Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 8 февраля 2006 г. N 329п2005 Поскольку суд в нарушение положений закона использовал недопустимые доказательства, т.е. доказательства, полученные с нарушением процессуального закона, для подтверждения вины в покушении на убийство, дело подлежит передаче на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей со стадии судебного разбирательства

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 8 февраля 2006 г. N 329п2005


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного С. о пересмотре приговора Иркутского областного суда от 21 февраля 2003 года и кассационного определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2004 года.

По приговору Иркутского областного суда от 21 февраля 2003 года

С., 22 марта 1968 года рождения, уроженец с. Бычки Сараевского района Рязанской области, судимый 12 марта 1993 года по ст. 145 ч. 2 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, 5 июля 1994 года условное осуждение отменено и приговор в части лишения свободы приведен в исполнение, освобожден 3 мая 1999 года по отбытии наказания; 31 января 2002 года по ст. 222 ч. 4 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год, -

осужден по ст. 30 ч. 3 и ст. 105 ч. 2 п. "б" УК РФ на 13 лет лишения свободы.

На основании ст. 74 ч. 5 и ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично, в размере 6 месяцев лишения свободы, присоединено неотбытое наказание по приговору от 31 января 2002 года и окончательно по совокупности приговоров назначено 13 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Постановлено взыскать с С. в пользу Саянской городской центральной больницы в возмещение расходов на лечение потерпевшего Т. 6356 рублей 44 копейки.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2004 года приговор изменен, действия С. переквалифицированы с ч. 3 ст. 30 и п. "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК РФ, по которой назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 10 лет.

На основании ст. 70 УК РФ к этому наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 31 января 2002 года и окончательно по совокупности приговоров назначено 10 (десять) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Исключено из приговора указание о наличии в действиях С. особо опасного рецидива преступлений и рецидив преступлений признан опасным.

В остальном приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе осужденный С. просит справедливо разобраться в деле, считая постановленный приговор незаконным.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации М., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К., полагавшего надзорную жалобу удовлетворить, выступление осужденного С., поддержавшего надзорную жалобу, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

с учетом внесенных изменений С. осужден за покушение на убийство Т. на почве ссоры.

Преступление совершено 11 февраля 2002 года в г. Саянске Иркутской области при следующих обстоятельствах.

После освобождения от наказания С. стал проживать в г. Саянске. Летом 1999 года познакомился с Т.

11 февраля 2002 года, около 1 часа ночи, С. и Т. встретились на улице и С. пригласил Т. на квартиру своей знакомой З.

Во время распития спиртных напитков С. стало известно о том, что Т. ранее служил в охране исправительной колонии N 32 г. Зимы, и по этому поводу стал предъявлять ему (Т.) претензии. Между ними возникла ссора и С. ударом кулака по голове сбил Т. с ног и нанес ему несколько ударов по голове и телу.

С целью лишения Т. жизни С. вооружился ножом и нанес им удар в область грудной клетки, причинив проникающее ранение с повреждением диафрагмы и крупного кровеносного сосуда, повлекшее острую кровопотерю и геморрагический шок 2 степени, опасные для жизни, от которых Т. потерял сознание.

После этого С. из квартиры ушел. Спустя некоторое время, Т. пришел в сознание и сумел дойти до дома своих родителей, где ему была оказана неотложная медицинская помощь, а при доставлении в лечебное учреждение - хирургическая. Смерть потерпевшего не наступила по обстоятельствам, не зависящим от воли С.

В надзорной жалобе осужденный С. просит о пересмотре дела. При этом отрицает нанесение ножом удара потерпевшему, указывая, что З. не могла этого видеть. Ссылается на противоречивость показаний последней и на то, что она не допрошена в суде. Ее показания оглашены незаконно, поскольку ее могли доставить в судебное заседание, но не сделали этого. Допрошенная в суде свидетель С. утверждает, что З. являлась соучастницей преступления. Полагает, что суд необоснованно отклонил ходатайство о допросе С. и Ф., показания которых имеют, по его мнению, важное значение для правильного разрешения дела.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе, Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит приговор и кассационное определение подлежащими отмене с передачей дела на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Согласно ст. 381 УПК РФ, основаниями для изменения или отмены судебных решений являются такие нарушения УПК РФ, которые путем лишения или ограничения гарантированных прав участников судопроизводства, нарушения процедуры судопроизводства повлияли или могли повлиять на постановление законного приговора.

