Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 марта 2006 г. N 48-О06-18 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденного в совершении умышленных убийств с целью облегчить совершение другого преступления, в изнасилованиях, а также в незаконном ношении огнестрельного оружия и боеприпасов полностью подтверждена совокупностью доказательств по делу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 марта 2006 г. N 48-О06-18


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего "..."

судей "..." и "..."

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Корочкина А.В. и адвоката Жихаревой Т.Г. на приговор Челябинского областного суда от 31 октября 2005 года, которым

Корочкин Алексей Владимирович, родившийся 21 мая 1973 года в г. Гай Райского района Оренбургской области, не имеющий судимостей;

- осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ (по эпизоду в отношении потерпевшего Абдуллаева Я.Р.) к 13 годам, по ст. 131 ч. 2 п. "в" УК РФ (по эпизоду в отношении потерпевшей Коренковой И.А.) к 7 годам, по ст. 222 ч. 1 УК РФ (по эпизоду от 07.05.2004 г.) к 1 году, по ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ (по эпизоду в отношении потерпевшего Карасева В.В.) к 14 годам, по ст. 131 ч. 2 п. "в" УК РФ (по эпизоду в отношении потерпевшей Мухутдиновой К.С.) к 8 годам, по ст. 222 ч. 1 УК РФ (по эпизоду от 28.07.2004 г.) к 2 годам.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 20 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

По обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст.ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "к" УК РФ Корочкин оправдан в связи с непричастностью к совершению преступления.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации "...", объяснения осужденного Корочкина А.В., мнение прокурора Гостюжевой И.А. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия установила:

Корочкин признан виновным в совершении умышленных убийств Абдуллаева Я.Р. и Карасева А.В. с целью облегчить совершение другого преступления, в изнасиловании Коренковой И.А. и Мухутдиновой К.С., а также в незаконном ношении огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления совершены в ночь на 7 мая 2004 года и в ночь на 28 июля 2004 года в г. Челябинске при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Корочкин просит отменить приговор, считая выводы суда о его виновности не соответствующими фактическим обстоятельствам дела. Подвергает сомнению показания потерпевших Коренковой и Мухутдиновой, ссылаясь на то, что ранее они поясняли, что преступник был в маске и не заявляли об изнасиловании, а после его задержания стали приводить описание его внешности, поясняя, что он был без маски и опознали его, при этом, считает, что опознание было проведено с нарушением закона. Также указывает, что с Коренковой они проживали в одном общежитии и после совершения преступления, она могла его видеть, но при этом не узнавала, а Мухутдинова поясняла, что у преступника были целые зубы, но у него отсутствуют передние зубы с 1997 года. Указывает, что у Мухутдиновой изымалось ее водительское удостоверение, которое брал в руки преступник, при этом не был составлен процессуальный документ. Указывает, что судом не были приняты во внимание показания свидетелей Филатова и Абрамовой на предварительном следствии о том, что фоторобот, составленный со слов потерпевших похож на Беляева и Чайкина, а знакомый Чайкина Баймаков кустарным способом изготавливал оружие. Считает, что изнасилование потерпевших не подтверждается материалами дела, а также не подтверждено ношение им оружия, поскольку, оружие не было изъято.

Адвокат Жихарева Т.Г. в кассационной жалобе в интересах осужденного Корочкина указывает на несогласие с приговором, ссылаясь на то, что потерпевшая Мухутдинова в ходе дополнительного допроса в судебном заседании, не стала категорически настаивать на схожести внешности Корочкина с преступником и пояснила, что не видела дефектов зубов у преступника и об этом она поясняла на предварительном следствии, хотя у Корочкина отсутствуют передние зубы, в связи с чем, полагает, что доводы Корочкина о его невиновности не опровергнуты. Также указывает, что на предварительном следствии у Корочкина не были обнаружены огнестрельное оружие и камуфляжная форменная одежда, а его сожительница и сын пояснили, что у него не было такой одежды. Считает, что также не установлен мотив совершенных убийств потерпевших, поскольку, у Корочкина не было причин совершать их убийство. Просит отменить приговор и дело направить на новое судебное разбирательство.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Чучков Ф.Н. считает доводы жалоб необоснованными и просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что обвинительный приговор по делу постановлен правильно.

Выводы суда о виновности Корочкина в совершении преступлений, при установленных судом обстоятельствах, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на анализе и оценке совокупности доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства.

Так, из показаний потерпевших Коренкова и Мухутдинова, данными ими как на предварительном, так и судебном следствии, следует, что как в первом случае - убийство Абдуллаева и последующее изнасилование Коренковой, так и во втором - убийство Карасева и последующее изнасилование Мухутдиновой были совершены Корочкиным, при этом потерпевшими на предварительном следствии еще до задержания Корочкина, было приведено описание внешности преступника.

Согласно протокола опознания от 3 августа 2004 года, Мухутдинова уверенно опознала Корочкина по чертам лица, форме лица, подбородка как лицо, совершившее убийство Карасева и изнасиловавшее ее.

Согласно протокола опознания от 4 августа 2004 года, Коренкова также уверенно опознала Корочкина по чертам лица, росту, телосложению, голосу как лицо, совершившее убийство Абдуллаева и изнасиловавшее ее.

Оснований считать недопустимыми доказательствами данные протоколы опознания не имеется, поскольку, опознание проведено с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, в присутствии понятых, а при опознании Коренковой и в присутствии адвоката Жихаревой Т.Г., который был предоставлен Корочкину, поскольку, после опознания Мухутдиновой, он был задержан в порядке ст.ст. 91, 92 УПК РФ и являлся подозреваемым по делу.

В ходе очных ставок с Корочкиным как Коренкова, так и Мухутдинова также подтвердили, что они уверены в том, что преступления были совершены именно Корочкиным.

