Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 января 2006 г. N 66-005-109 Осужденному назначено справедливое наказание с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о его личности, а также отягчающего наказание обстоятельства

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 января 2006 г. N 66-005-109


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего <...>,

судей <...>, <...>

рассмотрела в судебном заседании от 24 января 2006 года кассационную жалобу осужденного Шемякина А.В. на приговор Иркутского областного суда от 21 апреля 2005 г., которым

Шемякин Андрей Владимирович, родившийся 8 апреля 1968 г. в пос. Калангуй Оловяннинского района Читинской области, не работавший, судимый 5 октября 1998 г. по ст. 158 ч. 2 п.п. "б, в, г" УК РФ к лишению свободы сроком на 3 года, освобожден 9 июля 2001 года по отбытии наказания,

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "в, и" УК РФ к лишению свободы сроком на 19 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. Срок наказания исчислен с 20 сентября 2004 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации <...> по доводам кассационной жалобы и возражений на нее, объяснения осужденного Шемякина А.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы и изложившего свою позицию путем использования системы видеоконференц-связи, выступление адвоката Карпухина С.В., просившего кассационную жалобу осужденного удовлетворить, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Шаруевой М.В., полагавшей приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия установила:

Шемякин А.В. признан виновным в убийстве из хулиганских побуждений своего малолетнего сына - Шемякина А.А., 15 января 2003 года рождения, заведомо для него находившегося в беспомощном состоянии.

Судом установлено, что преступление совершено 15 сентября 2004 года в г. Усть-Кут при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Шемякин просит пересмотреть приговор и проверить правильность его осуждения, поскольку утверждает, что убийство сына не совершал; в деле отсутствуют доказательства его вины; доказательства, которые положены в основу приговора (в частности протокол осмотра места происшествия, заключения экспертиз), получены с нарушением уголовно-процессуального закона, поэтому являются недопустимыми; органами следствия уголовное дело в отношении него сфабриковано, в частности, имел место фотомонтаж снимков, сделанных при осмотре места происшествия; показания потерпевшей Черных не могут быть приняты во внимание, поскольку она заинтересована в исходе дела и оговаривает его, тем самым стремясь скрыть свою причастность к убийству ребенка; дело судом рассмотрено необъективно и с обвинительным уклоном; его ходатайства о вызове в суд ряда экспертов, специалиста и дополнительных свидетелей судом необоснованно отклонялись; протокол судебного заседания не соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, поскольку в нем искажены его (Шемякина) вопросы, которые задавались свидетелям, а также искажены полученные на них ответы; судом первой инстанции нарушено его (Шемякина) право на защиту, поскольку он во время судебного следствия был удален из зала судебного заседания, поэтому не смог задать вопросы участникам судебного разбирательства, а также выступить в прениях; кроме того, как утверждает осужденный, суд безосновательно отклонил его ходатайство о допуске в качестве защитника Кадыргулова Ф.Ш. В жалобе и дополнениях к ней осужденный подробно излагает свою версию случившегося, сопоставляет доказательства и обращает внимание на свою непричастность к преступлению.

В возражениях на кассационную жалобу потерпевшая Черных С.А. и государственный обвинитель Пирожкова О.А. считают доводы жалобы осужденного несостоятельными и просят приговор суда оставить без изменения.

Проверив уголовное дело и обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Вывод суда о виновности Шемякина В.В. основан на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах. В частности, его вина в совершении преступления подтверждается показаниями потерпевшей Черных С.А., из которых следует, что находившийся в состоянии алкогольного опьянения Шемякин (с которым она совместно проживала без регистрации брака) ночью 15 сентября 2004 года избил ее и порвал на ней одежду. Увидев в руках у Шемякина нож, с которым он набросился на нее, она оттолкнула его и поставила в кроватку малолетнего сына Антона (15 января 2003 года рождения), проснувшегося от шума Шемякина. Поняв, что Шемякин ищет топор, она, опасаясь за свою жизнь и здоровье, убежала из квартиры к соседям с просьбой о помощи. Когда через некоторое время она вернулась в квартиру вместе с соседом Пахомовским, то увидела на кухне Шемякина, облокотившегося на детский стульчик, а на полу - лежащего мертвого сына Антона, который был в крови. Она сразу поняла, что Шемякин убил сына; ей стало плохо и она смутно помнит дальнейшие события. Эти показания потерпевшей согласуются с показаниями свидетеля Пахомовского Е.В. о том, что под утро к нему домой пришла соседка Черных С.А., которая была заплакана, сказала, что муж с ножом гоняет ее, просила о помощи, так как опасалась за сына, который остался в квартире. Когда он вместе с Черных пришли к ней в квартиру, то он (Пахомовский) увидел стоящего на кухне Шемякина, а на полу лежащего в крови мертвого сына потерпевшей Антона. Рядом с Антоном на полу лежал сапожный нож. Из показаний свидетеля Никоновой Е.Г. следует, что ночью к ней пришла Черных С.А., которая была босиком, без очков, запахнута в пальто. На лбу у Черных была рана, из которой сочилась кровь. Черных сильно плакала и рассказала, что ее бьет Шемякин, угрожает убить; она опасалась за сына, которого оставила в кроватке, когда убегала от Шемякина из квартиры. Через некоторое время Черных с соседом Пахомовским пошли домой к Черных, чтобы забрать сына Антона. Спустя какое-то время она услышала в подъезде крики и плач Черных, которая сидела на ступеньках и повторяла, что Шемякин убил сына. Из показаний свидетелей Козьминского А.А., Андриянова В.А. и Садыкова М.Р. следует, что около 6 часов утра, узнав от соседки о произошедшем в квартире Черных убийстве Шемякиным малолетнего сына, они пришли в квартиру Черных, где увидели на полу кухни труп мальчика в крови, а возле него - сапожный нож с коротким лезвием. Козьминский и Андриянов, в стрессовом состоянии от увиденного, стали бить лежавшего на диване Шемякина. Затем они ушли из квартиры. Сразу же после этого в квартиру приехали работники милиции. Из протокола осмотра места происшествия видно, что в квартире потерпевшей обнаружен труп малолетнего Шемякина Антона с колото-резаной раной в области шеи. Рядом с трупом на полу обнаружен и изъят сапожный нож, на лезвие которого имелись следы бурого вещества, похожего на кровь. Как следует из показаний потерпевшей Черных, свидетеля Ткачевой Н.В. и самого осужденного Шемякина, этот нож принадлежал Шемякину. При этом Черных и Ткачева поясняли, что данный нож Шемякин хранил с другими инструментами в тумбочке под телевизором, и кроме него никто этим ножом не пользовался. Из заключения экспертизы вещественных доказательств следует, что на сапожном ноже и на рубашке осужденного Шемякина обнаружена кровь, происхождение которой от малолетнего Шемякина Антона не исключается. Согласно заключению медико-криминалистической экспертизы конструктивные и эксплуатационные особенности сапожного ножа, изъятого с места происшествия, не исключают возможности нанесения им колото-резаного повреждения, обнаруженного на трупе малолетнего Шемякина А.А. Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что смерть Шемякина А.А. наступила в результате колото-резаной раны боковой поверхности шеи с повреждением мягких тканей, мышц шеи, сонной артерии, наружных и внутренних яремных вен, крупных нервов, сопровождавшихся острой кровопотерей.

Оценив эти и другие приведенные в приговоре доказательства, суд пришел к обоснованному выводу о виновности осужденного Шемякина в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 2 п.п. "в, и" УК РФ.

Квалификация его действий судом дана правильно.

