастностью к совершению данного преступления.

Заслушав доклад судьи Б., выступление прокурора Т., полагавшей обвинительный приговор оставить без изменения, а оправдательный - отменить по изложенным в кассационном представлении доводам, судебная коллегия установила:

согласно приговору Е. осужден за убийство В. на почве личных неприязненных отношений.

Преступление совершено 30 июня 2001 года на берегу реки Кондома в районе селя Федоровка г. Осинники Кемеровской области при указанных в приговоре обстоятельствах.

Кроме того, органами предварительного следствия Е. предъявлено обвинение в том, что в ночь на 14 августа 1998 года он, находясь в квартире В. по ул. 50 лет Октября, дом 21-47, г. Осинники, имевшимся в квартире молотком нанес В. не менее 11 ударов по голове, причинив потерпевшей открытую черепно-лицевую травму, ушибленно-рваные раны левых лобной и височных областей, ушибленные раны лица, кровоподтек в окружности правого глаза, вдавленный оскольчатый перелом височной кости слева с кровоизлиянием в височную мышцу с повреждением оболочек и вещества головного мозга, кровоизлияния под мягкие оболочки и вещество (серое) лобно-височной области справа, перелом основания черепа, мелкооскольчатые переломы костей носа, левой глазницы с разрушением левого глазного яблока, левой скуловой кости, перелом верхней и нижней челюсти, ушибленную рану слизистой верхней губы, отчего наступила смерть потерпевшей.

Личные неприязненные отношения возникли из-за того, что Е. считал потерпевшую источником его заражения венерическим заболеванием, сифилисом.

По данному эпизоду суд оправдал Е. за непричастностью к совершению преступления.

По мнению суда, выводы органов предварительного следствия о виновности Е. в убийстве В. основаны на предположениях.

В кассационном представлении государственный обвинитель К. просит отменить оправдательный приговор в отношении Е. ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, нарушений уголовно-процессуального закона и направить дело на новое судебное разбирательство (обвинительный приговор не оспаривается).

В кассационном представлении указано на то, что:

- выводы суда, изложенные в описательно-мотивировочной части приговора, противоречат доказательствам, рассмотренным в судебном заседании (свидетель Л. в суде показал, что в 2002 году Е. рассказал ему о нанесении им и другим парнем ударов молотком по голове В., после чего они закидали труп банковскими бумагами и подожгли, неоднократно допрошенный в ходе предварительного следствия Л. дал аналогичные показания, которые он изложил в явке с повинной и подтвердил на очной ставке с Е., свидетели Р. в ходе предварительного следствия и в суде пояснили, что Е. рассказал им о его причастности к убийству В., в явке с повинной Е. пытался переложить свою вину в убийстве В. на убитого к тому времени С., проявляя при этом осведомленность о месте нахождения трупа, что не противоречит данным протокола осмотра места происшествия, Р. и Е. являются родственниками и у этих свидетелей нет оснований для оговора Е.);

- суд необоснованно как доказательство вины Е. отверг заключение судебно-медицинской экспертизы трупа В. на том основании, что оно опровергает показания Л. о нанесении Е. ударов В., когда последняя сидела спиной к Е.

Эксперт указал, что потерпевшая могла находиться в горизонтальном или вертикальном положении, и он не сделал вывод о том, что повреждения можно причинить лишь спереди (необходимо учитывать количество ударов и то обстоятельство, что потерпевшая не могла находиться в одной позе);

- суд неправильно сделал вывод о том, что вещественное доказательство - молоток, - хранившийся в кладовой потерпевшей (он был орудием убийства), не является доказательством вины Е. ввиду отсутствия на нем крови потерпевшей, отпечатков пальцев Е., заключения судмедэксперта о том, что молоток может являться орудием убийства.

Об этом молотке показали свидетели Л. и Л., что является подтверждением достоверности их показаний об убийстве Е. потерпевшей, о чем им стало известно со слов Е.

В кассационном представлении государственный обвинитель сослался на то, что суд необоснованно сделал вывод о непричастности Е. к убийству В. на том основании, что в суде государственный обвинитель отказался от обвинения в отношении Е. по факту кражи имущества В. после ее убийства. По мнению автора кассационного представления, между этими эпизодами нет никакой связи, суд необоснованно указал в приговоре, что Е. подлежит оправданию из-за нарушения органами предварительного следствия уголовно-процессуального закона, судом не выполнены требования ст.ст. 299, 304 п. 4 и 307 УПК РФ.

