Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 декабря 2005 г. N 80-005-34 Указание на рецидив подлежит исключению из приговора, так как при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за преступления, осуждение за которые признавалось условным, если условное осуждение не отменялось и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 декабря 2005 г. N 80-005-34


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 13 декабря 2005 года кассационные жалобы адвокатов П., В., представление государственного обвинителя С. на приговор Ульяновского областного суда от 25 октября 2005 года, которым:

Б., 15 февраля 1988 года рождения, уроженец и житель г. Димитровграда Ульяновской области, образование 8 классов, работавший разнорабочим в ООО "Талион", ранее судимый 06.05.2004 Димитровградским городским судом по п.п. "а, в" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ на срок 2 года 6 месяца,

осужден по ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ - к 5 годам лишения свободы; по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ - к 5 годам 6 мес. лишения свободы, по п.п. "д, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к 7 годам лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к 9 годам лишения свободы. В соответствии со ст. 74 ч. 5 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 06.05.2004 и окончательно назначено в соответствии со ст. 70 УК РФ наказание в виде 9 лет 6 мес. лишения свободы с отбыванием в воспитательной колонии.

Ф., 6 декабря 1985 года рождения, уроженец с. Юхмачи Алькеевского района республики Татарстан, образование 9 классов, холост, работавший литейщиком в ООО "Талион", ранее судимый 05.05.2004 Димитровградским городским судом по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 1 году лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ на срок 1 год 6 месяцев, -

осужден по ч. 3 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 158 УК РФ - к 3 годам 6 мес. лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - 4 года 6 мес. лишения свободы.

В соответствии со ст. 74 ч. 5 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 05.05.2004 и на основании ст. 70 УК РФ окончательно назначено 5 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Г., 9 июня 1987 года рождения, уроженец и житель с. Дубравка Мелекесского района Ульяновской области, образование 7 классов, холост, не работающий, ранее не судимый

осужден по ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам 6 мес. лишения свободы; по ч. 3 ст. 158 УК РФ - к 3 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначено 4 года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

И., 20 февраля 1989 года рождения, уроженец р.п. Новая Майна Мелекесского района Ульяновской области, образование 8 классов, холост, житель г. Димитровграда, ранее не судимый

осужден по ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 158 УК РФ - к 3 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначено 3 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

Постановлено взыскать с Б. в пользу С. 70000 рублей в счет компенсации морального вреда.

По приговору суда Б., Ф., Г. и И. признаны виновными в том, что 19 февраля 2005 около 21 часа по предварительном у сговору незаконно проникли внутрь квартиры, дома N 39 по пр. Ленина г. Димитровграда, откуда тайно похитили принадлежащее П. и его сожительнице Б. имущество на общую сумму 6365 рублей, распорядившись впоследствии похищенным по своему усмотрению. Около 23 часов Б. и И. вновь проникли в квартиру П. с целью тайного хищения имущества, где будучи обнаруженным Б., выйдя за рамки договоренности, применил к П. насилие опасное для жизни и здоровья, причинив телесные повреждения, квалифицируемые как тяжкий и легкий вред здоровью. После чего Б. и И. завладели имуществом П. и Б.

20 февраля 2005 г. около 1 часа ночи Б., Ф. и Г., вновь вступив между собой в предварительный сговор на тайное хищение чужого имущества, незаконно проникли в указанную квартиру. Увидев пытающегося подняться с дивана потерпевшего, с целью завладения имуществом Б., Б. вооружился на месте происшествия ножом и, выходя за рамки достигнутой с остальными участниками совершаемого преступления договоренности, и желая довести свой умысел на убийство П. до конца, действуя с особой жестокостью, нанес ножом потерпевшему 17 ударов в расположение жизненно-важных органов - шею и грудную клетку, а также иные части тела, причинив обширную зияющую рану шеи с полным пересечением стенок внутренней и наружной яремных вен, общей сонной артерии справа и множество других повреждений, квалифицируемые как тяжкий вред здоровью, повлекшие смерть П. на месте происшествия. После чего Б., Ф. и Г., завладев телевизором марки "Голдстар" стоимостью 1200 рублей, принадлежащим Б., с места преступления скрылись.

Заслушав доклад судьи М., мнение прокурора С., полагавшей необходимым приговор суда изменить, исключить указание на отягчающее наказание обстоятельство рецидив преступлений у Ф., а в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

В кассационных жалобах:

адвокат П. в защиту интересов И. просит приговор суда изменить, переквалифицировать его действия на ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ и смягчить наказание, применив ст. 73 УК РФ. По мнению адвоката в действиях И. отсутствуют квалифицирующие признаки кражи "группа лиц по предварительному сговору, с проникновением в жилище". Назначенное наказание И. в виде лишения свободы является суровым. Смягчающими наказание обстоятельствами являются активное способствование раскрытию преступления, признание вины, раскаяние в содеянном, совершение преступления в несовершеннолетнем возрасте;

адвокат В. в защиту интересов Б. просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство. По мнению адвоката у Б. отсутствует квалифицирующий признак хищения - предварительный сговор, так как он никому не предлагал совершать хищения. Согласно показаниям Б. в квартиру он заходил не с целью хищения: первый раз заносили потерпевшего, находившегося без сознания, второй раз - проверить, чем занимается хозяин, в третий - проверить, мертв ли потерпевший. При таких обстоятельствах, по мнению адвоката, в действиях Б. отсутствует квалифицирующий признак проникновение в жилище. Телесные повреждения потерпевшему Б. наносил с целью лишения жизни, а не с целью завладения имуществом, а потому его следовало оправдать по ст. 162 УК РФ. Квалифицирующий признак убийства - особая жестокость не нашел своего подтверждения в суде. Назначенное наказание Б. является суровым. Также в жалобе оспаривается обоснованность взыскания компенсации морального вреда.

Государственный обвинитель в кассационном представлении, ссылаясь на нарушение судом ст. 307 УПК РФ, просит приговор в отношении Б., Ф., Г. и И. отменить, дело направить на новое судебное разбирательство.

Проверив материалы дела, доводы кассационных жалоб, представления, судебная коллегия считает, что выводы суда о виновности осужденных основаны на доказательствах, всесторонне и полно исследованных и получивших соответствующую оценку в приговоре, а именно: показаниях потерпевшей Б., свидетелей И., К., Н., Л., Б., Л., Н., С., И., Н., С., Я., осужденных, протоколе осмотра места происшествия, протоколами опознаний, заключениями судебно-медицинской, биологической экспертиз.

Доводы, содержащиеся в кассационных жалобах о том, что у осужденных отсутствовала договоренность на совершение хищений, а при вхождениях в квартиру не преследовали корыстную цель, являются несостоятельными и опровергаются материалами дела.

Так из показаний Б., данных им в ходе предварительного следствия и оглашенных в судебном заседании, следует, что при первой краже он предложил всем осужденным совершить хищение имущества П., по второму эпизоду хищения он предлагал И. вновь сходить в квартиру потерпевшего и похитить имущество. По третьему эпизоду предложение о совершении кражи исходило от Г. и Ф. (т. 1 л.д. 184-189, 193-195).

Показаниями И. подтверждается, что Б. предлагал И. вновь сходить в квартиру потерпевшего и похитить имущество (т. 1 л.д. 187).

Суд, проанализировав показания Б. и И., пришел к обоснованному выводу, что хищения совершены по предварительному сговору группой лиц и путем проникновения в жилище.

Нельзя согласиться с доводами жалобы адвоката В. о том, что в действиях Б. отсутствуют признаки разбойного нападения.

Как установлено судом в ходе тайных хищений, совершаемых Б. и И. во втором эпизоде и совершаемых Б. совместно с Ф. и Г. в третьем эпизоде, осужденный Б., выходил за рамки преступной договоренности и нападал на потерпевшего с целью завладения имуществом, применял насилие опасное для жизни и здоровья, имея умысел на лишение жизни, наносил ножом множественные удары в жизненно важные части тела потерпевшего.

Суд правильно квалифицировал действия Б. по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ как разбой, то есть нападение с целью завладения чужого имущества, совершенное с применением насилия опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в жилище и с применением предметов, используемых в качестве оружия, а также причинением тяжкого вреда здоровью.

Суд, обосновывая наличие квалифицирующего признака убийства "с особой жестокостью", правильно указал, что способ убийства, многочисленное количество ударов, в том числе ножом свидетельствуют о заведомости Б. в причинении потерпевшему особых страданий. Б. первоначально около 23 часов нанес 18 ударов ножом, а затем около 1 часа ночи нанес еще 17 ударов ножом.

Для изменения юридической квалификации действий Б. и И. по тем доводам, которые изложены в кассационных жалобах адвокатов, оснований нет.

Совершенные осужденными И., Ф. и Г. кражи, а также Б. разбойные нападения образуют реальную совокупность.

Действиям осужденных дана правильная юридическая оценка.

Наказания осужденным назначены в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, являются справедливыми и смягчению по мотивам жалоб не подлежат.

При назначении осужденным наказаний, суд учитывал характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности каждого виновного, все обстоятельства дела, влияние наказания на исправление осужденных. Суд принял в качестве смягчающих наказание обстоятельств в отношении Б., И. и Г. совершение преступления в несовершеннолетнем возрасте, а также у Б. активное способствование раскрытию преступления.

У И. имеется способствование раскрытию преступления, однако не активное, как это предусмотрено пунктом "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ.

Оснований для смягчения наказания осужденным судебная коллегия не усматривает.

Гражданский иск потерпевшей разрешен правильно, исходя из его требований и обстоятельств, установленных судом. С. были причинены нравственные страдания и мучения. Она утратила отца. Исковые требования удовлетворены частично с учетом материального и семейного положения виновного Б.

Ссылка в представлении на нарушение судом ст. 307 УПК РФ, является несостоятельной. В приговоре приведены обстоятельства совершенных преступлений, доказательства, подтверждающие виновность, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену приговора, судом не допущено.

Вместе с тем приговор подлежит изменению.

Постановляя приговор, суд учел как отягчающее наказание обстоятельство рецидив преступлений.

Данное отягчающее обстоятельство подлежит исключению из приговора, поскольку в соответствии с п. "в" ч. 4 ст. 18 УК РФ (в редакции Федерального закона "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации" от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ) при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за преступления, осуждение за которые признавалось условным, если условное осуждение не отменялось и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы.

Ф. осужденный 06.05.2004 года Димитровградским городским судом по п.п. "а, в" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ на срок 2 года 6 месяца

Данных о том, что условное осуждение отменялось и Ф. направлялся для отбывания наказания по приговору от 06.05.2004 года в места лишения свободы, в материалах уголовного дела нет.

Не смотря на исключение указания на отягчающее наказание обстоятельство из обвинения Ф., судебная коллегия полагает с учетом личности осужденного степени опасности совершенных им преступлений не смягчать ему наказания.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Ульяновского областного суда от 25 октября 2005 года в отношении Ф. изменить, исключить указание на отягчающее наказание обстоятельство рецидив преступлений.

В остальном приговор в отношении Ф., а также Б., Г., и И. оставить без изменения, а кассационные жалобы и представление - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 декабря 2005 г. N 80-005-34


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.