Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 декабря 2005 г. N 64-О05-10 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденного в убийстве полностью подтверждена совокупностью доказательств по делу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 декабря 2005 г. N 64-О05-10


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - "...",

судей - "..." и "..."

рассмотрела в судебном заседании от 27 декабря 2005 года дело по кассационным жалобам осужденного Руссу В.А. и адвоката Василюк Г.П. на приговор Сахалинского областного суда от 18 апреля 2005 года, которым

Руссу Вадим Александрович, родившийся 18 ноября 1956 года в г. Южно-Сахалинске, со средним образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ к 12 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Принято решение об удовлетворении гражданских исков.

Заслушав доклад судьи "...", выступление осужденного Руссу В.А. и адвоката Волобоеву Л.Ю., поддержавших доводы кассационных жалоб и просивших отменить приговор по изложенным в них основаниям, возражения прокурора Модестовой А.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия, установила:

Руссу В.А. осужден за убийство Прохненко В.Г. 1952 года рождения и Прохненко К.Н. 1947 года рождения, совершенное 27 августа 2004 года на почве возникших неприязненных отношений.

Обстоятельства совершения преступления, как они установлены судом, изложены в приговоре.

В судебном заседании Руссу В.А. свою вину не признал. В кассационных жалобах:

Адвокат Василюк Г.П. просит приговор отменить и дело прекратить.

Основанием к этому она указывает, что вина осужденного в совершении преступления не доказана.

Приговор постановлен на показаниях Руссу, данных в период расследования дела, от которых он впоследствии отказался. Других доказательств, подтверждающих вывод суда о причастности ее подзащитного к убийству потерпевших, в материалах дела не содержится.

Кроме того, первоначальные показания Руссу об обстоятельствах совершения им преступления, как она считает, противоречат другим доказательствам по делу, что подтверждает заявление осужденного о самооговоре.

Аналогичные доводы содержатся в кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденного Руссу.

Кроме того, оспаривая обоснованность осуждения, он утверждает, что дать показания о совершении им преступления он был вынужден под физическим воздействием со стороны работников милиции. Эти же показания он подтвердил при проверке на месте, так как опасался, что в противном случае к нему вновь будут применены недозволенные методы следствия.

Просит об отмене приговора.

В возражениях государственный обвинитель Чинский С.А., находя приговор законным и обоснованным, приводит доводы, по которым находит его таковым, и просит оставить его без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия оснований к их удовлетворению не усматривает.

Признавая вину осужденного в совершении инкриминируемых ему деяний доказанной, суд признал достоверными показания Руссу на предварительном следствии, поскольку они нашли свое подтверждение при проверке других материалов дела.

Так, признавая свою вину, и рассказывая о мотиве и обстоятельствах совершения преступления, Руссу пояснил, что пришел в дом потерпевших для того, чтобы забрать матрас, который им давала его сожительница. Супруги Прохненко употребляли спиртные напитки и, поссорившись, разодрались. Он пытался разнять их, выхватил у Прохненко В.Т. гвоздодер, которым он наносил удары жене, бросил гвоздодер на пол, но Прохненко вновь взял его и, пытаясь ударить жену, промахнулся и ударил гвоздодером его по спине. Разозлившись, он выхватил у Прохненко гвоздодер и нанес им несколько ударов ему по голове и телу. Прохненко упал и схватил его за ногу, пытаясь укусить. В связи с тем, что нога была обожжена химикатами, и очень болела, он, пытаясь предотвратить действия Прохненко, ударил его несколько раз гвоздодером по голове. В это время жена Прохненко, защищая мужа, пошла на него с ножом, и тогда он ударил и ее гвоздодером по голове.

Свои показания он подтвердил при проверке их на месте, подтвердив мотив и обстоятельства совершения преступления.

Трупы потерпевших с признаками насильственной смерти были обнаружены на кухне. Здесь же обнаружен гвоздодер со следами бурого цвета, похожими на кровь.

При судебно-медицинском исследовании трупов установлено, что смерть потерпевших наступила от открытой черепно-мозговой травмы с размозжением вещества головного мозга. Имевшиеся у каждого потерпевшего телесные повреждения, повлекшие смерть, могли быть причинены гвоздодером, изъятым с места происшествия.

На гвоздодере обнаружены следы крови, которые образовались при смешении крови потерпевших.

Выводы указанных экспертиз подтверждают показания Руссу о механизме образования телесных повреждений у потерпевших, и их локализации.

При судебно-медицинском обследовании Руссу установлено, что в межлопаточной области слева у него обнаружен слабовыраженный полосовидный вертикально направленный кровоподтек.

Выводы данной экспертизы подтверждают показания Руссу в той части, что Прохненко, пытаясь нанести удар гвоздодером жене, промазал и ударил по спине его.

Нашли свое подтверждение показания Руссу и в той части, что нога, за которую схватился Прохненко и пытался укусить, была обожжена химикатами.

Данное обстоятельство подтверждается заключением судебно-медицинской экспертизы, в соответствии с которым на переднебоковых поверхностях обоих бедер и голеней у него выявлены поверхностные раны, вызванные попаданием на кожу химически активной жидкости.

Свидетель Абакумова подтвердила показания Руссу в той части, что накануне она давал в пользование супругам Прохненко матрас, и просила Руссу пойти и забрать его обратно.

В период расследования дела у Руссу была изъята рубашка, в которой он находился в момент совершения инкриминируемых ему деяний, на рубашке обнаружена кровь человека, происхождение которой от потерпевшего не исключается и исключается от него самого.

Свидетель Шиманский пояснил, что он в качестве понятого принимал участие при проверке показаний Руссу на месте. Обвиняемый показания давал свободно, уверенно, в присутствии адвоката. Каких-либо замечаний от участников процесса не поступило.

Впоследствии Руссу изменил свои показания и стал утверждать, что оговорил себя под воздействием недозволенных методов следствия.

Это утверждение Руссу судом проверено, с приведением мотивов принятого решения признано несостоятельным.

Оснований ставить под сомнение принятое судом решение судебная коллегия не находит.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по материалам дела не установлено.

Все противоречия в показаниях свидетелей, выводах судебно-медицинского эксперта, судом выяснены и оценены.

Вывод суда о доказанности вины осужденного в убийстве двух лиц в приговоре мотивирован и, по мнению судебной коллегии, является правильным.

Соглашаясь с выводом суда о доказанности вины осужденного в совершении преступления и правильности квалификации его действий, судебная коллегия находит и назначенное наказание соразмерным характеру и степени общественной опасности содеянного и данным о личности осужденного.

Оснований к его смягчению судебная коллегия не находит.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия, определила:

приговор Сахалинского областного суда от 18 апреля 2005 года в отношении Руссу Вадима Александровича оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 декабря 2005 г. N 64-О05-10


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.