Как на одно из основных доказательств вины С. в содеянном суд сослался в приговоре на показания свидетеля З., пояснившей, что осужденный ударил ножом Т.

Причем эти показания, изобличавшие осужденного в содеянном, З. давала в ходе предварительного следствия.

В судебное заседание свидетель не явилась.

По ходатайству прокурора суд огласил ее показания, данные на следствии, и положил их в основу приговора.

Однако это решение суда не основано на требованиях закона.

Согласно п. 2 ч. 1 ст. 281 УПК РФ (в редакции 22 ноября 2001 года), оглашение показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данные при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, а также демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допросов, воспроизведение аудио-(или) видеозаписи, киносъемки допросов допускается с согласия сторон в случае неявки потерпевшего или свидетеля в судебное заседание.

Сторонами в соответствии с п. 45 ст. 5 УПК РФ признаются участники уголовного судопроизводства, выполняющие функции обвинения или защиты от обвинения.

С учетом этих требований закона для оглашения показаний в случаях, предусмотренных п. 2 ч. 1 ст. 281 УПК РФ, необходимо согласие обоих сторон.

При возражении одной из сторон оглашение показаний не допускается.

Как усматривается по настоящему делу, прокурор заявил ходатайство об оглашении показаний З., данных на следствии, в виду ее неявки в суд.

Против этого ходатайства возражали адвокат К. и подсудимый С.

При таких обстоятельствах суд не имел права в соответствии со ст. 281 УПК РФ оглашать объяснения З., полученные в период расследования.

Кроме того, по ходатайству прокурора суд принял решение об оглашении показаний свидетеля С., данных в период расследования, в виду существенных противоречий с ее объяснениями, данными в суде.

Против удовлетворения этого ходатайства возражал адвокат К.

Между тем суд и в этом случае в нарушение п. 1 ч. 1 ст. 281 УПК РФ принял решение об оглашении показаний С., полученных в период расследования, и положил их в основу приговора.

Таким образом, в нарушение положений указанного закона суд огласил показания С. и З., данные им на следствии, и использовал эти недопустимые в точки зрения ст. 75 УПК РФ доказательства для подтверждения вины С. в инкриминируемом деянии.

В кассационной жалобе адвокат К. приводил аналогичные доводы в части, касающейся оглашения показаний свидетеля З. с нарушением требований закона, указанных в ст. 281 УПК РФ.

Судебная коллегия признала доводы жалобы необоснованными, сославшись на то, что в деле имеются объективные данные, которые препятствовали явке свидетеля в судебное заседание.

Однако в законе, то есть в ч. 1 ст. 281 УПК РФ, прописана возможность оглашения показаний свидетеля или потерпевшего лишь с согласия сторон, а не оглашение их показаний в виду объективных обстоятельств, препятствующих явке в судебное заседание.

С учетом изложенного нарушение процедуры судопроизводства повлекло нарушение права С. на защиту.

Судебной коллегией также допущена и другая ошибка, связанная с неприменением закона, подлежащего применению.

Так, 31 января 2002 года С. осуждался по ч. 4 ст. 222 УК РФ за незаконное приобретение и хранение газового оружия к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком на 1 год.

В период этого срока С. совершил данное преступление, что послужило основанием к отмене условного осуждения и назначению наказания по совокупности приговоров.

8 декабря 2003 года внесены изменения в УК РФ и деяние, за которое С. ранее осуждался по ч. 4 ст. 222 УК РФ, было декриминализировано.

Этот закон действовал при рассмотрении дела в кассационном порядке 5 февраля 2004 года, что обязывало суд второй инстанции исключить из приговора указание о применении ст. 70 УК РФ, однако этого сделано не было, что повлияло на законность постановленного определения.

При таких обстоятельствах приговор и кассационное определение подлежат отмене с передачей дела на новое судебное рассмотрение, при котором надлежит устранить указанные нарушения закона.

Поскольку по обстоятельствам дела и тяжести преступления невозможно применение иной более мягкой меры пресечения, С. следует избрать заключение под стражу.

Руководствуясь п. 3 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорную жалобу С. удовлетворить частично.

2. Приговор Иркутского областного суда от 21 февраля 2003 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2004 года в отношении С. отменить и дело передать на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей со стадии судебного разбирательства.

Меру пресечения С. избрать - содержание под стражей.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 8 февраля 2006 г. N 329п2005


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.