Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 февраля 2006 г. N 64-005-28 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность каждого из осужденных в убийстве группой лиц по предварительному сговору, а также одной из осужденных - в покушении на убийство полностью подтверждена совокупностью доказательств по делу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 февраля 2006 г. N 64-005-28


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 15 февраля 2006 года кассационное представление государственного обвинителя К., кассационные жалобы осужденных С., К. на приговор Сахалинского областного суда от 13 сентября 2005 года, по которому

К., 12 июля 1978 года рождения, уроженка г. Южно-Сахалинска, не судимая,

Осуждена: по ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 105 УК РФ - к лишению свободы на срок 7 лет; по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к лишению свободы на срок 13 лет.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено наказание в виде 15 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Д., 28 января 1975 года рождения, уроженец с. Вал Ногликского района, Сахалинской области, проживающий без регистрации в г. Южно-Сахалинске, ул. Долинская д. 31 кв. 9 не судимый,

осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на срок 12 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

С., 6 июля 1965 года рождения, уроженец г. Долинска Сахалинской области, судимый 7 декабря 2004 года по ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 161 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года -

осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к лишению свободы на срок 13 лет.

В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение С. по приговору Южно-Сахалинского городского суда от 7 декабря 2004 года.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем полного присоединения не отбытого наказания по приговору Южно-Сахалинского городского суда от 7 декабря 2004 года окончательно С. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 16 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ <...> прокурора Генеральной прокуратуры Т., поддержавшую кассационное представление, судебная коллегия установила:

Согласно приговору суда признаны виновными:

К. в том, что покушалась на убийство, то есть умышленное причинение смерти Б., 1 ноября 1983 года рождения.

К., С., Д. в том, что совершили убийство, то есть умышленно причинили смерть К., 5 октября 1973 года рождения, группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены 2 мая 2005 года в г. Южно-Сахалинске при обстоятельствах, изложенных в приговоре. В судебном заседании подсудимые Д. и С. вину признали частично, К. - вину не признала.

В кассационном представлении поставлен вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

Государственный обвинитель ссылается на то, что суд, вопреки требованиям ст. 73 УПК РФ не установил время совершения преступления. Приводя в кассационном представлении анализ показаний осужденных, и показаний свидетеля Г. считает, что судом не дано оценки противоречиям относительно времени совершения преступления. Ссылается на то, что не все исследованные доказательства получили оценку в приговоре. В частности в приговоре не отражены протокол допроса К. в качестве обвиняемой и протокол проверки ее показаний при выходе на место происшествия, протокол задержания Д. в качестве подозреваемого и рапорт следователя об обнаружении трупа, считает, что не в полном объеме учтены в отношении К. требования ст. 60 УК РФ и суд необоснованно не признал смягчающим обстоятельством противоправное поведение К. в отношении сестры.

Осужденный С. в кассационной жалобе и дополнениях выражает несогласие с приговором, считая, что показания свидетеля Г. оглашены незаконно, в связи с чем являются недопустимым доказательством, точное время смерти потерпевшего К. и причина его смерти точно не установлены, оспаривает вывод экспертов о том, что причиной смерти явилась механическая асфиксия, считает, что выводы суда о квалификации действий осужденных не мотивированы.

Осужденная К. в кассационной жалобе и дополнениях выражает несогласие с приговором, считает, что за покушение на убийство Б. осуждена необоснованно, т.к. хотела всего лишь попугать ее, отрицая умысел на ее убийство. Считает, что необоснованно осуждена и по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ. Не отрицая факта связывания рук К., указывает, что делала это не с целью убийства, а за его прошлые обиды и чтобы он ничего плохого ей не сделал, о намерениях и действиях направленных на убийство К. со стороны Д. и С. не была осведомлена. Оспаривает достоверность показаний свидетеля Д., положенных в основу приговора со ссылкой на заявление Д. об отказе от ранее данных показаний. Считает обвинение в убийстве группой лиц сфабрикованным, просит о применении ст. 64 УК РФ и смягчении наказания с учетом смягчающих обстоятельств. Кроме того, ссылается на то, что оговорила себя под физическим воздействием со стороны сотрудников правоохранительных органов.

Государственный обвинитель принес возражения на кассационные жалобы осужденных К. и С., в которых возражает против выдвинутых ими доводов, кроме доводов С. относительно того, что не установлено время совершения преступления, в связи с чем поддерживает просьбу об отмене приговора, содержащуюся в кассационном представлении.

Проверив материалы дела, обсудив приведенные в жалобах и представлении доводы, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены или изменения приговора.

Вывод суда о доказанности вины осужденных в содеянном соответствует материалам дела и подтвержден приведенными в приговоре доказательствами.

