Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 февраля 2006 г. N 49-005-83 Суд, смягчая наказание, принял во внимание то, что осужденный молод, ранее не привлекался к уголовной ответственности, характеризовался положительно, на предварительном следствии он указал место нахождения орудия преступления, чем способствовал раскрытию преступления

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 февраля 2006 г. N 49-005-83


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 15 февраля 2006 года дело по кассационным жалобам осужденного С. на приговор Верховного суда Республики Башкортостан от 7 апреля 2000 года, по которому

С., родившийся 1 мая 1980 года в с. Яковлевка Баймакского района Республики Башкортостан, несудимый,

осужден

по ст. 105 ч. 2 п.п. "д", "ж", "и" УК РФ на 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено решение об удовлетворении гражданских исков.

Этим же приговором осужден И., приговор в отношении которого вступил в законную силу.

Заслушав доклад судьи, объяснения осужденного С. по доводам его жалоб, заключение прокурора А. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия установила:

С. признан виновным в умышленном убийстве Г. из хулиганских побуждений, группой лиц - совместно с И., с особой жестокостью.

Преступление совершено в с. Яковлевка Баймакского района Республики Башкортостан 25 октября 1999 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный С. вину признал частично, не отрицая нанесения им и И. ударов потерпевшему.

В кассационных жалобах (основной и дополнительной) осужденный С., выражая несогласие с приговором, указывает на применение к нему насилия на следствии; на нарушение его права на защиту, выразившееся в том, что адвокат к нему допущен не был. Анализируя показания свидетелей, указывает на то, что они не уличают его, в то время как он сам на следствии оказал активную помощь в раскрытии преступления. Полагает, что при назначении ему наказания суд не учел его второстепенной роли в преступлении. Просит приговор отменить, а дело направить на доследование.

Во второй дополнительной жалобе С. указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; что некоторые фактические данные, приведенные в приговоре, не соответствуют содержанию тех же фактических данных, зафиксированных в протоколе судебного заседания. С. просит признать недопустимыми доказательствами протоколы его допросов после задержания и протокол проверки его показаний на месте, которые проводились без адвоката. Указывает на то, что в ходе предварительного следствия допускались существенные нарушения уголовно-процессуального закона, в частности, положений уголовно-процессуального закона, регламентирующих порядок собирания доказательств. Считает, что обвинительное заключение составлено с нарушением уголовно-процессуального закона и не утверждено прокурором. Ссылается на то, что органы следствия и суд односторонне исследовали обстоятельства дела, не учтя тех, которые могли повлиять на вывод суда о его причастности к убийству. Далее С. указывает о том, что по делу не проверено его алиби, и органы следствия не сочли нужным допросить свидетеля Г., хотя его показания могли иметь существенное значение для дела. С. также ставит вопрос о переквалификации его действий на ч. 3 ст. 111 УК РФ, ссылаясь на отсутствие у него умысла на лишение жизни потерпевшего.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению.

Вывод суда о виновности С. в убийстве Г. соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на доказательствах, анализ и оценка которым даны в приговоре.

Осужденный С. в судебном заседании подтвердил, что потерпевшего Г. он избивал совместно с И., нанося ему удары по различным частям тела руками и ногами, при этом каждый из них нанес потерпевшему не менее десяти ударов.

Показания С. об избиении им и И. потерпевшего Г. подтверждаются другими материалами дела, в частности:

результатами осмотра строящегося здания техникума, свидетельствующими об обнаружении трупа Г. со следами насильственной смерти;

данными осмотра места происшествия (л.д. 43-44) с участием С., в ходе которого последний указал место, где находился штакетник, которым наносились удары потерпевшему, а также осколки бутылки с запахом бензина;

показаниями свидетелей Н. и Х., которые видели, что потерпевшего Г. избивали два человека;

выводами судебно-медицинского эксперта о том, что у Г. обнаружены множественные переломы ребер, перелом тела грудины, закрытая травма живота с повреждением внутренних органов, причинившие тяжкий вред здоровью, многочисленные раны и кровоподтеки лица, туловища, верхних и нижних конечностей, а смерть его наступила от механической асфиксии в результате сдавления органов шеи твердым предметом (л.д. 65-71);

данными судебно-биологического исследования, согласно которым на штакетнике, бутылке из-под горючей жидкости и на куртке И. обнаружена кровь, происхождение которой не исключается от Г., а также и другими приведенными в приговоре доказательствами.

Утверждение С. о нарушении его права на защиту не соответствует материалам дела, поскольку, как следует из протокола его задержания в порядке ст. 122 УПК РСФСР, ему было разъяснено право прибегнуть к услугам адвоката, что им в тот же день и было сделано.

Впоследствии его защита осуществлялась двумя адвокатами, один из которых принимал участие при судебном разбирательстве дела.

Доводы С. о том, что на следствии он оговорил себя, являются неубедительными, поскольку его показания о преступлении, совершенном вместе с И., согласуются с остальными добытыми по делу доказательствами. Показания, в которых он рассказывал о своей и И. роли в убийстве потерпевшего, давались им в условиях, исключающих применение незаконных методов расследования.

Заявление осужденного С. о применении к нему незаконного воздействия со стороны работников следственных органов мотивированно отвергнуто в приговоре.

По тем же основаниям судебная коллегия находит несостоятельными соответствующие доводы кассационной жалобы осужденного С..

Обстоятельства дела органами следствия и судом исследованы всесторонне, полно и объективно.

Возможные версии, в том числе и алиби осужденного, проверены и получили оценку в приговоре.

По ходатайству защиты для проверки алиби С. в судебном заседании был допрошен свидетель Г. (л.д. 227).

Исследовав обстоятельства дела, дав имеющимся доказательствам в их совокупности надлежащую оценку, выяснив причины имеющихся противоречий, суд пришел к обоснованному выводу о виновности С. в инкриминированном ему преступлении.

Квалификация действий С. является правильной.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалобы Салахова о переквалификации его действий на ч. 3 ст. 111 УК РФ.

Конкретные обстоятельства дела, в частности, нанесение потерпевшему Г. множественных ударов руками, ногами и штакетником в область расположения жизненно важных органов потерпевшего, сдавливание органов шеи деревянной палкой, а также последующее поведение С., свидетельствуют о наличии у С. умысла на лишение жизни Г., при этом способ убийства и другие обстоятельства совершенного преступления свидетельствуют о том, что умыслом виновного охватывалось совершение убийства с особой жестокостью.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые повлияли или могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора, по делу не допущено.

В основу приговора положены только те доказательства, которые получены с соблюдением требований закона.

Обвинительное заключение составлено в соответствии с требованиями ст. 220 УПК РФ и утверждено прокурором.

Все свидетели, показания которых имеют существенное значение для дела, допрошены.

Что касается наказания, назначенного С., то судебная коллегия находит, что оно подлежит смягчению.

Как видно из материалов дела, С. молод, ранее не привлекался к уголовной ответственности, характеризовался положительно; на предварительном следствии он указал место нахождения орудия преступления, чем способствовал раскрытию преступления.

Эти данные дают основания для смягчения ему наказания.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ УПК РСФСР, судебная коллегия определила:

приговор Верховного суда Республики Башкортостан от 7 апреля 2000 года в отношении Салахова Рамиля Ринатовича изменить:

смягчить назначенное ему по ст. 105 ч. 2 п.п. "д", "ж", "и" УК РФ наказание до 13 (тринадцати) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор оставить без изменения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 февраля 2006 г. N 49-005-83


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.