В кассационной жалобе адвокат О. просит изменить приговор в отношении Е. и переквалифицировать его действия со ст. 105 ч. 1 на ст. 108 ч. 1 УК РФ.

По мнению защитника, выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, при вынесении приговора были нарушены нормы материального и процессуального права.

Защитник сослался в жалобе на то, что суд в приговоре в обоснование вины Е. в убийстве В. привел недопустимые доказательства - явку с повинной Е. и Л., которые были написаны после возбуждения уголовного дела и получены с нарушением требований ст. 142 УПК РФ.

Защитник также полагает, что суд дал неправильную оценку показаниям свидетеля Л. в суде, который пояснил, что ранее оговорил Е. из-за неприязни к нему, а в суде показал, что Е. выстрелил в В. после того, как последний направил обрез на Е. Кроме того, защитник в жалобе указал на то, что:

суд необоснованно исследовал первоначальные показания свидетелей Л. и Л., так как не было для этого оснований, указанных в ст. 281 УПК РФ (законом не предусмотрено такое основание для оглашения показаний свидетелей, как то обстоятельство, что он не помнит свои первоначальные показания);

- Е. в суде показал о том, что он стрелял в В. после того, как тот направил на него обрез, что в суде подтвердил Л.;

- показания свидетеля Л., которые были оглашены в суде, где он подтвердил, что не видел обрез в руках В., Е. умышленно выстрелил в В. дважды, опровергаются показаниями Е. и Л.

В кассационных жалобах осужденный Е., сославшись на те же доводы, что и адвокат О., просит прекратить в отношении него уголовное дело, так как он полагает, что, стреляя в В., он находился в состоянии необходимой обороны.

Дав оценку, в том числе показаниям свидетеля П., осужденный считает, что ее показания не соответствуют действительности, так как она "морально неуравновешенный" человек.

В дополнительной кассационной жалобе осужденный указал, что сотрудник милиции А., дав ему пистолет, попросил его о том, чтобы он убил П. (он не сделал это), по поводу чего он сделал заявление в прокуратуру.

После этого против него было сфабриковано уголовное дело по обвинению его в убийстве четырех человек, в том числе В., по которым он был оправдан судом.

Делая анализ исследованных в суде доказательств по эпизоду убийства В., в жалобе осужденный выражает свое несогласие с кассационным представлением государственного обвинителя на оправдательный приговор в отношении него.

В возражениях на кассационные жалобы защитника и осужденного государственный обвинитель К., не соглашаясь с изложенными в них доводами, просит отказать авторам кассационных жалоб в удовлетворении их просьб.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных представления и жалоб, а также возражений на жалобы, судебная коллегия считает необходимым обвинительный приговор в отношении Е. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения ввиду несостоятельности доводов авторов кассационных жалоб.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и подтверждаются исследованными в суде доказательствами, анализ которых приведен в приговоре.

Версия Е. о том, что он стрелял в В. потому, что тот направил на него обрез ружья, была исследована судом первой инстанции и мотивированно признана несостоятельной.

В явке с повинной (т. 2 л.д. л.д. 205 и 206) Л. указал, что в В. стрелял Е., при этом Л. не говорил о наличии у потерпевшего обреза ружья.

Данное доказательство является допустимым, так как соответствует требованиям ст. 142 УПК РФ.

По делу нет обстоятельств, свидетельствующих о незаконности явки с повинной.

Дача явки с повинной после возбуждения уголовного дела при соблюдении требований ст. 142 УПК РФ - не есть основание для признания ее недопустимым доказательством.

Виновность осужденного в убийстве В. подтверждается и другими исследованными в суде доказательствами.

Свидетели Л. и потерпевшая П. уличают Е. в убийстве В., и они же, одновременно, опровергают утверждения Е. и Л. в суде о том, что Е. выстрелил в В. после того, как последний направил обрез ружья в осужденного.

Указанные выше свидетели пояснили, что, когда Е. стрелял в В., в руках потерпевшего не было обреза ружья.

Судебная коллегия считает, что суд дал правильную оценку исследованным в суде доказательствам, в том числе показаниям свидетелей, допрошенных в суде.

Суд обоснованно исследовал прежние показания свидетелей.

Согласно ч. 3 ст. 281 УПК РФ по ходатайству стороны суд вправе исследовать показания свидетеля, данные в ходе предварительного следствия, при наличии существенных противоречий.

То обстоятельство, что допрошенный в суде свидетель дает информацию в меньшем объеме, чем в ходе предварительного следствия, в том числе и в силу того, что он не помнит определенные обстоятельства, - это и есть разновидность существенных противоречий в показаниях свидетеля.

По делу отсутствуют основания для изменения обвинительного приговора и о переквалификации действий осужденного на ст. 108 ч. 1 УК РФ, о чем ставит вопрос защитник в своей жалобе.

Тем более, адвокат О. никак не мотивировала, почему необходимо переквалифицировать действия ее подзащитного.

Правильно установив фактические обстоятельства дела, суд дал верную юридическую оценку действиям Е. по эпизоду убийства В.

Назначенное осужденному наказание соответствует требованиям ст. 60 УК РФ.

Нет оснований, о чем в жалобе ведет речь осужденный, и для отмены приговора с прекращением дела.

Утверждение Е. о нахождении его в состоянии необходимой обороны опровергается исследованными в суде доказательствами, анализ которых приведен в приговоре.

Ни на чем не основано заявление осужденного о фальсификации в отношении него уголовного дела.

Нет обстоятельств, свидетельствующих о том, что нельзя доверять показаниям П.

Вместе с тем судебная коллегия считает необходимым отменить оправдательный приговор в отношении Е. и направить дело на новое судебное разбирательство.

При постановлении судом оправдательного приговора не были соблюдены требования уголовно-процессуального закона.

Поэтому оправдательный приговор нельзя признать обоснованным.

Согласно положениям ч. 1 ст. 88 УПК РФ "Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела".

Данное требование закона при постановлении оправдательного приговора суд не выполнил.

В приговоре суд не мотивировал, почему он пришел к выводу, что обвинение Е. в убийстве В. основано, как указано в приговоре, "лишь на предположениях, которые не могут быть положены в основу обвинительного приговора".

Суд не привел мотивы, в силу которых он посчитал, что нельзя верить показаниям, данным неоднократно, свидетелей Л., Р.

В соответствии с уголовно-процессуальным законом суд должен оценить каждое доказательство с точки зрения достоверности, а все доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

Достоверность и достаточность - это разные понятия.

Л. и Р. дали показания о том, что Е. рассказал им о том, при каких обстоятельствах он убил В. Об этом поведала и свидетель Р., которой известно об убийстве со слов мужа.

Указанные свидетели сообщили источник своей осведомленности. Однако суд не дал этому никакой оценки и, напротив, по непонятным соображениям сделал вывод о том, что показания указанных выше свидетелей - есть предположение.

Суд, оценив справку из вендиспансера, из которой следует, что Е. не состоял у них на учете, сделал определенные выводы.

Вместе с тем суд не дал надлежащей оценки справке из вендиспансера, где указано, что с 16 июня 1998 года В. состояла на учете в вендиспансере с диагнозом сифилис скрытый ранний.

Данное обстоятельство никак судом не было оценено в совокупности с показаниями свидетелей Л. и Р. о том, что со слов Е. они узнали о наличии у В. такого заболевания, как сифилис, которым она заразила оправданного, за что и была убита Е.

При обосновании оправдательного приговора суд необоснованно сослался на то обстоятельство, что государственный обвинитель отказался от обвинения в отношении Е. по факту кражи имущества В. после ее убийства: эти обвинения не связаны между собой.

Между тем суд не учел должным образом информацию, изложенную Е. в явке с повинной, о месте нахождения трупа.

Данная информация не противоречит тем обстоятельствам, которые зафиксированы в протоколе осмотра места происшествия.

В приговоре суд также не оценил должным образом и другие исследованные в суде доказательства, а именно: вещественное доказательство - молоток, - хранившийся в кладовой потерпевшей (о молотке, как орудии убийства, поведали свидетели со слов оправданного Е.), а также заключение судебно-медицинской экспертизы, где указаны причиненные В. повреждения.

Эти данные суд не оценил в совокупности с показаниями свидетелей, которые рассказали об обстоятельствах убийства потерпевшей.

Напротив, в приговоре суд не делает оценки исследованных доказательств, а дает свои умозаключения, не основанные на доказательствах.

В ходе нового судебного рассмотрения необходимо устранить указанные выше нарушения, учесть остальные доводы кассационного представления и принять по делу законное и обоснованное решение.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Кемеровского областного суда от 13 мая 2005 года в отношении Е. в части осуждения по ст. 105 ч. 1 УК РФ оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Этот же приговор в части оправдания Е. по ст. 105 ч. 1 УК РФ (по эпизоду убийства В.) отменить и дело в этой части направить на новое судебное разбирательство в тот же суд, но в ином составе суда.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 ноября 2005 г. N 81-005-69


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.