Доводы жалобы осужденного о том, что малолетний Шемякин А. мог сам причинить себе указанные повреждения, взяв в руки нож, или упав не него - неосновательны, поскольку опровергаются доказательствами вины осужденного, которые изложены в приговоре. Кроме того, из заключения судебно-медицинской экспертизы и показаний эксперта Долматова А.В., допрошенного в судебном заседании по ходатайству осужденного Шемякина, следует, что с учетом расположения и морфологических особенностей колото-резаного ранения, обнаруженного на боковой поверхности шеи трупа малолетнего Шемякина А., возможность причинения телесных повреждений собственноручно или при падении на нож исключается.

Доводы жалобы осужденного о том, что малолетнего сына убила Черных С.А. а также о том, что уголовное дело в отношении него сфабриковано органами следствия, были тщательно проверены судом первой инстанции и обоснованно отвергнуты в приговоре.

Не основанными на материалах дела являются также доводы жалобы осужденного о нарушении его права на защиту, которое, как он утверждает, выразилось в безосновательном отказе суда в допуске в качестве защитника избранного им лица - гражданина Кадыргулова Ф.Ш.

Как следует из протокола судебного заседания, данное ходатайство Шемякина рассматривалось судом первой инстанции и было обоснованно отклонено мотивированным постановлением судьи от 13 апреля 2005 года. Суд обоснованно пришел к такому выводу, поскольку установил, что Кадыргулов Ф.Ш. осужден и отбывает наказание за совершение тяжкого преступления, предусмотренного ст. 162 ч. 2 УК РФ, ранее неоднократно судим, не имеет специального юридического образования, является лицом, зависимым от наркотических веществ, при ознакомлении в суде с собственным уголовным делом пытался его уничтожить путем поджога. При таких обстоятельствах, а также с учетом данных об индивидуально-психологических особенностях Кадыргулова Ф.Ш., о которых указано в постановлении, судья обоснованно счел невозможным участие Кадыргулова Ф.Ш. в качестве защитника Шемякина А.В.

Право на защиту осужденного Шемякина А.В. нарушено не было, поскольку как на предварительном следствии, так и в суде он был обеспечен профессиональными защитниками - адвокатами.

Судебная коллегия также не может согласиться с доводами жалобы осужденного о необоснованном его удалении из зала судебного заседания во время судебного разбирательства дела до окончания прений сторон. Как следует из протокола судебного заседания, осужденный Шемякин во время судебного разбирательства дела неоднократно нарушал порядок судебного заседания, в связи с чем председательствующий предупреждал его о недопустимости такого поведения. Несмотря на это, Шемякин, в очередной раз после допроса эксперта достал лезвие и демонстративно предпринял попытку разрезать себе вены, однако его действия были предотвращены милиционером конвойной службы. В связи с этим председательствующий в соответствии с ч. 3 ст. 258 УПК РФ обоснованно удалил Шемякина из зала судебного заседания до окончания прений сторон.

Доводы осужденного Шемякина о том, что положенные в основу приговора доказательства получены с нарушением закона, неправильны, поскольку при собирании доказательств, на которые суд сослался в приговоре, нарушений уголовно-процессуального закона допущено не было. Приведенные в приговоре доказательства допустимы, получены в установленном законом порядке и явились достаточными для принятия судом правильного решения по делу.

Дело судом рассмотрено полно, всесторонне и объективно.

Как следует из протокола судебного заседания, все ходатайства, которые были заявлены осужденным Шемякиным в ходе судебного разбирательства дела, ставились на обсуждение сторон и по ним председательствующим по делу судьей принимались обоснованные решения.

Вопреки доводам кассационной жалобы осужденного, протокол судебного заседания соответствует требованиям ст. 259 УПК РФ. Каких-либо замечаний на протокол судебного заседания осужденный Шемякин не подавал.

Наказание осужденному Шемякину назначено судом справедливое, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о его личности, а также отягчающего наказание обстоятельства, о чем указано в приговоре.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Иркутского областного суда от 21 апреля 2005 года в отношении Шемякина Андрея Владимировича оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 января 2006 г. N 66-005-109


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение