Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 февраля 2006 г. N 24-О06-2 Суд отменил постановление о возвращении дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения, поскольку помощь переводчика, отсутствие которой послужило основанием для возвращения дела, потерпевшей не требовалась, все потерпевшие были надлежащим образом уведомлены об окончании расследования и им была предоставлена возможность ознакомления с материалами дела, иные основания для возвращения дела также отсутствуют

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 февраля 2006 г. N 24-О06-2


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего <...>

судей <...> и <...>

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Зиновчик Е.И., кассационные жалобы потерпевших Цугошвили Е.Г. и Меребашвили И.М. на постановление Верховного суда Республики Адыгея от 1 декабря 2005 года, которым уголовное дело по обвинению Меретукова Мурата Касимовича в совершении преступлений, предусмотренных ст. 286 ч. 1 УК РФ, Даурова Мурата Касимовича в совершении преступлений, предусмотренных  ст. 33 ч. 4, 5, ст. 286 ч. 1, ст. 33 ч. 5, ст. 327 ч. 3 УК РФ, Яцковского Олега Павловича в совершении преступлений, предусмотренных ст. 209 ч. 1, 2,  ст. 162 ч. 2,  ст. 162 ч. 4 п. "а", ст. 226 ч. 1, ст. 222 ч. 1, ст. 33 ч. 4, ст. 158 ч. 2 п.п. "в, г", ст. 33 ч. 3, ст. 186 ч. 1, ст. 228 ч. 2, ст. 228 ч. 1, ст. 159 ч. 2, ст. 33 ч. 4, 5, ст. 286 ч. 1, ст. 30 ч. 3, ст. 327 ч. 3 УК РФ, Пилипенко Александра Геннадьевича в совершении преступлений, предусмотренных ст. 209 ч. 1, 2ст. 162 ч. 4 п.п. "а, в", ст. 33 ч. 4, ст. 105 ч. 2 п.п. "з, к", ст. 222 ч. 1 УК РФ, Марченкова Александра Николаевича в совершении преступлений, предусмотренных ст. 186 ч. 1, ст. 33 ч. 5, ст. 162 ч. 2, ст. 209 ч. 2, ст. 162 ч. 4 п.п. "а, в", ст. 105 ч. 2 п.п. "з, к", ст. 222 ч. 1 УК РФ, Давыденко Андрея Федоровича в совершении преступлений, предусмотренных ст. 209 ч. 1, 2, ст. 162 ч. 4 п. "а", ст. 222 ч. 1 УК РФ, Яцковского Вячеслава Анатольевича в совершении преступления, предусмотренного ст. 162 ч. 2 УК РФ, Мяктинова Александра Петровича в совершении преступлений, предусмотренных ст. 33 ч. 5, ст. 162 ч. 2, ст. 222 ч. 1 УК РФ - возвращено прокурору Республики Адыгея для устранения препятствий его рассмотрения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации <...>, мнение прокурора Абрамовой З.Л., поддержавшей кассационное представление, судебная коллегия установила:

Суд, возвращая уголовное дело прокурору, основаниями этого указал нарушение органами предварительного следствия прав потерпевших Цугошвили Е.Г., Цугошвили П.А., Меребашвили И.М., поскольку, потерпевшие не были уведомлены об окончании следственных действий в установленном законом порядке, что лишило их права на ознакомление с материалами уголовного дела, в том числе на заявление ходатайства о дополнении предварительного следствия, а также потерпевшая Цугошвили Е.Г., не владеющая русским языком в достаточной степени, в ходе предварительного следствия при производстве следственных действий с ее участием, была лишена возможности воспользоваться правом на помощь переводчика, что лишило ее возможности реально воспользоваться другими ее правами, предусмотренными законом. Кроме того, в графике ознакомления обвиняемого Марченкова А.Н. и его защитника Смирновой В.И. с материалами уголовного дела отсутствуют подписи следователя. В кассационных жалобах:

- потерпевшая Цугошвили Е.Г. просит отменить постановление суда и направить дело на новое судебное разбирательство, считая, что ее права на предварительном следствии не нарушались, следователем ей разъяснялись ее процессуальные права как потерпевшей, в том числе и право на помощь переводчика, о чем имеется запись в протоколе допроса. Указывает, что переводчик ей был не нужен, поскольку, она знает русский язык, более 17 лет проживает в России, общается со всеми жителями по месту своего проживания в ст. Дондуковской на русском языке, работала всю жизнь бухгалтером и вела бухгалтерию на русском языке. Со следователем она разговаривала на русском языке, его она понимала хорошо, как и он ее, в протоколе допроса следователь с ее слов записал все правильно. В судебном заседании она очень волновалась, т.к. в суде была впервые и речь шла об убийстве ее сына, поэтому она растерялась и своего родственника, который пришел вместе с ней и должен был оказывать ей поддержку и помогать, она судье представила как переводчика, но переводчик ей в действительности не нужен, о чем она еще заявляла следователю. Кроме того, указывает, что ее, а также других членов семьи, являющимися потерпевшими - ее мужа Цугошвили П.А. и невестки Меребашвили И.М., права на ознакомление с материалами дела и заявление ходатайств никто не лишал. Считает, что выводы суда о нарушении ее прав не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

- потерпевшая Меребашвили И.М. считает постановление суда незаконным и просит его отменить. Указывает, что права ее и свекрови - потерпевшей Цугошвили Е.Г. следователем не нарушались, об окончании следствия они со свекровью уведомлялись, но знакомиться с материалами дела не пожелали, о чем они написали следователю соответствующие заявления. Также указывает, что свекровь на русском языке разговаривает хорошо, умеет читать и писать на нем, с местными жителями разговаривает на русском языке, а на следствии все, что следователи говорили свекрови, в том числе и ее права как потерпевшей, она понимала, т.е. переводчик ей не нужен, а в судебном заседании, в ее отсутствие, вместе со свекровью, являющейся пожилым человеком, находился их родственник, который помог свекрови добраться до места судебного заседания и оказывал ей моральную поддержку и успокаивал ее.

В кассационном представлении государственным обвинителем Зиновчик Е.И. ставится вопрос об отмене постановления суда и направлении дела на новое судебное разбирательство. Указывается, что права потерпевших Цугошвили Е.Г., Цугошвили П.А. и Меребашвили И.М. на предварительном следствии не нарушались, об окончании предварительного следствия они были уведомлены, однако от ознакомления с материалами дела отказались, что подтверждается собственноручными заявлениями Цугошвили Е.Г., Меребашвили И.М. и телефонограммой, поступившей от Цугошвили П.А. Потерпевшей Цугошвили Е.Г. ее процессуальные права, в том числе право на помощь переводчика, разъяснялись, но ходатайство о необходимости предоставления ей переводчика, ею не заявлялось, и при проведении следственных действий Цугошвили демонстрировала достаточное знание русского языка, самостоятельно читала тексты документов и делала отметки об ознакомлении с ними, и кроме того, Цугошвили более 17 лет проживает в России, в русскоязычном районе, использует для общения только русский язык, ранее работала бухгалтером, т.е. выводы суда о нарушении на предварительном следствии прав потерпевшей Цугошвили и не предоставлении ей переводчика являются необоснованными. Отсутствие подписи следователя в графике ознакомления обвиняемого Марченкова А.Н. с материалами уголовного дела не препятствует вынесению приговора.

В возражениях на кассационные жалобы и представление обвиняемые Пилипенко А.Г., Давыденко А.Ф. и Яцковский В.А. считают доводы жалоб и представления необоснованными и просят оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и представления, судебная коллегия находит постановление суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, при признании Цугошвили Е.Г. потерпевшей и проведении следственных действий с ее участием, в частности допроса, ей разъяснялись ее процессуальные права, в том числе, право давать показания на родном языке и пользоваться помощью переводчика. Однако Цугошвили Е.Г. не изъявила желания воспользоваться данным правом и соответствующего ходатайства следователю не заявила, и показания ею были даны на русском языке, правильность содержания которых и их записи в протоколе были удостоверены ею самой.

Кроме того, как поясняет потерпевшая Цугошвили Е.Г. в своей кассационной жалобе, она более 17 лет проживает в России, общается со всеми на русском языке, ранее работала бухгалтером и вела бухгалтерию на русском языке, со следователем она изъяснялась на русском языке и понимала его она также хорошо, переводчик ей был не нужен, о чем она пояснила следователю, что подтверждает и потерпевшая Меребашвили И.М. поясняющая, что Цугошвили Е.Г. достаточно хорошо разговаривает на русском языке, умеет читать и писать на нем. Также, Цугошвили Е.Г. поясняет, что во время судебного заседания она была очень взволнована, растеряна и пришедший вместе с ней родственник ей был нужен в качестве поддержки, помощника, но не как переводчик.

Кроме того, из протокола судебного заседания следует, что в судебном заседании потерпевшая Цугошвили Е.Г. также изъяснялась на русском языке, при разъяснении ей процессуальных прав, пояснила, что права ей понятны и разъяснений не требуется, а также ей были понятны и задаваемые ей вопросы, на которые она давала соответствующие ответы.

При таких обстоятельствах, выводы суда о том, что на предварительном следствии потерпевшая Цугошвили Е.Г. была лишена возможности воспользоваться правом на помощь переводчика, что лишило ее возможности реально воспользоваться другими ее правами, предусмотренными законом, нельзя признать обоснованными.

Без достаточных оснований судом сделан вывод и о не уведомлении потерпевших Цугошвили Е.Г., Цугошвили П.А., Меребашвили И.М. об окончании следственных действий и о лишении их права на ознакомление с материалами уголовного дела.

Как видно из протокола судебного заседания, данный вопрос у потерпевшей Цугошвили Е.Г., присутствовавшей в судебном заседании, судом не выяснялся.

Между тем, в материалах дела имеются копии соответствующих уведомлений данных потерпевших, а также потерпевшие Цугошвили Е.Г. и Меребашвили И.М. в своих кассационных жалобах поясняют, что их права, а также и потерпевшего Цугошвили П.А. не нарушались, знакомиться с материалами уголовного дела они не пожелали, в связи с чем они написали соответствующие заявления, которые передали следователю, т.е. права потерпевших нарушены не были.

Отсутствие подписей следователя в графике ознакомления обвиняемого Марченкова А.Н. и его защитника Смирновой В.И. не препятствует рассмотрению дела судом и не является основанием для возвращения дела прокурору, поскольку подписи следователя в данном графике лишь только удостоверяют количество листов дела, с которым обвиняемый и защитник ознакомились за определенный период времени, а сам факт ознакомления обвиняемого и защитника с материалами дела отражается в таком процессуальном документе как протокол ознакомления с материалами уголовного дела, который в данном случае составлен в соответствии с требованиями закона.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 УПК РФ, судебная коллегия определила:

постановление Верховного суда Республики Адыгея от 1 декабря 2005 года в отношении Меретукова Мурата Касимовича, Даурова Мурата Касимовича, Яцковского Олега Павловича, Пилипенко Александра Геннадьевича, Марченкова Александра Николаевича, Давыденко Андрея Федоровича, Яцковского Вячеслава Анатольевича и Мяктинова Александра Петровича отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд, со стадии предварительного слушания.

Меру пресечения в отношении всех обвиняемых оставить без изменения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 февраля 2006 г. N 24-О06-2


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.