Доводы осужденных К. и С. о необоснованности осуждения нельзя признать обоснованными, т.к. они опровергаются собранными по делу доказательствами.

В обоснование вывода о виновности осужденных суд обоснованно сослался на показания К., С. и Д., данные ими в ходе предварительного следствия, показания потерпевшей Б., допрошенных по делу свидетелей и иные доказательства.

Так, из показаний К. при допросе ее в качестве подозреваемой следует, что она рассказала другим осужденным о поведении К. после его освобождения из мест лишения свободы, о том, что он пытался ее изнасиловать, избивал, когда она была беременной. Она также была возмущена поведением сожительницы своего брата Б. Предложила С. и Д. утопить Б. и К., те согласились. С их помощью (они, придерживали руки потерпевших,) она связала Б. и К. руки за спиной, желая утопить их. С. по ее просьбе налил в ванну воды. Когда ванна была наполнена, она завела Б. в ванную. Б. плакала, просила не топить ее. Но она схватила Б. руками за голову сзади, опустила ее под воду и стала топить, удерживая в таком положении под водой около 30 секунд. Когда Б. стала дергаться всем телом, в ванную зашел С., оттолкнул ее (К.) и выгнал из ванной, а Б. вытащил из воды и принесенным Д. ножом разрезал веревку на руках потерпевшей, и увел в спальню.

Потерпевшая Б. показала, что в ходе распития спиртного К. стала рассказывать Д., С. и Г., что К. ранее пытался ее изнасиловать, избивал беременную, кидался с ножом. Д. и С. стали избивать К., били того по лицу кулаками, ушли в кухню. Через некоторое время она, зайдя в кухню, увидела, что К. сидит на полу, у него разбита голова. Она возвратилась в зал, а через некоторое время в присутствии всех остальных К. ударила ее ладонью по лицу и сказала, что убьет ее - утопит в ванне, так как она неправильно живет, связала ей руки сзади веревкой, насильно в ванную комнату, схватила за волосы и опустила ее голову в ванну под воду, удерживая ее в таком положении. Она пыталась сопротивляться, поднимала голову, но К. вновь толкала ее голову под воду, говоря, что все равно утопит ее. После того как она ослабла и не могла оказывать сопротивление, стала задыхаться и захлебываться водой, К. кто-то оттащил от нее. В ванной она увидела С. К., пыталась ударить ее и говорила, что все равно утопит ее. Д. и С. отправили К. в зал, С. перерезал ножом веревку и отвел ее в спальню. К. вела себя агрессивно. Затем она попросила помочь утопить брата. Они поместили К. в ванну с водой. К. сдавливала шею брата руками, они того за туловище, а Д. - за ноги. Поскольку К. сопротивлялся, К. не могла справиться сама, С. стал утапливать потерпевшего, взявшись одной рукой за лицо К., а другой - за шею спереди, сдавливая ее пальцами руки, и удерживая под водой в течение двух минут, пока потерпевший не перестал подавать признаки жизни. После чего они слили воду из ванны, и пошли втроем в зал, где рассказали обо всем находившемуся там Г.

Через 20 минут Д. обнаружил, что К. подает признаки жизни, о чем сказал С. и К. Все решили утопить К. Д. открыл кран и стал набирать воду в ванну, чтобы утопить К.

Труп К. вынесли из квартиры и забросали хламом возле сгоревшего заброшенного гаража.

Осужденные С. и Д. в ходе предварительного следствия показали, что К. притапливала Б. в ванне с водой, при этом руки Б. были связаны веревкой сзади. С. отправил К. в зал, а Б. вытащил из ванны, перерезал веревку, которой были связаны ее руки, и отправил ту в спальню. Аналогичные показания Д. и С. дали при допросе их в качестве обвиняемых, а также при проверке их показаний на месте. При этом Д. также пояснил, что К., испытывая неприязнь к брату и его сожительнице, предложила С. и Д. утопить К. и Б., и они согласились с этим предложением. С этой целью К. с помощью С. и Д. связала руки Б. и К. Они топили его в ванне, К. и С. за шею, а Д. держал ноги.

Из оглашенных в порядке ч. 2 ст. 281 УПК РФ показаний свидетеля Г. следует, что 1 мая 2005 года около 24 часов между С. и К. возникла ссора, С. наносил удары К. После чего С. рассказал о том, что в отсутствие К. и его (Г.) тот вступил в половую связь с Б. - сожительницей К. К. стала всем рассказывать, что ранее К. пытался ее изнасиловать, избивал, кидался с ножом. Д. и С. стали избивать К., переместились в кухню. У К. была голова в крови. К. разозлилась, ударила Б. и предложила убить - утопить в ванне Б. и К. Д. и С. согласились с предложением К. Та попросила Д. и С. помочь ей связать потерпевшим руки, чтобы они не сопротивлялись. Они согласились, и вместе с К. отвели Б. и К. в кухню. Б. и К. были в подавленном состоянии и не сопротивлялись. К. взяла откуда-то веревку, отрезала от нее два куска и унесла их в кухню. Что происходило в ванной, он не видел, но слышал шум воды, а затем - как К. кричала, что она все равно утопит Б. Примерно через 30 минут К., Д. и С. возвратились в зал и сказали, что втроем утопили К. Через некоторое время К. пошла в кухню и сказала, что ее брат жив. С. сказал, что К. надо добить - утопить, так как он всех сдаст в милицию. К. и Д. согласились, и вместе с С. пошли в ванную. Он услышал шум воды, через 2-3 минуты те возвратились в зал и сказали, что теперь К. точно мертв. Труп К. вынесли из квартиры, по приходу ему (свидетелю) рассказали, что отнесли его к гаражам, где закидали досками. Со слов К. он узнал, что Б. ей не дал утопить С., поэтому та осталась в живых, а К. она начала топить, а Д. и С. помогли ей, удерживая потерпевшего, чтобы тот не сопротивлялся. Потом С. и Д. вдвоем топили К., а К. смотрела.

Показания осужденных, оглашенные и исследованные в судебном заседании обоснованно признаны достоверными как подтверждающиеся собранными по делу доказательствами и полученные в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона, данные в присутствии защиты, после разъяснения процессуальных прав и в условиях, исключающих возможность вне процессуального воздействия.

Свидетель Д. показывала, что со слов Г. знает, что осужденные вместе связывали руки потерпевших, К. топила девушку, но ей не дали этого сделать. Ее показания согласуются с показаниями свидетеля Г., а также с показаниями осужденных, которые признаны судом достоверными.

Доводы К., что суд необоснованно положил в основу приговора показания свидетеля Д., данные ею в ходе следствия, о том, что со слов Г. ей известно о совершенных осужденными преступлений, несостоятельны.

Заявление свидетеля в судебном заседании о том, что данные ею на следствии показания, не соответствуют действительности, на что ссылается в жалобе осужденная К., было исследовано в судебном заседании и обоснованно критически оценено судом, т. к. опровергается показаниями свидетеля Д. об обстоятельствах допроса Д., а также данными самого протокола допроса, в котором содержится запись свидетеля о том, что показания ею прочитаны и правильность их удостоверена подписью Д.

Доводы о незаконном оглашении показаний свидетеля Г. не соответствуют материалам дела. Из дела видно, что меры для розыска свидетеля Г. предпринимались, о чем свидетельствуют имеющиеся в деле справки ГОВД и оперуполномоченного.

Учитывая, что местонахождение его неизвестно, суд обсудив данный вопрос, обоснованно принял решение об оглашении показаний свидетеля Г. в соответствии со ст. 281 ч. 2 п. 4 УПК РФ. Его показания были оглашены в судебном заседании, исследованы, проанализированы и оценены в приговоре в совокупности с другими доказательствами по делу. Оснований для оговора Г. осужденных не усматривается, в силу имевших место между ними дружеских отношений.

Кроме того вина осужденных объективно подтверждена и иными приведенными в приговоре доказательствами: протоколом осмотра места происшествия, показаниями свидетеля О., протоколом изъятия одежды осужденных, выводами судебно-биологической экспертизы, выводами судебно-медицинской экспертизы о характере причиненных потерпевшему К. телесных повреждений и причине его смерти. Эксперт указал, что механическая асфиксия возникла от сдавления пальцами рук органов шеи в короткий промежуток времени перед наступлением смерти, исчисляемый несколькими минутами (от 1-2 до 4-6 минут).

Смерть К. наступила в период времени с 2 до 6 часов 2 мая 2005 года.

Выводы эксперта, вопреки утверждению осужденного С. в жалобе, не ставят под сомнение выводы суда о виновности осужденных в содеянном, не противоречат данным о времени наступления смерти потерпевшего. Сомнений в причине смерти К., установленной экспертом, не имеется. Выводы эксперта подробны, мотивированы, даны квалифицированным специалистом.

Доводы К. о незаконных методах ведения следствия, на что она ссылается в жалобе, судом проверены и обоснованно признаны не соответствующими действительности, т.к. опровергаются выпиской из медицинского журнала при поступлении К. в ИВС, показаниями свидетелей Р, Д., М.

Допрашивалась К. в присутствии адвоката, содержание протоколов удостоверено подписями самой К. и ее защитника, что опровергает утверждение о том, что показания, зафиксированные в протоколах, не соответствуют ею данным.

