Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 декабря 2005 г. N 59-005-15 Суд, изменяя приговор, указал на то, что совершение осужденным преступления в результате психического принуждения и противоправное поведение потерпевшего по организации убийства его брата, явившееся поводом для убийства потерпевшего, и отсутствие отягчающих наказание осужденного обстоятельств, признаются исключительными обстоятельствами, смягчающими наказание

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 29 декабря 2005 г. N 59-005-15


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего <...>

судей Коннова В.С. и <...>

рассмотрела в судебном заседании от 29 декабря 2005 г. кассационные жалобы осужденных Арсабиева Р.Л.,Саутиева А.М., Гарашова С.М. и адвокатов Тимофеева Н.И., Случанко В.А., Теркина В.Е., Ерофеева Г.А., Гагарова Н.Н. на приговор Амурского областного суда от 8 июля 2005 г. которым

Арсабиев Руслан Лечиевич, родившийся 16 января 1966 г. в с. Комсомольское Республики Чечня, с неоконченным высшим образованием, ранее не судимый;

осужден по ч. 1 ст. 222 УК РФ - к двум годам лишения свободы без штрафа; по ч. 1 ст. 105 УК РФ - к тринадцати годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к четырнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Саутиев Амир Магомедович, родившийся 27 августа 1977 г. в п. Карабулак Сунженского района Чечено-Ингушской АССР, со средним специальным образованием, не работавший, ранее не судимый; осужден по ч. 5 ст. 33 и ч. 1 ст. 105 УК РФ к восьми годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Гарашов Салех Мамед Оглы, родившийся 15 октября 1949 г. в с. Шатырлы Бардинского района Республики Азербайджан, со средним образованием, ранее не судимый; - осужден по ч. 5 ст. 33 и ч. 1 ст. 105 УК РФ к шести годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Признаны виновными и осуждены:

Арсабиев Р.Л. - за незаконное приобретение в феврале-марте 2003 г., хранение и ношение по 5 апреля 2003 г. огнестрельного оружия - пистолета и боеприпасов - не менее 8 патронов калибра 9 мм;

- за убийство Мустафаева Я.А., 1965 г. рождения, совершенное 5 апреля 2003 г. на почве личных неприязненных отношений;

Саутиев А.М. и Гарашов С.М. - за пособничество Арсабиеву Р.Л. в убийстве Мустафаева Я.А.

Преступления совершены ими в г. Благовещенске Амурской области при обстоятельствах, установленных приговором.

Заслушав доклад судьи <...>, объяснения адвоката Ерофеева Г.А., поддержавшего свою жалобу по изложенным в ней доводам; мнение прокурора Филимонова А.И., полагавшего необходимым приговор в отношении Арсабиева Р.Л., Саутиева А.М. и Гарашова С.М. оставить без изменения, судебная коллегия установила:

В кассационных жалобах:

- осужденный Арсабиев Р.Л. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство, ссылаясь на незаконность, необоснованность и несправедливость приговора, на несоответствие выводов, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам; на неправильную оценку доказательств; на необъективность предварительного следствия и судебного разбирательства. Не отрицая своей вины по ч. 1 ст. 222 УК РФ и не отрицая, что он застрелил Мустафаева, Арсабиев утверждает, что он защищался, поскольку Мустафаев первым выстрелил в него;

- адвокат Тимофеев Н.И. в защиту интересов осужденного Арсабиева Р.Л. также просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство, ссылаясь на те же доводы, что и осужденный Арсабиев в своей жалобе, и, кроме того, полагает назначенное Арсабиеву наказание чрезмерно строгим;

- осужденный Саутиев А.М., не высказывая конкретных просьб, указывает на то, что он не знал о намерении Арсабиева совершить убийство Мустафаева. Считает, что доказательства по делу оценены неверно;

- адвокат Случанко В.А. в защиту интересов осужденного Саутиева А.М. просит отменить приговор и прекратить дело, ссылаясь на те же доводы, что и осужденный Саутиев в своей жалобе и, кроме того полагает недоказанной вину Саутиева;

- осужденный Гарашов С.М. просит смягчить назначенное ему наказание до несвязанного с лишением свободы, считая его чрезмерно строгим;

- адвокат Ерофеев Г.А. в дополнениях к жалобе осужденного Гарашова просит отменить приговор и прекратить дело за непричастностью Гарашова к преступлению, ссылаясь на недоказанность его причастности к преступлению, на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам; на наличие в действиях Гарашова крайней необходимости и психического принуждения, исключающих преступность деяния, и на неправильную оценку его показаний в ходе предварительного следствия;

- адвокат Гагаров Н.Н. в защиту интересов осужденного Гарашова С.М. также просит смягчить назначенное наказание до несвязанного с лишением свободы, но в то же время считает, что наличие состава преступления в деянии Гарашова не доказано;

- адвокат Теркин В.Е. в защиту интересов осужденного Гарашова С.М. просит смягчить назначенное Гарашову наказание до несвязанного с лишением свободы, считая его чрезмерно строгим.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор в отношении Арсабиева, Саутиева и Гарашова подлежащим изменению по следующим основаниям:

Виновность Арсабиева, Саутиева и Гарашова в содеянном ими подтверждается совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании, приведенных в приговоре, а виновность Арсабиева в незаконных действиях с огнестрельным оружием и боеприпасами - и не оспаривается в жалобах.

