Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 8 февраля 2006 г. N 879П05 Суд внес изменения в приговор и смягчил наказание за покушение на неправомерное завладение автомобилем без цели хищения, совершенное группой лиц по предварительному сговору, убийство и хищение огнестрельного оружия и боеприпасов, поскольку при приведении приговора в соответствие с изменениями уголовного законодательства суд нарушил правило о недопустимости ухудшения положения осужденного и не исключил указание о неоднократности преступлений

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 8 февраля 2006 г. N 879П05


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Б. на приговор Иркутского областного суда от 30 июня 2003 года и кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2004 года.

По приговору Иркутского областного суда от 30 июня 2003 года

Б., 15 августа 1980 года рождения, уроженец г. Вихоревка Братского района Иркутской области, ранее не судимый,

осужден: по ч. 1 ст. 105 УК РФ на 10 лет лишения свободы; по ч. 1 ст. 222 УК РФ на 2 года лишения свободы; по ч. 1 ст. 226 УК РФ на 5 лет лишения свободы; он же был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ, а наказание было назначено по ч. 3 ст. 30 и ч. 4 ст. 166 УК РФ в виде 6 лет лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений ему назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 24 мая 2002 года.

С него в пользу Ш. взыскано 7.328 рублей материального ущерба и 100.000 рублей компенсации морального вреда.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2004 года приговор суда в части осуждения Б. по ч. 1 ст. 222 УК РФ был отменен, а дело прекращено за отсутствием состава преступления.

Его действия с п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ были переквалифицированы на п. "а" ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции закона от 8 декабря 2003 года), по которой назначено наказание - 3 года лишения свободы.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105, ч. 1 ст. 226, п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ Б., назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Дополнительным кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 10 мая 2004 года указано считать, что действия Б. переквалифицированы с п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ на п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ (в редакции закона от 8 декабря 2003 года), по которой назначено 3 года лишения свободы.

Дополнительным кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 1 декабря 2004 года указано считать, что действия Б. переквалифицированы с ч. 3 ст. 30 и п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ на ч. 3 ст. 30 и п. "а" ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции закона от 8 декабря 2003 года), по которой назначено 3 года лишения свободы.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105, ч. 3 ст. 30 и п. "а" ч. 2 ст. 166, ч. 1 ст. 226 УК РФ, Б. назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По данному делу осуждены Б., М., С. и С. в отношении которых вопрос о возбуждении надзорного производства не ставился.

В надзорной жалобе осужденный Б. ставит вопрос об изменении состоявшихся в отношении него судебных решений и смягчении ему меры наказания, поскольку судом не учтены обстоятельства, смягчающие наказание, а кассационная инстанция при рассмотрении дела по его жалобе, вопреки требованиям закона, ухудшила его положение.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Д., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К., полагавшего частично удовлетворить доводы надзорной жалобы, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

с учетом изменений, внесенных судом кассационной инстанции, Б. признан виновным в покушении на неправомерное завладение автомобилем без цели хищения, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в убийстве Ф. и в хищении огнестрельного оружия и боеприпасов у потерпевшей.

Как следует из приговора, преступления совершены при следующих обстоятельствах.

23 мая 2002 года Б., по предварительному сговору с несовершеннолетними Б., М., С., С., находясь в состоянии алкогольного опьянения, решили неправомерно завладеть автомобилем без цели хищения. Для этого Б., М., С. и С., взломав замок двери принесенными с собой палкой, ломом и топором, незаконно проникли в гараж, расположенный в усадьбе дома N 26 по ул. Школьной в г. Вихоревка Братского района Иркутской области, откуда попытались угнать автомобиль ВАЗ-2108, принадлежащий М., но не смогли завести двигатель. При этом Б., применяя насилие, опасное для жизни, которое не охватывалось умыслом Б., М., С. и С., разбил окно веранды, незаконно проник в дом, где находилась Ф. С целью убийства Ф. Б. сдавил ее шею неустановленным эластичным предметом, а затем нанес ей неоднократные удары кулаками, ногами и ножом в различные части тела, убив потерпевшую.

После убийства Ф. Б. тайно похитил охотничье ружье 28 калибра, 30 патронов 28 калибра и 1 патрон 16 калибра, принадлежащих М., и являющихся, по заключению баллистической экспертизы, соответственно, огнестрельным оружием, пригодным для производства выстрелов, и боеприпасами к гладкоствольному охотничьему оружию, пригодными для стрельбы.

В надзорной жалобе осужденный Б. ставит вопрос об изменении состоявшихся в отношении него судебных решений, указывая на то, что при назначении ему меры наказания суд не учел, что он впервые привлекался к уголовной ответственности, положительно характеризовался по месту жительства и по месту отбывания наказания, а также состояние его здоровья, содействие органам следствия путем раскаяния и написания явки с повинной. В связи с этим просит смягчить назначенное ему наказание, ссылаясь при этом на положения ч. 3 ст. 69 УК РФ (в редакции закона от 8 декабря 2003 года).

Кроме того, автор надзорной жалобы указывает на ошибки, допущенные судом кассационной инстанции при рассмотрении его кассационной жалобы, которые ухудшили его положение, повлияв на чрезмерную суровость назначенного ему наказания по совокупности преступлений.

Рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Б., Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит доводы жалобы обоснованными и подлежащими удовлетворению частично по следующим основаниям.

Согласно положениям ст. 409, п. 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ, неправильное применение уголовного закона является основанием изменения состоявшихся по делу судебных решений.