Доводы К. об отсутствии умысла на убийство Б. не могут быть признаны обоснованными. Она высказывала потерпевшей угрозу, что утопит ее. Характер действий К., погружавшей в воду голову Б., (руки потерпевшей были заранее связаны), сопротивлявшейся действиям осужденной, свидетельствует об умысле на убийство. Более того, из дела видно, что К. удерживала голову Б. под водой не менее 30 секунд. В тот момент, когда потерпевшая начала захлебываться, действия К. прекратил С. и вытащил Б. из воды. При таких обстоятельствах суд пришел к обоснованному выводу о том, что К. действовала с прямым умыслом на убийство Б.

Кроме того, в судебном заседании установлено, что К., испытывая неприязнь к своему брату - К. в связи с его недостойным поведением ранее в отношении нее, предложила С. и Д. убить его путем утопления в ванне с водой, которые с ее предложением согласились. С этой целью и для подавления сопротивления потерпевшего, при помощи С. и Д., К. связала тому руки сзади и увела в ванную комнату, где находилась наполненная водой ванна. С целью лишения жизни К. осужденные поместили его в ванну с водой, сначала К., а затем С. сжимали рукой спереди шею потерпевшего, одновременно удерживая голову того под водой в течение двух минут, а Д. удерживал ноги К. В результате совместных и согласованных действий подсудимых К. причинены несовместимые с жизнью телесные повреждения.

Об умысле на убийство и наличии предварительного сговора на лишение жизни К. свидетельствуют совместные и согласованные действия осужденных и фактический характер их действий: К. предложила убить брата, с этим предложением согласились Д. и С., совместно связали руки потерпевшего, погрузили его в ванну с водой и совместно совершили действия по удушению К.

Затем ошибочно полагая, что К. жив, вновь наполнили ванну с телом К. водой, и, убедившись, что он мертв, спрятали труп на пустыре.

Действиям осужденных дана правильная юридическая оценка.

Доводы, приведенные в кассационном представлении о том, что время совершения преступления не установлено, не соответствуют материалам дела.

Выводы суда о том, что преступление в отношении потерпевших Б. и К. было совершено 2 мая 2005 года в период с времени после 0 часов и до 4 часов сделаны на основании исследованных доказательств и не противоречат выводам органам предварительного расследования в этой части, приведенным в формуле постановлений о привлечении в качестве обвиняемых и в обвинительном заключении.

Действительно, в ходе судебного разбирательства были исследованы протокол допроса К. в качестве обвиняемой и при проверке ее показаний на месте происшествия, протокол задержания Д. и рапорт следователя об обнаружении трупа К., не приведенные в приговоре. Однако, в приговоре, помимо указанных доказательств, в соответствии со ст. 307 УПК РФ приведены доказательства, которые с точки зрения их допустимости, относимости и достаточности позволили суду сделать вывод о доказанности вины осужденных в содеянном. В частности, в приговоре приведены данные протокола осмотра места происшествия, в ходе которого обнаружен труп К., проанализированы показания К. в качестве подозреваемой. В кассационном представлении не изложено данных, которые свидетельствовали о том, что неприведение указанных доказательств в приговоре, могли повлиять или повлияли на обоснованность выводов суда.

При назначении наказания суд обоснованно принял во внимание то, что осужденные совершили особо тяжкие преступления.

То, что К. по месту прежней работы характеризуется положительно, имеет двух малолетних детей, ранее не судима, на что осужденная ссылается в жалобе, было учтено судом

Принято во внимание судом и то, что в ходе предварительного следствия К., Д. и С. активно способствовали раскрытию преступлений.

Особо активная роль К. в совершении преступления, поскольку именно она, как указал суд, спровоцировала убийство своего брата, принимала в лишении его жизни активное участие обоснованно признана обстоятельством, отягчающим ответственность.

Доводы, приведенные в кассационном представлении, о нарушении ст. 60 УК РФ при назначении наказания К. нельзя признать убедительными.

Суд обоснованно указал в приговоре, что оснований для признания смягчающим обстоятельством в отношении К. противоправного и аморального поведения потерпевшего К. не имеется, поскольку действий такого характера потерпевший до начала преступных действий в отношении него не допускал.

По смыслу уголовного закона, противоправные действия потерпевшего должны непосредственно угрожать жизненно важным интересам лица, совершившего преступление, либо создать реальную возможность наступления таких последствий. По данному делу таких обстоятельств не имеется. Приведенные К. факты противоправного поведения К., имевшие место за несколько лет до происшедших событий, правильно признаны судом обстоятельством, свидетельствующим о наличии личных неприязненных отношений к потерпевшему со стороны осужденной.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, судебная коллегия не усматривает.

В силу изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Сахалинского областного суда от 13 сентября 2005 года в отношении К., Д., С. оставить без изменения, кассационное представление и кассационные жалобы осужденных К. и С. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 февраля 2006 г. N 64-005-28


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.