Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 октября 2005 г. N 73-005-21 Приговор не подлежит отмене или изменению, поскольку виновность осужденной в совершении убийства на почве личных неприязненных отношений и убийства с целью сокрытия другого преступления доказана материалами дела, свидетельскими показаниями

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 октября 2005 г. N 73-005-21


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 26 октября 2005 года кассационную жалобу осужденной Ц. на приговор Верховного суда Республики Бурятия от 11 февраля 2005 года, которым

Ц., 4 февраля 1987 года рождения, уроженка села Дырестуй Джидинского района Республики Бурятия, несудимая,

осуждена по ст. 105 ч. 1 УК РФ с применением ст. 88 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ - к 8 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 9 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Б., объяснения осужденной Ц., просившей об отмене приговора, выступление прокурора Ф., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

согласно приговору Ц. осуждена за убийство Б. на почве личных неприязненных отношений и убийство Ц. с целью сокрытия убийства Б., которые имели место быть 5 июня 2004 года в г. Улан-Удэ при указанных в приговоре обстоятельствах.

В кассационной жалобе осужденная Ц., считая, что ей назначили несправедливое наказание, просит смягчить наказание.

В обоснование своей просьбы она сослалась на то, что она признала вину, в содеянном раскаялась, показала место, где был обнаружен нож - орудие убийства, преступления совершила в несовершеннолетнем возрасте.

Кроме того, она указала, что суд при решении данного вопроса не учел условия ее жизни и воспитания, данные о ее личности, противоправное поведение потерпевшей Б., данные стационарной судебно-психиатрической экспертизы.

В дополнительных кассационных жалобах осужденная Ц. просит отменить приговор и направить дело, как она указывает, на "дополнительное следствие".

Она также полагает, что ей назначили слишком суровое наказание.

В жалобах она указала, что;

- убийств она не совершала, все это сделал Я., который, воспользовавшись ее несовершеннолетним возрастом и отсутствием у нее судимости, уговорил ее, чтобы она "взяла на себя вину за оба убийства";

- первый раз ее допросили без адвоката и законного представителя;

- судебное разбирательство вопреки ее требованиям прошло в отсутствие Я., в присутствии которого она хотела рассказать всю правду;

- вещи, которые она выдала органам предварительного следствия, представив, что она в них находилась в день убийств, а на самом деле она была в них 19 мая 2004 года, когда у нее с Б. и Ц. произошла драка (убийства совершены 5 июня 2004 года).

Кроме того, в жалобах она изложила обстоятельства, которые, по ее мнению, имели место быть 19 мая и 5 июня 2004 года. Осужденная указала, что при проверке показаний на месте следователь и сотрудники милиции проинструктировали ее о том, что она должна говорить.

В возражения на кассационные жалобы государственный обвинитель М., не соглашаясь с доводами кассационных жалоб, просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, а также возражений на них, судебная коллегия считает необходимым отказать осужденной Ц. в удовлетворении просьб ввиду несостоятельности доводов, изложенных в кассационных жалобах.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и подтверждаются исследованными в суде доказательствами, анализ которых приведен в приговоре.

В соответствии с требованиями ч. 1 ст. 88 УПК РФ суд оценил каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные по делу доказательства в совокупности - достаточности для постановления в отношении Ц. обвинительного приговора.

В ходе предварительного следствия и в суде Ц. признала вину.

В суде она, воспользовавшись ст. 51 Конституции РФ, отказалась давать показания по обстоятельствам, связанным с убийствами, пояснив при этом, что она подтверждает показания, данные ею в ходе предварительного следствия.

В ходе предварительного следствия и в суде она не заявляла о том, что убийства Б. и Ц. совершил Я.

Об этом она не писала и в своей первоначальной кассационной жалобе и стала об этом говорить лишь в дополнительных кассационных жалобах.

В ходе предварительного следствия при ее допросе и других следственных действиях не усматривается нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора.

В ходе ее допроса присутствовали адвокат и законный представитель.

Ни в ходе предварительного следствия, ни в суде Ц. никогда не заявляла о применении к ней в ходе предварительного следствия недозволенных методов ведения следствия. Она знакомилась с своими показаниями и удостоверяла их правильность.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает несостоятельными утверждения осужденной о применении к ней недозволенных методов ведения следствия.

В ходе предварительного следствия (т. 1 л.д.л.д. 208, 209, 231) Ц. подтвердила, что она убила Б. из-за личных неприязненных отношений и Ц., чтобы последний не рассказал о том, как она убила Б.

Ц. подробно рассказала об обстоятельствах совершения убийств. Виновность Ц. и, одновременно, достоверность ее показаний подтверждаются другими исследованными в суде доказательствами, которые приведены в приговоре. Ее показания о том, что она убила Б. в колодце, подтверждаются протоколом осмотра места происшествия, из которого следует, что труп Б. был обнаружен в колодце ТЭЦ.

В колодце на полу, на различных предметах, на кирпичах, обломках палок обнаружена, как это следует из заключения судебно-биологической экспертизы, кровь, происхождение которой не исключается от Б. (т. 1 л.д. 108).

Эти данные подтверждают показания Ц., что она била Б. головой о края металлического колодца, от чего ее солнцезащитные очки слетели и разбились (т. 1 л.д. 209).

При осмотре колодца вместе с трупом были обнаружены солнцезащитные очки с отсутствующей правой линзой (т. 1 л.д. 21).

Рассказывая об обстоятельствах убийства Б., Ц. поведала о том, чем, куда и сколько раз она наносила удары, указав при этом, что она укусила потерпевшую за уши, что подтверждается выводами судебно-медицинских экспертиз (т. 1 л.д.л.д. 59 и 72).

Согласно заключению судебно-биологической экспертизы (т. 1 л.д.л.д. 103-108) на изъятой у Ц. одежде обнаружена кровь, происхождение которой не исключается от Ц.

Из заключения судмедэксперта N 1472 следует, что обнаруженные на трупе Ц. рвано-ушибленные раны носа и левой ушной раковины, о чем в ходе предварительного следствия рассказывала Ц., причинены незадолго до смерти.

Аналогичные выводы эксперт сделал в отношении ампутации правой ушной раковины на трупе Б. При таких обстоятельствах судебная коллегия считает несостоятельным утверждение осужденной в жалобе, что указанные повреждения она причинила потерпевшим 19 мая 2004 года.

Свидетели К. и З. подтвердили, что причинение указанных выше повреждений характерно для Ц.

Исследованные в суде доказательства в их совокупности опровергают утверждение осужденной, что убийства совершил Я.

Доказательства, на которые в приговоре суд сослался в обоснование вины Ц., являются допустимыми.

Правильно установив фактические обстоятельства уголовного дела, суд первой инстанции дал верную юридическую оценку действиям Ц.

Из протокола судебного заседания усматривается, что при выяснении председательствующим о наличии у сторон дополнений к судебному следствию Ц. не настаивала на допросе в суде Я. Суд принимал меры по обеспечению явки в суд свидетеля Я., но это нельзя было сделать из-за невозможности установить место нахождения данного свидетеля.

Назначенное Ц. наказание является обоснованным и справедливым.

При решении данного вопроса суд в полной мере учел общие начала назначения наказания, указанные в ст. 60 УК РФ, в том числе и те обстоятельства, на которые в жалобе ссылается осужденная Ц.

Судебная коллегия не усматривает оснований для отмены либо изменения приговора.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Верховного суда Республики Бурятия от 11 февраля 2005 года в отношении Ц. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 октября 2005 г. N 73-005-21


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение