Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2005 г. N 66-О05-88 Оснований для изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в разбойном нападении на потерпевшую и в убийстве последней, сопряженном с разбоем, подтверждается совокупностью доказательств по делу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2005 г. N 66-О05-88


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 06.12.2005 кассационные жалобы осужденных К. и З. на приговор Иркутского областного суда от 26.04.2005, по которому

К., родившаяся 06.09.1976 в пос. Большой Луг Шелеховского района Иркутской области, образование среднее, в браке не состоящая, не работавшая, проживавшая в г. Шелехов Иркутской области, 4-ый микрорайон, 34-66, судимая 28.07.2003 по ст. 107 ч. 1 УК РФ к 1 году 7 мес. 28 дням лишения свободы, освобождена 28.07.2003 из зала суда по отбытии срока наказания, -

осуждена по ст.ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 13 годам лишения свободы, а по ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на срок 14 лет с отбыванием в исправительной колонии общего режима;

З., родившаяся 19.03.1979 в с. Баклаши Шелеховского района Иркутской области, проживавшая там же, ул. Юбилейная, дом 32, образование неполное среднее, в браке не состоящая, не работавшая, не судимая, -

осуждена по ст.ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 9 годам лишения свободы, по ст.ст. 33 ч. 5 - 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 11 годам лишения свободы, а по ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на срок 12 лет с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Приговором решена также судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи З., выступление осужденной К., изложившей с использованием системы видеоконференцсвязи свою позицию в поддержку доводов кассационных жалоб об отмене приговора с направлением дела на новое рассмотрение, возражения прокурора Генеральной прокуратуры РФ Ф., полагавшего приговор оставить без изменения как законный и обоснованный, судебная коллегия установила:

согласно приговора, К. и З. совершили разбойное нападение на Б., К. при пособничестве З. совершила сопряженное с разбоем убийство Б.

Преступления были совершены ночью 13.04.2004 в киоске "Юлия", расположенном в 18-м квартале г. Шелехов Иркутской области, при обстоятельствах, указанных в приговоре.

Осужденная К. в кассационных жалобах выражает несогласие с приговором, поскольку выводы суда построены на противоречивых доказательствах.

В основу ее обвинения положены первичные показания З., а также оглашенные судом показания С., Г. и В., которые на месте преступления не были.

Считает показания З. противоречивыми и недостоверными. Следователь эти показания не проверял, хотя З. склонна ко лжи. Указывает на противоречия в показаниях З. об орудиях убийства и сумме похищенных денег.

В суде З. отказалась от своих первичных показаний и призналась в убийстве и ограблении Б., что подтверждается показаниями свидетелей о том, что Б. могла впустить знакомую ей З. в киоск, заключениями экспертиз о наличии крови убитой на куртке З., а на ноже и ножницах - пота З. З. точно описала преступные действия и обстановку, а она - нет, поскольку знала об этом лишь со слов З. В. подтвердил, что именно З. возвращалась за ножом.

С. страдает психическим заболеванием. Его знакомый Г., с которым он мог договориться выгораживать З., "сквозь сон" слышал признание К. в убийстве. В., по его показаниям, сожительствовал с З. и поэтому дал ей, К., отрицательную характеристику. З. в суде показала, что В. давал показания со слов сотрудников милиции и за это им давали свидание.

Осужденная указывает, что явка с повинной получена от нее с нарушением закона, следствие относилось к ней предвзято, ее ходатайства отклонялись, дело закрыто без нее.

Брюки З. были изъяты спустя много времени после ее задержания, куртку изъяли с нарушением требований закона, по показаниям свидетелей и подсудимых шарф З. был выброшен в мусорный контейнер, но при обыске в ее квартире обнаружен оперативниками.

На экспертизу были изъяты не те брюки, в которых она была в тот день, в тоже время не исключает, что могла испачкаться в крови, когда взяла пакет З., возвращавшейся из киоска.

На ее дубленке следы крови не обнаружены.

Не отрицает происхождение крови на своей перчатке от Б., обращая внимание на то, что экспертизой эта кровь не определена как происшедшая от потерпевшей.

Показания З. о том, что она, К., давила на нее в СИЗО были даны еще до того, как они встретились первый раз после ареста, а версия следствия, что она лидер, опровергается заключением экспертизы.

Истребованные следствием характеристики необъективны.

Показания О. безосновательно отвергнуты судом как ложные.

Выражает сомнения в правильности квалификации ее действий.

Признает, что скрыла З. и не сообщила о совершенном ей преступлении и использовала деньги, зная каким путем они получены, просит отменить приговор с направление дела на новое судебное рассмотрение, квалифицировать ее действия по ст. 175 УК РФ.

Осужденная З. в кассационной жалобе считает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Просит отменить приговор и назначить новое судебное разбирательство.

Утверждает, что на следствии оговорила К. под моральным давлением следствия и желая частично уйти от ответственности. Шла к Б. отдать долг, произошел конфликт, который перерос в убийство, после чего пришла мысль взять деньги и товар.

Просит переквалифицировать ст.ст. 33 ч. 5 - 105 ч. 2 п. "з" на ст. 105 ч. 1 УК РФ, а разбой на кражу.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда в отношении обоих осужденных законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности осужденных в совершении указанных в приговоре преступлений подтверждаются совокупностью исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательств, в том числе протоколом осмотра места происшествия и трупа Б., заключением экспертизы о наступлении ее смерти от механической асфиксии в результате сдавления органов шеи петлей с обнаружением, кроме того, колото-резаного ранения шеи с повреждением яремной вены.

Суд первой инстанции обоснованно положил в основу выводов по делу показания З. на предварительном следствии, в которых она утверждала, что направляясь к Б. в киоск взяла по просьбе К. нож, по пути они договорились об ограблении киоска, а К. сказала, что Б. придется убить, и первой напала на нее - свалила на пол и стала душить различными предметами, потом взяв у нее нож, нанесла удар, затем снова душила шнуром от обогревателя. В это время сама З. взяла из кассы деньги, собирала в пакеты товар, передала К. нож.

Все исследованные судом показания З. на следствии не содержат существенных противоречий, ставящих под сомнение их достоверность. Это обстоятельство правильно оценено судом как свидетельствующее об их правдивости наряду с тем, что эти показания подтверждаются показаниями свидетеля Г., оглашенными в судебном заседании с согласия сторон (т. 3 л.д. 222). Г., в частности, показал, что ночью К. и З. принесли в квартиру С. пакеты и женскую сумку, замывали свою одежду от крови, К. рассказала, что она ударила продавца киоска ножом и задушила с целью наживы.

Доводы кассационной жалобы о том, что Г. мог договориться с С. о даче ложных показаний, предположительны и не основаны на материалах дела.

Обнаружение на перчатке К. следов крови также соответствует показаниям З. об обстоятельствах убийства К. Б. То обстоятельство, что К. дает иные объяснения о происхождении этой крови не может поставить под сомнение оценку исследованных судом доказательств, данную в их совокупности.

Кроме того, факт обнаружения на рукоятке ножа и ручках ножниц пота, который мог произойти от З. и Б., не может свидетельствовать о непричастности К. к убийству, а подтверждает данные З. на следствии показания о том, что в момент совершения преступления она подавала нож и ножницы К., которая была в перчатках.

Таким образом, опровергнуты утверждения осужденных о ложности показаний З., данных в ходе предварительного расследования.

Судебная коллегия считает обоснованным сделанный судом вывод о наличии совокупности доказательств, достаточных для достоверного вывода о совершении К. и З. разбоя группой лиц по предварительному сговору с применением предметов, используемых в качестве оружия и с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей и в соучастии убийства, сопряженного с разбоем.

При таких обстоятельствах квалификация действий К. по ст.ст. 162 ч. 4 п. "в", 105 ч. 2 п. "з" УК РФ и З. по ст.ст. 162 ч. 4 п. "в", 33 ч. 5 - 105 ч. 2 п. "з" УК РФ является правильной.

Сумма денег и стоимость имущества, похищенного из палатки, установлена на основе оценки совокупности доказательств, касающихся этого обстоятельства, в том числе показаний владельца киоска А., справки об ущербе, показаний свидетеля М., подвозившего К. и З. после совершения преступления, о том, что у К. было с собой около 7 тысяч рублей.

Ссылка К. на показания допрошенных по делу лиц, пояснивших, что Б. не пускала в киоск незнакомых лиц, не ставит под сомнение вывод суда об обстоятельствах проникновения осужденных в киоск Б., поскольку из показаний З. видно, что К. и потерпевшая были знакомы до случившегося.

Приведенные К. в кассационной жалобе утверждения о том, что ее показания на следствии были получены с нарушением закона и не соответствуют действительности, не могут повлиять на законность вынесенного по делу приговора, поскольку судом эти показания расценены как надуманные и не положены в основу обвинительных выводов суда.

Показания С. хотя и были исследованы в судебном заседании, однако, в приговоре они не приведены и не включены судом в совокупность подтверждающих вину осужденных доказательств, а потому соответствующие доводы кассационных жалоб, касающиеся этих показаний, не могут являться основанием для отмены приговора.

Отсутствуют в деле и указанные в жалобах нарушения уголовно-процессуального закона, которые, по мнению осужденных, могут повлечь отмену приговора.

Доводы осужденной о необъективности следствия, отказе в проведении следственных действий не могут повлиять на законность и обоснованность приговора суда, который постановлен на представленных сторонами и исследованных в судебном заседании доказательствах. Все ходатайства сторон были рассмотрены судом с соблюдением предусмотренной законом процедуры и разрешены приведением убедительных мотивов принятых по ним решений.

Поданные осужденной К. замечания на протокол судебного заседания рассмотрены и отклонены.

При назначении наказания обоим осужденным суд учел общественную опасность содеянного и другие обстоятельства, влияющие, в силу требований закона, на решение этого вопроса, в том числе представленные сторонами характеризующие данные.

Назначенное наказание является справедливым, оснований для его смягчения судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Иркутского областного суда от 26.04.2005 в отношении К. и З. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2005 г. N 66-О05-88


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение