Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 ноября 2005 г. N 66-О05-72 Оснований для изменения приговора нет, поскольку виновность осужденного в убийстве потерпевших, сопряженном с разбоем, и в разбойном нападении с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших и в незаконных действиях с огнестрельным оружием доказана материалами дела

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 ноября 2005 г. N 66-О05-72


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 1 ноября 2005 года дело по кассационной жалобе осужденного М. на приговор Иркутского областного суда от 11 февраля 2005 года, которым

М., родившийся 26 февраля 1962 года в с. Рязаново Мелекесского района Ульяновской области, со средним образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы,

по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 9 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. "а, з" УК РФ к 14 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 16 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Г., выступление М., и адвоката А., поддержавших доводы кассационной жалобы и просивших изменить приговор, переквалифицировав действия осужденного на статью закона, предусматривающую уголовную ответственность за убийство при превышении пределов необходимой обороны, возражения прокурора Ф., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия, установила:

М. осужден за убийство М. 1989 года рождения и М. 1965 года рождения, сопряженное с разбоем, и за разбойное нападение с целью завладения чужим имуществом, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших, и за незаконные действия с огнестрельным оружием.

Преступления совершены летом 2003 года (приобретение огнестрельного оружия) и 27 ноября 2003 года (ношение огнестрельного оружия и убийство потерпевших) в г. Бодайбо Иркутской области при указанных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании М. свою вину в совершении незаконных действий с огнестрельным оружием признал полностью, в убийстве потерпевших - частично. Не отрицая, что их смерть наступила от его действий, пояснил, что преступление совершил, защищаясь от их нападения.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней М. утверждает, что стал жертвой трагического стечения обстоятельств, происшедших 27 ноября 2003 года. Не отрицая причинения смерти матери и сыну М., он заявляет, что сделал это вынужденно, защищая свою жизнь и здоровье.

Показания на предварительном следствии он просит не принимать во внимание, поскольку они были даны под физическим воздействием со стороны работников милиции, кроме того, они не подтверждаются другими доказательствами и противоречат фактическим обстоятельствам дела.

С учетом его доводов просит переквалифицировать его действия на статью закона, предусматривающую ответственность за убийство потерпевших, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, назначив наказание в пределах санкции данной статьи.

Ознакомившись с кассационной жалобой, потерпевшая М. и адвокат К., представлявшая ее интересы, считают, что вина осужденного в совершении преступления доказана, его действия квалифицированы правильно, просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия оснований к их удовлетворению не усматривает.

Как видно из материалов дела, мотив и обстоятельства совершения преступления органами следствия установлены из показаний осужденного, данных в период расследования дела.

Признавая свою вину в убийстве потерпевших и рассказывая об обстоятельствах его совершения, М. пояснял, что преступление совершил из-за денег, которыми намеревался завладеть в результате убийства, и подробно рассказал об обстоятельствах убийства каждого.

Кроме того, он рассказал, какими вещами и ценностями завладел после убийства, и как ими распорядился.

Наряду с этим он пояснил, что после убийства потерпевших он причинил себе ранение ноги для того, чтобы "отвести" от себя подозрение в совершении данного преступления.

Его показания судом признаны достоверными, поскольку получены с соблюдением уголовно-процессуального закона, кроме того, они подтверждаются другими материалами дела.

Потерпевшая М. пояснила, что М. - ее родная сестра. Сестра занималась коммерцией, имела свой мебельный магазин, в декабре 2003 года она собиралась ехать в Республику Беларусь за мебелью.

Показания М. подтверждают пояснения М. о мотиве совершения преступления, поскольку убийство было совершено накануне поездки потерпевшей за мебелью, что предполагало наличие у нее крупной суммы денег.

Труп М. с признаками насильственной смерти был обнаружен в спальной комнате квартиры, где он проживал с матерью.

Согласно выводам судебно-медицинского эксперта его смерть наступила от механической асфиксии, развившейся вследствие сдавливания органов шеи петлей.

Данные, зафиксированные в указанных процессуальных документах, подтверждают показания М., как о месте сокрытия трупа потерпевшего, так и механизме образования у него телесных повреждений и причине смерти.

В указанном осужденным месте были обнаружены вещи и драгоценности, которыми он завладел в результате разбойного нападения.

Так, видеокамера и два комплекта женских серег была изъята у сожительницы М. - С.

Свидетель С. пояснил, что 29 ноября 2003 года в слесарном помещении подвала встретил М., который на вырванном из книги листке написал записку и попросил его отнести пакет с запиской С., что он и сделал.

Свидетель С. подтвердила, что пакет, в котором была записка, а также видеокамера и серьги, ей принес С.

Свидетель Р. опознал видеокамеру и серьги, как принадлежавшие его жене.

Из показаний свидетеля С. установлено, что в ноябре-декабре 2003 года М. приносил ему то меховые унты, то мужскую дубленку, то женскую шубу из меха норки, и просил все это продать.

Указанные вещи в период следствия были изъяты у С., предъявлены для опознания М., которая опознала их, как принадлежавшие ее сестре - М.

М. подтвердил, что эти вещи у потерпевшей забрал он.

Согласно показаниям М., потерпевшую он убил, нанеся несколько ударов рукояткой револьвера по голове, а затем труп сжег в кочегарке.

В указанном им месте револьвер был обнаружен и изъят.

При судебно-биологическом исследовании установлено, что на его рукоятке имеется кровь человека, происхождение которой от потерпевшей не исключается.

Согласно выводам судебно-баллистической экспертизы револьвер, изъятый у М., является огнестрельным оружием.

Из топки печи и с насыпи золоотвала котельной базы артели старателей "Сибирь", где, по показаниям М., он сжег труп М., изъяты образцы продуктов горения.

Из заключения судебной экспертизы установлено, что в представленных на исследование образцах продуктов горения имеются признаки сожжения субъекта биологического происхождения.

Выводы данного заключения подтверждают показаниям осужденного о том, что труп потерпевшей он сжег в топке котельной.

При осмотре подвального помещения, где, по показаниям М., он скрывался от следствия, обнаружены и изъяты книга, фрагмент марли с помарками бурого цвета, связка ключей.

Связка ключей предъявлена М. для опознания, опознана ею, как принадлежащая сестре - М.

М. подтвердил, что эти ключи он взял из квартиры потерпевших.

Впоследствии он изменил свои показания, и стал утверждать, что убийство совершил, защищая свою жизнь и здоровье от нападения на него матери с сыном. Показания на предварительном следствии, в которых признавал свою вину в убийстве потерпевших при разбойном нападении, давал под "давлением" со стороны следователя.

Эти заявления судом тщательно проверены, признаны несостоятельными.

Мотивы принятого решения приведены в приговоре.

Ставить под сомнение принятое судом решение оснований судебная коллегия не усматривает.

Исследованные в судебном заседании и приведенные в приговоре доказательства позволили судебной коллегии согласиться с выводом суда, что смерть обоим потерпевшим причинил М., имея при этом цель завладения их имуществом.

Соглашаясь с этим выводом суда первой инстанции, судебная коллегия находит правильной и квалификацию действий осужденного.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по материалам дела не установлено.

Вопрос о психическом состоянии М. в судебном заседании исследовался.

Данных о наличии у него психического заболевания или временного расстройства психической деятельности не установлено.

Давать отчет своим действиям и руководить ими мог.

Наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности осужденного и смягчающих обстоятельств. Оснований к его смягчению судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия, определила:

приговор Иркутского областного суда от 11 февраля 2005 года в отношении М. оставить без изменения, а его кассационную жалобу - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 ноября 2005 г. N 66-О05-72


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.