Квалификация действий Арсабиева по ч. 1 ст. 222 УК РФ по указанным в приговоре признакам является правильной.

Виновность Арсабиева в причинении смерти Мусафаеву в жалобах не оспаривается.

Судом проверялись доводы о применении незаконных методов расследования к Арсабиеву и Саутиеву, эти доводы не подтвердились и правильно отвергнуты.

Как следует из материалов дела, Арсабиев и Саутиев показания в ходе предварительного следствия давали с их согласия, по их желанию, их допросы проводились с участием адвокатов и никаких заявлений о применении незаконных методов расследования при их допросах, как это видно из протоколов, не поступало.

Сам Саутиев при его допросе 2 июня 2004 г. заявлял, что он добровольно дает показания об обстоятельствах убийства (т. 3 л.д. 12).

Свидетели Кузьминых М.Н., следователь, и Нумасов А.Н., сотрудник милиции, поясняли в судебном заседании о том, что к Саутиеву и Арсабиеву незаконных методов расследования не применялось.

Отказ обвиняемого Арсабиева давать показания при его допросе 5 мая 2005 г., изменение Саутиевым своих показаний не соответствуют доводам о применении к ним незаконных методов расследования.

Ссылка в жалобе осужденного Саутиева на длительность его нахождения в ИВС и на отказ суда в истребовании данных из ИВС о том, когда, кто и в какое время его вызывал в период с 31 мая 2004 г. по 6 июня 2005 г., не влияет на правильность выводов суда.

Как следует из материалов дела, Саутиевым были даны показания о совершении других (кроме тех, за которые осуждены по данному делу) преступлений и о коррупционных связях с Арсабиевым сотрудников милиции и в связи с этим, в том числе - по другим делам, с Саутиевым проводились оперативные мероприятия и его допросы. При таких данных истребование из ИВС предлагаемых данных само по себе не могло ни подтвердить, ни опровергнуть применение незаконных методов расследования (то есть, что сотрудники милиции - конкретные - применяли к Саутиеву незаконные методы и что применение таких методов ими имело целью понуждение Саутиева к даче определенных показаний). В связи с дачей Саутиевым показаний о совершении иных преступлений и о коррупционных связях сотрудников милиции и с учетом заявлений самого Саутиева, в которых он просил не переводить его в следственный изолятор, в том числе - в целях обеспечения безопасности Саутиева, он содержался в ИВС (т. 6 л.д. 63-80). При этом содержание Саутиева в ИВС не влияет на законность и обоснованность приговора, поскольку время содержания в ИВС засчитано ему в срок назначенного наказания.

Отказ суда в вызове и допросе в качестве нового свидетеля Арсабиева Л.Л., брата осужденного Арсабиева Р.Л., не свидетельствует о нарушении закона и не влияет на законность и обоснованность приговора. Как брат Арсабиев Л.Л. мог не давать показаний против подсудимого Арсабиева Р.Л. Кроме того, Арсабиев Л.Л., как видно из протоколов, других материалов дела, не содержался в одной камере с Арсабиевым Р.Л. и не присутствовал при его допросах. Из материалов дела также следовало, что Арсабиев Л.Л. содержался под стражей по другому уголовному делу, содержанием под стражей он числился за органами предварительного следствия, а не за судом, и без разрешения органов предварительного следствия (а такого разрешения в материалах дела не имеется) суд был не вправе этапировать его в судебное заседание.

При таких данных суд правильно не признал достоверными доводы о применении к Саутиеву и Арсабиеву незаконных методов расследования.

Как пояснял Арсабиев Р.Л. в ходе предварительного следствия, он узнал, что заказчиком убийства Гарашова А. являлся Мустафаев и сообщил об этом Гарашову С.М., между собой они говорили об убийстве Мустафаева и он (Арсабиев) решил убить Мустафаева. Он знал, что кафе "Шеки" принадлежит Мустафаеву и попросил Вику (Гилюк В.В.) и Олесю (Богатыреву О.В.) пойти в это кафе, посидеть там, дал им деньги и показал фотографию Мустафаева, и попросил их позвонить ему, когда Мустафаев появится в кафе. Те ходили в кафе два раза, после чего Олеся (Богатырева О.В.) сообщила ему, что человек, которого он показывал на фотографии (Мустафаев), заходил один раз в кафе, поговорил и ушел. Он понял, что Мустафаев редко приходит в кафе.

Затем Гарашов С.М. сообщил ему, что Мустафаев будет играть в карты в частном доме по ул. Мухина-Амурская. Он (Арсабиев) намеревался застрелить Мустафаева, когда тот после игры пойдет домой. Он (Арсабиев) ожидал Мустафаева, а его (Арсабиева) ожидал в "Тойоте-Чайзер" Саутиев. Он долго ожидал Мустафаева, но тот не появлялся. Тогда он позвонил Гарашову, а тот, придя к нему, сообщил, что, видимо, в этот раз убить Мустафаева не получится, так как тот до утра уходить не намерен. Он (Арсабиев) порезал колеса на машинах Мустафаева и Рахмана, после чего Саутиев отвез его в квартиру Борисовой на ул. Пушкина, 15. На следующий день Гарашов сообщил, что Рахман (Бахшалиев) вновь будет играть в карты с Мустафаевым и играть с ним будет недолго.

Вечером 5 апреля 2003 г. он, надев на себя камуфляжный костюм, вязаную шапочку и имея при себе пистолет с глушителем, недалеко от дома по ул. Мухина-Амурская ожидал появления Мустафаева. Туда его привез и ожидал Саутиев на "Тойоте-Чайзер". Вышедший Гарашов подтвердил, что Мустафаев играет в карты. После этого его (Арсабиева) отвезли во двор дома, где жил Мустафаев, он (Арсабиев) попросил Саутиева дождаться выхода Мустафаева и сообщить, когда тот будет отъезжать от дома по ул. Мухина-Амурская. В дальнейшем ему позвонил Саутиев и сообщил, что Мустафаев вышел и поехал на машине домой. Он (Арсабиев) ожидал приезда Мустафаева. Когда Мустафаев вышел из машины и пошел к своему подъезду, стал подходить к двери, он побежал к нему и на бегу стал в него стрелять. Мустафаев стал кричать, побежал в сторону, но наткнулся на балкон, а он (Арсабиев) продолжал в него стрелять. Когда у него закончились патроны, во двор въехал какой-то автомобиль, осветил его и он опустил шапочку на глаза и стал убегать. Пистолет он засунул в "бугор земли или песка", на ходу снял с себя камуфлированные куртку и брюки.

Суд дал надлежащую оценку приведенным показаниям Арсабиева и правильно оценил изменение им показаний в судебном заседании.

Свидетель Богатырева О.В. поясняла в судебном заседании, что в конце февраля - начале марта 2003 г. Арсабиев попросил ее и Гилюк последить за "Яшей" - владельцем кафе "Шеки", дал им фотографию, на которой был изображен этот человек, и денег. Они должны были выяснить, как часто "Яша" бывает в кафе, когда туда обычно приходит, с кем, когда уходит. Они несколько раз вечерами ездили в кафе, куда их возил Саутиев. На второй день посещения ими кафе, этот "Яша" пришел в кафе около 22-23 часов, поговорил с барменом и ушел. Они об этом сообщили Арсабиеву.

Свидетель Гилюк В.В. дала аналогичные показания, кроме того, поясняла в судебном заседании, что за два дня до убийства Мустафаева Арсабиев принес ей два пистолета, один из которых - с глушителем, и патроны, и просил ее спрятать их. Проживала она в доме 15 по ул. Пушкина. Она их спрятала. В вечер перед убийством Мустафаева Арсабиев пришел к ней и забрал пистолет с глушителем и патроны. После убийства Мустафаева Арсабиев приехал к ним в квартиру, был взволнован и сообщил, что он убил "Яшу", он все-таки его убил. Она поняла, что он убил человека, за которым она и Богатырева следили в кафе "Шеки". Он рассказал, что долгое время выслеживал "Яшу", ожидал его около его дома, находился он в камуфляжном костюме. Он выждал, когда Мустафаев подошел к своему подъезду и пошел к нему. Мустафаев у двери подъезда стал звонить своей жене, а увидев его, стал дергать дверь и кричать. Он (Арсабиев), надев на лицо маску, подбежал к "Яше" и расстрелял в него всю обойму. После этого он стал убегать, по дороге выбросил пистолет и снял с себя камуфляжный костюм.

Аналогичные показания свидетель Гилюк давала и при ее допросе 14 апреля 2005 года. Как поясняла свидетель Гилюк в судебном заседании, при первоначальном ее допросе 3 июня 2004 года она не давала показаний об оружии и рассказе Арсабиева об убийстве Мустафаева, опасаясь расправы со стороны Арсабиева, а затем, узнав об его аресте, дала полные и правдивые показания.

С учетом данного заявления свидетеля Гилюк, соответствия ее показаний в судебном заседании другим доказательствам, суд дал правильную оценку ее показаниям в судебном заседании. Оснований у Гилюк к оговору Арсабиева из материалов дела не усматривается.

Свидетель Бахшалиев Р.И. пояснял, что с Мустафаевым он играл в карты либо в кафе Мустафаева, либо в частном доме по ул. Амурская, 297. Гарашов знал, когда они играют в карты в доме по ул. Амурская, 297, так как этот дом принадлежал Гарашову и они перед игрой просили у него ключи. В апреле 2003 года возле дома по ул. Амурская, 297, Арсабиев порезал покрышки на его машине и машине Мустафаева. 5 апреля 2003 года перед убийством Мустафаева он играл в карты с Мустафаевым и другими лицами, в том числе - племянником Гарашова, в доме по ул. Амурская, 297, и Мустафаев уехал оттуда около 23 часов.

Как следует из показаний свидетелей Докучаевых Т.А. и В.А., при постановке машины на стоянку около дома 68/2 по ул. Калинина фарами был освещен бегущий вдоль подъездов дома 68/4 мужчину в камуфляжном костюме с маской на лице в виде вязаной черной шапочки с вырезами для глаз, В правой руке этого мужчины был пистолет, похожий на "ПМ", с глушителем. Когда убегавший мужчина скрылся за гаражами, они подошли к подъезду N 3 дома 68/4, где увидели лежавшего на асфальте под балконом мужчину.

Свидетель Рафальский К.С. также пояснял, что проходя около сгоревшего сарая в районе гаражей, он увидел убегавшего мужчину, который был в камуфляже, с черной вязаной шапочкой на голове. Было темно и он ничего не заметил в его руках, но услышал щелчок, похожий на постановку пистолета на предохранитель. (У него самого есть пневматический пистолет и ему знаком такой щелчок).

Как поясняла свидетель Лазарева О.П. в судебном заседании, в апреле 2003 года Арсабиев рассказал ей, что он убил Мустафаева. Как она поняла с его слов, убил он его из-за мести за убийство Гарашова А., которое организовал Мустафаев. Как ей сообщил Арсабиев, он у подъезда дома Мустафаева ожидал его до 24-х часов, а когда тот появился - он застрелил его, пистолет разобрал и разбросал в стороны, а после убийства его забрал человек. Впоследствии Саутиев говорил ей, что именно он (Саутиев) увозил Арсабиева после убийства Мустафаева.

Показания свидетеля Лазаревой соответствуют другим доказательствам и правильно оценены судом, оснований для оговора ею Арсабиева из материалов дела не усматривается.

Свидетель Карауш В.П. пояснял в судебном заседании, что до убийства Мустафаева он дважды ездил с Арсабиевым на базу Гарашова. Арсабиев разговаривал с Гарашовым на улице, а сев в машину, заявил, что он не понимает этих азербайджанцев, которые не могут решиться отомстить за брата. Когда приезжали во второй раз, то Арсабиев сообщил, что он спрашивал у Гарашова, нужен ему лишь заказчик убийства его брата либо и исполнитель. Арсабиев сказал Гарашову, что заказчиком является Мустафаев. Как он понял, Арсабиев сообщил Гарашову С.М., кто в действительности организовал убийство его брата Гарашова А., и сделал так, чтобы Гарашов С.М. захотел отомстить за убийство брата.

Весной 2003 года Арсабиев рассказал ему, что он убил Мустафаева (Яшу - владельца кафе "Шеки"), который являлся одним из заказчиков убийства Гарашова А. Как говорил Арсабиев, он замучился ходить за Мустафаевым, выслеживать его и убил он его во дворе дома Мустафаева, стрелял из пистолета с глушителем, а Мустафаев "дико визжал", привозил его к месту убийства Саутиев.

Свидетель Егоров В.В. пояснял в ходе предварительного следствия, что Саутиев сообщал ему, что Мустафаева убили они вдвоем: Арсабиев и он, он (Саутиев) привозил Арсабиева, а Арсабиев убивал Мустафаева. Это убийство, по словам Саутиева, организовал Гарашов С.М. за то, что Мустафаев организовал убийство его брата - Гарашова А. Он (Саутиев) возил сестер Оксаны - сожительницы Арсабиева (Лазаревой О.П.) Вику и Олесю (Гилюк В.В. и Богатыреву О.В.) в кафе "Шеки". Сначала они хотели убить Мустафаева у дома Гарашова в районе пересечения улиц Амурская - Мухина, но Гарашов просил их не убивать возле дома.

Изменению показаний свидетелем Егоровым суд дал надлежащую оценку.

Саутиев в ходе предварительного следствия пояснял, что в конце марта - начале апреля 2003 года он по просьбе Арсабиева возил сестер сожительницы Арсабиева - Вику и Олесю - в кафе "Шеки" и забирал их оттуда. Возил он их туда дважды. Он понял, что они ездили туда по указанию Арсабиева и следили за хозяином кафе "Шеки", азербайджанцем, по русски которого называли "Яша" (Мустафаевым). Примерно через неделю после этого Арсабиев дал ему указание ехать на базу по ул. Мухина, принадлежавшую Салеху (Гарашову С.М.), и проследить, где "Яша" (Мустафаев) ставит машину. На этой базе "Яша" и другие мужчины играли в карты. Когда после игры "Яша" поехал, он на машине поехал за ним и затем сообщил Арсабиеву, что "Яша" машину оставил возле своего дома.

На следующий день он спросил у Арсабиева, зачем тот заставляет его следить за "Яшей", и тот сообщил, что "Яшу" нужно убить. Он понял, что Арсабиев не шутит, и попросил его не втягивать в это дело, на что Арсабиев заявил, что он сам знает, куда его втягивать.

Примерно через два дня он заезжал за Арсабиевым к дому 15 по ул. Пушкина и они поехали следить за "Яшей" в район улиц Мухина - Амурская. Арсабиев сообщил, что они должны дождаться выхода "Яши" из дома, обогнать его, поехать к его дому и там он (Арсабиев) убьет его ("Яшу"). Как он понял со слов Арсабиева, "Яша" в этом доме играл в карты. "Яша" долго не выходил из дома и Арсабиев, не выдержав, стал звонить "Салеху". Минут через 10 к ним подошел Салех (Гарашов). Арсабиев заявил ему, что он устал ожидать "Яшу" и следить за ним и он прямо здесь убьет "Яшу", во дворе. Салех уговаривал Арсабиева не убивать "Яшу" во дворе этого дома, говорил, что убить его надо в другом месте. Арсабиев согласился с ним. Минут через 10 Салех позвонил уже ему (Саутиеву) и просил его уговорить Арсабиева не убивать "Яшу" во дворе дома 297 по ул. Амурской. Он передал Саутиеву эту просьбу. Арсабиев разозлился, пошел к стоявшим машинам и ножом порезал покрышки.

Дня через два он повез Арсабиева на рынок, где тот купил "камуфляж" и черную вязаную шапочку. Он понял, что эти вещи Арсабиев купил для использования при убийстве "Яши", и вновь попросил Арсабиева не вмешивать его в убийство. Арсабиев заявил ему, что он поедет. Вечером того же дня он отвез Арсабиева к дому 297 по ул. Амурская, где стояла машина "Яши". Примерно через час он с Арсабиевым поехали к ул. Комсомольская. По дороге, в переулке, Арсабиев надел на костюм "камуфляж". От ул. Комсомольская Арсабиев пошел к дому "Яши", а ему сказал, чтобы он ехал к дому 297 по ул. Амурская и ожидал там выхода "Яши". Примерно через час "Яша" вышел из дома и поехал на машине, о чем он тут же позвонил Арсабиеву. Минут через 5 ему позвонил Арсабиев и спросил, долго ли он будет ждать, надо было ему (Саутиеву) проехать за "Яшей" и здесь разговор резко прервался. Минут через 5 Арсабиев перезвонил ему и сказал, чтобы он подъехал к назначенному месту. Как он понял по разговору, Арсабиев звонил ему на бегу. Арсабиев снял и выбросил камуфляж и он повез его домой. Ему Арсабиев сообщил, что он его застрелил, что тот убегал к дверям, но он сделал это. Впоследствии в разговоре с Егоровым он (Саутиев) рассказал, что возил Арсабиева в день убийства "Яши".

Аналогичные показания Саутиев давал и при проверке его показаний на месте в присутствии понятых и других лиц.

В собственноручно написанном Саутиевым заявлении, именуемом "чистосердечным признанием", он указывал, что весной 2003 года Арсабиев предложил ему участвовать в убийстве хозяина "Шеки" Яши по заказу Салиха. Он (Саутиев) следил за Яшей и сообщал обо всем Арсабиеву. В день убийства он привез Арсабиева с оружием, в камуфляже в район, где живет Яша. После того, что "сделал Арсабиев", он забрал его на своей машине. В машине Арсабиев рассказал, что он застрелил Яшу у его дома.

С учетом показаний свидетеля Нумасова о том, что Саутиев добровольно и самостоятельно, без чьей-либо диктовки, писал это заявление; дачи Саутиевым последующих показаний при отсутствии незаконных методов расследования при участии в его допросах адвоката, ссылка на то, что Саутиев указанное заявление писал по требованию и под диктовку Нумасова, является несостоятельной, не подтверждается доказательствами и противоречит им.

Гарашов С.М. в ходе предварительного следствия пояснял, что Арсабиев говорил ему, что через знакомых он мог бы поинтересоваться, кто убил Гарашова А., и помочь найти их, поскольку милиция их все равно не найдет. Примерно через полмесяца Арсабиев сообщил, что он все узнал и что есть люди, которые за деньги убьют ("уберут") заказчика. В последующем Арсабиев сообщил, что заказал убийство Гарашова А. Мустафаев и стал уговаривать его отомстить Мустафаеву. Он (Гарашов С.М.) сказал, что подумает. Через неделю Арсабиев заявил, что он уже переговорил с человеком, который готов убить Мустафаева, и либо он (Гарашов) заплатит за убийство Мустафаева, либо убьют его (Гарашова), что платить надо около 25-30 тысяч долларов.

В дальнейшем Арсабиев приехал к нему с Саутиевым и сказал, что он не может выследить, куда ходит Мустафаев. Он (Гарашов) сообщил Арсабиеву, что Мустафаев часто играет в карты у них на базе. Они договорились, что Рахман пригласит Мустафаева поиграть в карты на ул. Амурскую, 297, после чего позвонит и сообщил об этом. После этого Арсабиев звонил ему и он (Гарашов) сообщал, когда Мустафаев приходит играть в карты Арсабиев и Саутиев приезжали к дому 297 по ул. Амурской и следили за Мустафаевым.

Около 1 часа ночи в марте - апреле 2003 года Арсабиев звонил ему и говорил, чтобы он подошел к д. 297 по ул. Амурской, и он ходил туда. Вышедший из машины Арсабиев говорил, долго ли они еще будут играть в карты, он ответил, что не знает. Тогда Арсабиев заявил, что он порезал покрышки машин игроков, они не смогут уехать и когда выйдут, он их всех перестреляет. Он (Гарашов) говорил Арсабиеву, что не надо убивать здесь. Через некоторое время он перезвонил Саутиеву и просил его уговорить Арсабиева не убивать Мустафаева около дома 297 по ул. Амурской.

5 апреля 2003 года ему сообщил Рахман, что скоро Мустафаев придет играть в карты в дом 297 по ул. Амурской, а затем Мустафаев пришел. Около 22 часов ему позвонил Арсабиев и спросил, играет ли Мустафаев в карты. Он ему ответил. Он понимал, что эти сведения Арсабиеву нужны для того, чтобы убить Мустафаева. На следующий день он узнал, что Мустафаев убит.

Распечаткой звонков подтверждается, что с 22 час. 46 мин. 5 апреля 2003 года до 00 час. 17 мин. 6 апреля 2003 года на телефон Саутиева поступали звонки с телефона Арсабиева, а на телефон Арсабиева поступали звонки с телефона Саутиева.

Изменению показаний подсудимыми Арсабиевым, Саутиевым и Гарашовым суд дал правильную оценку.

Приведенные доказательства подтверждают правильность установления судом мотива убийства Арсабиевым Мустафаева, способствование Саутиевым и Гарашовым Арсабиеву в убийстве Мустафаева и опровергают доводы Арсабиева о том, что в него стрелял Мустафаев и он (Арсабиев) стрелял в Мустафаева, защищаясь от него, а также доводы Саутиева о том, что он не знал о намерении Арсабиева совершить убийство Мустафаева.

Из акта судебно-медицинской экспертизы следует, что смерть Мустафаева наступила от кровоизлияния в желудочки головного мозга, возникшего в результате огнестрельных пулевых ранений головы. Смертельные пулевые ранения, имевшиеся у Мустафаева, могли образоваться не менее, чем от шести выстрелов пулевыми зарядами. На теле трупа Мустафаева имелись огнестрельные пулевые ранения:

сквозное - головы с входной раной в левой височной области, которое образовалось при положении Мустафаева левой половиной туловища к нападавшему при направлении раневого канала несколько сверху вниз, слева направо;

слепое - головы с входной раной в лобной области слева, которое образовалось при положении Мустафаева лицом к нападавшему при направлении раневого канала сверху вниз и слева направо;

сквозное - правой щечной области при положении стрелявшего сзади справа по отношению к Мустафаеву при направлении раневого канала сверху вниз и справа налево;

слепое - грудной клетки с входной раной на правой боковой поверхности грудной клетки при положении нападавшего справа по отношению к Мустафаеву с направлением раневого канала снизу вверх и справа налево;

слепое - живота с входной раной на левой боковой поверхности живота при положении нападавшего слева по отношению к Мустафаеву с направлением раневого канала несколько сверху - вниз и слева направо;

касательное - мягких тканей верхней трети правого бедра и правой паховой области (пять ран); слепое - живота с входной раной на передней брюшной стенке справа, образовавшееся при положении стрелявшего спереди над потерпевшим с направлением раневого канала снизу вверх, слева направо - сквозное мягких тканей левого предплечья, образовавшееся при выстреле с близкой дистанции при положении стрелявшего слева по отношению к Мустафаеву.

Количество пулевых ранений, производство выстрелов с различной дистанции (от дальней до близкой), в различные части тела при различном положении Мустафаева по отношении к стрелявшему (лицом к нему, левой половиной тела, справа, сзади справа), в том числе производство выстрела с ранением передней брюшной стенки справа в положении над Мустафаевым, - соответствует приведенным показаниям Арсабиева о том, что Мустафаев пытался убежать от него, а он бежал к нему и стрелял в него и опровергает доводы Арсабиева о том, что при производстве каждого из этих выстрелов на него было нападение Мустафаева, а он защищался.

Объективно доводы Арсабиева о том, что Мустафаев стрелял в него из пистолета, опровергаются:

- протоколом осмотра места происшествия, из которого следует, что ни в руке трупа Мустафаева, ни около него, ни вообще на месте происшествия пистолета не было;

- заключением судебно-баллистической экспертизы, из которого следует, что все шесть стреляных гильз, обнаруженных на месте происшествия, имеет одинаковую серию "38" 1965 г. выпуска, и пули, изъятые при осмотре места происшествия, и из трупа Мустафаева - выстреляны из одного экземпляра оружия.

Ссылка в жалобе осужденного Арсабиева на то, что согласно показаний свидетеля Ведьмедь В.В. он (Арсабиев) приносил ему для чистки в начале мая 2003 г. неисправное газовое оружие, не влияет на выводы суда, поскольку убийство было совершено 5 апреля 2003 г., после чего, как видно из материалов дела, Арсабиев от орудия убийства избавился (выбросил пистолет), а согласно показаний свидетеля Ведьмедь В.В. с декабря 2002 г. ему Арсабиев передавал для чистки, обработки, переделки различные пистолеты, в том числе - и с нарезами в стволе (т. 3 л.д. 253-259).

Суд правильно оценил как недостоверные показания нового свидетеля Арсабиевой А.С., жены осужденного Арсабиева, с учетом ее права не свидетельствовать против мужа и несоответствия их другим доказательствам.

Ссылка на то, что в приговоре не приведены показания нового свидетеля Чагарбиева Р.И., не влияет на законность и обоснованность приговора, поскольку он очевидцем происшедшего, как видно из материалов дела, не являлся. Он пояснял, что "если честно, он не знает, просил или не просил" Гарашов совершить преступление Арсабиева. Достоверная у него информация только та, что Мустафаев был убит Арсабиевым, а нюансы убийства, обстоятельства его, мотив убийства ему неизвестны. При таких данных показания свидетеля Чагарбиева какого-либо доказательственного значения, влияющего на правильность выводов суда, не имеют.

Ссылка на то, что Чагарбиев отрицал, что он говорил Корчинскому А.А., что убийство Мустафаева совершил Арсабиев, не свидетельствует о недостоверности показаний свидетеля Корчинского. Как следует из показаний свидетеля Чагарбиева, у него имеется неприязнь к Корчинскому, он пояснял, что Корчинский был его соучастником в убийстве Гарашова А., а в итоге вышло, что он (Корчинский) - святой, а он (Чагарбиев) - сидит в СИЗО.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Арсабиева, Саутиева и Гарашова в содеянном ими и верно квалифицировал их действия: Арсабиева - по ч. 1 ст. 105 УК РФ; Саутиева и Гарашова - по ч. 5 ст. 33 и ч. 1 ст. 105 УК РФ - по указанным в приговоре признакам.

Ссылка на то, что суд отказал в допросе в качестве нового свидетеля Новика С.П., который мог пояснить, что Арсабиев занимался целевыми чеками, ему должны были деньги за эти чеки и у них были рабочие отношения (т. 6 л.д. 60 протокола судебного заседания), не влияет на законность и обоснованность приговора, поскольку эти обстоятельства в предмет доказывания по делу об убийстве не входят, а о том, что Арсабиев занимался, наряду с другим, и целевыми чеками суду было известно и без допроса Новика из имеющихся материалов дела. Из заявленного подсудимым Арсабиевым ходатайства следует, что Новик не был осведомлен о мотиве убийства Арсабиевым Мустафаева.

Мотив убийства Арсабиевым Мустафаева судом установлен верно, в соответствии с имеющимися доказательствами.

Как пояснял Гарашов в ходе предварительного следствия, Арсабиев заявлял, что либо он (Гарашов) заплатит за убийство Мустафаева, либо убьют его (Гарашова) т. 3 л.д. 41. Затем Гарашов показания в этой части изменил и стал пояснять, что Арсабиев предупреждал его, чтобы он "не проболтался", что Арсабиев знает, кто убил его брата Афлатура, а если он "проболтается", то тот (Арсабиев) убьет его и детей его брата. Он (Гарашов) никаких планов убийства Мустафаева с Арсабиевым не обсуждал (т. 3 л.д. 259).

В судебном заседании подсудимый Гарашов пояснял, что у него с Арсабиевым никакого разговора по поводу убийства Мустафаева не было и тот не говорил, что готов убить Мустафаева.

При таких данных, с учетом противоречивости показаний Гарашова, суд обоснованно пришел к выводу, что предлагая Гарашову отомстить за смерть брата и убить Мустафаева, Арсабиев при этом угрожал расправой Гарашову.

Из материалов дела следует, что угроза расправой была словесной и никаких мер по реализации высказанной Гарашову угрозы Арсабиев не предпринимал. Таким образом, непосредственной реальной опасности жизни Гарашова не имелось. Возникновению и устранению такой опасности для своей жизни Гарашов мог избежать путем подачи соответствующего заявления в правоохранительные органы, чего им сделано не было.

При таких данных в действиях Гарашова не имелось необходимых признаков крайней необходимости. Кроме того, согласно Конституции РФ жизнь каждого человека охраняется в равной степени, в связи с чем жизнь Гарашова не являлась большей ценностью, чем жизнь Мустафаева.

Согласно ст. 40 УК РФ причинение вреда охраняемым законом интересам не является преступлением в случае применения физического принуждения к лицу, которое вследствие этого не могло руководить своими действиями. По данному делу установлено, что Арсабиев физического насилия к Гарашову не применял, а с учетом осмысленным, целенаправленных действий Гарашова, поддержания им адекватного речевого контакта, отсутствия у него бреда, галлюцинаций - Гарашов руководить своими действиями мог, являлся вменяемым.

Применение психического принуждения к лицу, сохранившему возможность руководить своими действиями, при отсутствии необходимых признаков крайней необходимости в соответствии с ч. 2 ст. 40 УК РФ не освобождает такое лицо от уголовной ответственности.

Из справки заведующей отделением и лечащего врача городской клинической больницы (т. 3 л.д. 38) видно, что исход заболевания Гарашова - стабилизация и он по состоянию здоровья мог находиться в ИВС. При таких данных состояние здоровья не препятствовало допросу Гарашова и не свидетельствовало, что по состоянию здоровья Гарашов не мог давать правдивых показаний.

Как следует из приговора, при назначении Арсабиеву, Саутиеву и Гарашову наказания суд учитывал общественную опасность преступлений, личность виновных и смягчающие наказание Арсабиева и Гарашова обстоятельства.

Личность Гарашова, к данным о которой относятся его возраст, семейное положение, совершение преступления, относящегося к категории особо тяжкого, впервые (указанные обстоятельства не установлены ч. 1 ст. 61 УК РФ в качестве смягчающих наказание), учтена при назначении ему наказания.

Положительные характеристики Гарашова, состояние его здоровья, его инвалидность второй группы и совершение преступления в результате психического принуждения - учтены при назначении Гарашову наказания.

Приговором установлено, что Арсабиев сообщил Гарашову С.М. о том, что Мустафаев является организатором убийства, его брата - Гарашова А.М., и предложил ему отомстить за смерть брата, убив Мустафаева. С целью подготовки и облечения совершения убийства Мустафаева Арсабиев привлек Саутиева.

Постановлением следователя от 30 декабря 2004 г. установлено, что в июне-июле 2002 г. Мустафаев, не сумев полностью и во время рассчитаться со своим кредитором Гарашовым А.М., которому он должен был около 55.000 долларов США, чтобы не возвращать оставшуюся часть долга и проценты, потребованные Гарашовым с него за несвоевременное возвращение долга, решил убить его. В дальнейшем в ходе состоявшегося с Чагарбиевым разговора Мустафаев предложил ему за материальное вознаграждение совершить убийство Гарашова А.М., на что Чагарбиев согласился. Мустафаев передал через Арапиева Гарашову заряженный пистолет. 4 августа 2002 г. Чагарбиев путем производства из пистолета не менее 8 выстрелов в Гарашова, убил его. В действиях Мустафаева установлены признаки состава преступления, предусмотренного п. 3 ст. 33 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - организация убийства по найму. Уголовное дело в отношении Мустафаева прекращено в связи с его смертью на основании п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (т. 3 л.д. 213).

Из этих данных следует, что противоправное поведение Мустафаева по организации убийства Гарашова А.М. явилось поводом для его убийства. Однако данное обстоятельство без приведения каких-либо мотивов не признано смягчающим наказание Арсабиева, Гарашова, Саутиева.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает необходимым признать противоправное поведение Мустафаева по организации убийства Гарашова А.М., явившееся поводом для его убийства, обстоятельствам, смягчающим наказание Арсабиева, Гарашова и Саутиева и с учетом этого обстоятельства, необоснованно не учитывавшегося судом при назначении наказания, - смягчить назначенное Арсабиеву и Саутиеву наказание.

Каких-либо исключительных обстоятельств, дающих основание для назначения Арсабиеву и Саутиеву наказания с применением ст. 64 УК РФ, не имеется.

Совокупность смягчающих наказание обстоятельств - противоправное поведение Мустафаева по организации убийства его брата Гарашова А.М., явившееся поводом для убийства Мустафаева, и совершение Гарашовым С.М. преступления в результате психического принуждения со стороны Арсабиева, отсутствие отягчающих его наказание обстоятельств, с учетом состояния его здоровья, инвалидности второй группы, положительных характеристик, совершения им преступления впервые, его возраста - судебная коллегия признает исключительными обстоятельствами и считает необходимым смягчить наказание Гарашову с применением ст. 64 УК РФ.

За исключением вносимых изменений, данное дело органами предварительного следствия - расследовано, а судом - рассмотрено объективно, выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом, и надлежащим образом обоснованны, мотивированны.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Амурского областного суда от 8 июля 2005 г. в отношении Арсабиева Руслана Лечиевича, Саутиева Амира Магомедовича и Гарашова Салеха Мамед Оглы изменить.

Признать противоправное поведение Мустафаева по организации убийства Гарашова А.М., явившееся поводом для убийства Мустафаева, обстоятельством, смягчающим наказание Арсабиева Р.Л. Саутиева А.М. и Гарашова С.М., и с учетом этого обстоятельства смягчить назначенное наказание:

Арсабиеву Р.Л. по ч. 1 ст. 105 УК РФ - до двенадцати лет лишения свободы;

Саутиеву А.М. - по ч. 5 ст. 33 и ч. 1 ст. 105 УК РФ - до шести лет лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105 и ч. 1 ст. 222 УК РФ, окончательное наказание назначить Арсабиеву Р.Л. путем частичного сложения наказаний в виде лишения свободы сроком на тринадцать лет.

Совокупность смягчающих наказание обстоятельств - совершение Гарашовым С.М. преступления в результате психического принуждения и противоправное поведение Мустафаева по организации убийства его брата Гарашова А.М., явившееся поводом для убийства Мустафаева, и отсутствие отягчающих наказание Гарашова С.М. обстоятельств, признать исключительными обстоятельствами и с применением ст. 64 УК РФ смягчить назначенное Гарашову С.М. по ч. 5 ст. 33 и ч. 1 ст. 105 УК РФ наказание до четырех лет лишения свободы.

В остальной части тот же приговор в отношении Арсабиева Р.Л., Саутиева А.М. и Гарашова С.М. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Арсабиева Р.Л., Саутиева А.М., Гарашова С.М. и адвокатов Тимофеева Н.И., Случанко В.А., Теркина В.Е., Ерофеева Г.А. и Гагарова Н.Н. - оставить без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 декабря 2005 г. N 59-005-15


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.