Назначая Б. наказание, суд первой инстанции принял во внимание характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности, признав обстоятельствами, отягчающими наказание, неоднократность преступлений и наиболее активную роль осужденного в этих преступлениях.

Как следует из приговора, при назначении наказания Б. суд учитывал также дерзость преступления, его умышленный характер, непринятие осужденным мер к погашению ущерба. В связи с этим суд пришел к выводу о назначении ему наказания, связанного с лишением свободы.

В соответствии с положениями ч. 3 ст. 60 УК РФ при назначении наказания суд должен учитывать не только характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, но и обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Из характеристик, приобщенных к делу и исследованных в судебном заседании (т. 3 л. д. 202; 204-206; 211), следует, что по месту жительства Б. характеризовался с положительной стороны.

Из исследованной в суде справки (т. 3 л. д. 10) видно, что у осужденного имелось заболевание щитовидной железы, в связи с чем он был признан годным к военной службе с ограничениями. В настоящее время он болен туберкулезом.

Однако указанные обстоятельства оставлены судом первой инстанции без соответствующей оценки и не нашли своего отражения в приговоре при назначении осужденному меры наказания.

В соответствии с Федеральным законом от 8 декабря 2003 года "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ", действовавшим на момент рассмотрения дела в суде кассационной инстанции, неоднократность преступлений была исключена из перечня обстоятельств, отягчающих наказание, предусмотренных п. "а" ч. 1 ст. 63 УК РФ.

Вопреки положениям ст. 10 УК РФ, суд кассационной инстанции не исключил неоднократность преступлений из числа обстоятельств, отягчающих наказание Б.

Кроме того, перечень обстоятельств, отягчающих наказание, содержащийся в ст. 63 УК РФ, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. В связи с этим следует исключить из приговора ссылки при назначении Б. наказания на дерзость преступления, его умышленный характер, непринятие мер к погашению ущерба.

Согласно требованиям ч. 1 ст. 387 УПК РФ, в случае изменения приговора вследствие неправильного применения уголовного закона суд кассационной инстанции не вправе применять уголовный закон о более тяжком преступлении.

Из текста кассационного определения следует, что Б. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ, что исключало назначение наказания по иной части данной статьи. С учетом того, по мнению суда кассационной инстанции, п. "а" ч. ст. 162 УК РФ (в редакции закона от 8 декабря 2003 года) предусматривает менее строгую ответственность, действия осужденного с п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ были переквалифицированы на п. "а" ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года).

В связи с этим в резолютивной части кассационного определения суд указал о переквалификации действий Б. с п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ на п. "а" ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции закона от 8 декабря 2003 года). В то же время при назначении наказания в силу ст. 69 УК РФ в совокупность преступлений включил преступление, предусмотренное п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ.

Анализ санкций указанных статей свидетельствует о том, что суд кассационной инстанции применил уголовный закон о более тяжком преступлении. Максимальная санкция ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года) предусматривает 10 лет лишения свободы, в то время как ч. 2 ст. 166 УК РФ в виде максимального наказания предусматривает лишь 7 лет лишения свободы.

Внесенные дополнительными кассационными определениями от 10 мая и 1 декабря 2004 года уточнения в резолютивную часть кассационного определения не устранили нарушения требований ч. 1 ст. 387 УПК РФ, допущенного судом кассационной инстанции.

Поскольку изменения, внесенные в ст. 166 УК РФ Федеральным законом от 8 декабря 2003 года, не улучшали положение осужденного Б., то в силу положений ст. 10 УК РФ новый уголовный закон не подлежал применению в отношении него. В связи с этим дополнительное кассационное определение в отношении осужденного от 10 мая 2004 года является незаконным.

Не соответствует требованиям закона, в том числе ст. 10 УК РФ и ч. 1 ст. 387 УПК РФ, дополнительное кассационное определение от 1 декабря 2004 года в отношении Б. по следующим основаниям. Суд первой инстанции признал Б. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 и п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ, а суд кассационной инстанции переквалифицировал эти действия на ч. 3 ст. 30 и п. "а" ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года), то есть на уголовный закон о более тяжком преступлении.

С учетом наличия смягчающих наказание обстоятельств, не учтенных судом в отношении Б., Президиум считает необходимым смягчить осужденному меру наказания по каждому из преступлений и по их совокупности.

Между тем доводы осужденного о нарушении судом при назначении ему наказания требований ч. 3 ст. 69 УК РФ (в редакции закона от 8 декабря 2003 года) необоснованны, поскольку срок назначенного Б. наказания в виде лишения свободы по совокупности преступлений не превышает более чем наполовину максимального срока наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений (ч. 1 ст. 105 УК РФ).

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 408, 410 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил :

1. Надзорную жалобу осужденного Б. удовлетворить частично.

2. Приговор Иркутского областного суда от 30 июня 2003 года, кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2004 года, дополнительные кассационные определения от 10 мая 2004 года и 1 декабря 2004 года в отношении Б. изменить.

Переквалифицировать его действия с ч. 3 ст. 30 и п. "а" ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года) на ч. 3 ст. 30 и п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ, по которой назначить наказание - 3 года лишения свободы.

Исключить указание о признании "неоднократности преступлений, дерзости преступления, его умышленного характера, непринятия мер к погашению ущерба" обстоятельствами, отягчающими наказание Б.

Смягчить ему наказание: по ч. 1 ст. 105 УК РФ до 9 лет 6 месяцев лишения свободы; по ч. 1 ст. 226 УК РФ до 4 лет лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105, ч. 1 ст. 226, ч. 3 ст. 30 и п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ, назначить Б. наказание - 14 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 8 февраля 2006 г. N 879П05


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.