Суд обоснованно пришел к выводу об отсутствии оснований не доверять показаниям потерпевших Мухутдиновой и Коренковой, поскольку, потерпевшие и Корочкин ранее знакомы не были, оснований для его оговора у них не имеется, а также, потерпевшие, находясь достаточное время в непосредственном контакте с преступником, имели реальную возможность его запомнить и затем привести описание его внешности.

Кроме того, анализ показаний потерпевших, позволил суду придти к обоснованному выводу об идентичности действий преступника и единстве его преступных методов в обоих эпизодах, т.е. убийства потерпевших Абдуллаева и Карасева совершались выстрелом в голову в тот момент, когда они находились на заднем сиденье автомашин и их внимание было отвлечено, соответственно, на Коренкову и Мухутдинову, после совершения убийства, в обоих случаях, преступником предпринимались попытки переместить машины потерпевших вглубь лесопарковой зоны, осмотр салона машин проводился с применением маленького фонарика, им высказывался мотив преступления, демонстративно указывалось перед потерпевшими Коренковой и Мухутдиновой, что убийство им совершено по заказу, оказывалось психологическое воздействие на женщин путем исследования их личных документов и угроз расправой с ними в случае попыток его изобличения с их стороны и его требование, чтобы в милиции потерпевшие поясняли, что преступник был в маске, после совершенного изнасилования он длительное время водил потерпевших по лесопарковой зоне, избрание для нападения одинакового время суток и места, т.е. ночное время в лесном массиве парка им. Гагарина.

Кроме того, на предварительном следствии и в судебном заседании Коренкова пояснила, что первоначально она об изнасиловании не заявляла и также поясняла о том, что преступник был в маске, поскольку, она боялась преступника, который увидев ее пропуск в общежитие и узнав ее местожительство, потребовал, чтобы она говорила, что преступник был в маске и она ничего не знает, угрожая при этом ей убийством.

Свидетель Гусева, проживавшая в одной комнате с потерпевшей в общежитии, также подтвердила, что первоначально Коренкова, которая в первое время была в шоке, напугана, поясняла ей, что преступник, застреливший Абдуллаева, был в маске, но в дальнейшем, она рассказала, что преступник после совершенного им убийства, изнасиловал ее, был без маски и она запомнила его лицо, описала его приметы, одежду, возраст, высокий рост.

Кроме того, как видно из материалов дела, показания Мухутдиновой об ее изнасиловании, при этом ею было приведено описание внешности преступника, были даны ею на предварительном следствии еще до задержания Корочкина и его опознания Мухутдиновой, а не после его задержания, как утверждает в своей жалобе Корочкин.

При допросе в судебном заседании от 24 октября 2005 года Мухутдинова пояснила, что к настоящему времени она стала забывать внешность преступника, т.к. ей психологически тяжело и она старается не вспоминать происходившие события, но на момент опознания она помнила внешность преступника хорошо и не сомневается в результатах опознания, где она узнала Корочкина как преступника и очной ставки, где она узнала его еще и по голосу. Подтверждает все свои предыдущие показания, в том числе и первые показания, данные ею в суде, считает, что преступления были совершены Корочкиным.

С учетом психологического состояния потерпевшей Мухутдиновой, суд обоснованно признал подобное поведение потерпевшей адекватным, в связи с воздействием на психику потерпевшей длительной психотравмирующей ситуации, связанной с рассмотрением данного дела и признал достоверными ее прежние показания.

Кроме того, Мухутдинова не смогла категорично ответить в судебном заседании, отсутствовал ли дефект зубов у преступника или она просто не обратила внимания на данный дефект с учетом ее психического состояния в момент совершения преступления, а с учетом того, что свидетель Дурасова не смогла ответить в какой период времени она в ходе конфликта выбила зубы Корочкину, суд не исключил возможности образования дефекта зубов у Корочкина после совершения им преступления в отношении Мухутдиновой.

Применение при совершении убийств Абдуллаева и Карасева огнестрельного оружия с использованием боеприпасов подтверждается характером ранений, причиненных потерпевшим и извлеченных при проведении судебно-медицинских экспертиз из тел потерпевших металлических предметов, что также отражено в заключении эксперта-криминалиста, показаниями Коренковой и Мухутдиновой о том, что в момент нападения они слышали звук выстрела и ощущали запах пороховых газов, при этом, не обнаружение в ходе предварительного следствия оружия и боеприпасов не влияет на данные выводы о применении огнестрельного оружия с использованием боеприпасов.

Из показаний свидетеля Малютина, являющегося вахтером общежития, где проживал Корочкин, следует, что он видел его одетым в пятнистую зеленую форму, в которой Корочкин ходил не постоянно.

Согласно протокола выемки от 28 июля 2004 года водительское удостоверение на имя Мухутдиновой К.С. было изъято у Филатовой Ю.Е., которое было передано ей потерпевшей вместе с сумкой.

Необоснованными являются и доводы Корочкина о том, что судом не были приняты во внимание показания свидетелей Филатова и Абрамовой, данными ими на предварительном следствии, соответственно, 28 и 30 июля 2004 года, поскольку, данные лица опрашивались органами следствия в ходе установления виновного лица, и где они высказывали свои предположения, которые не нашли своего подтверждения. Оснований для их вызова в судебное заседание не имелось, при этом, сторонами в судебном заседании соответствующие ходатайства об их вызове не заявлялись.

Доводы адвоката о неустановлении мотива совершенных убийств потерпевших также являются необоснованными, поскольку, совершение Корочкиным убийства Абдуллаева и Карасева с целью облегчить совершение другого преступления подтверждается последующими его действиями, направленными на изнасилование потерпевших Коренковой и Мухутдиновой.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, органами предварительного следствия и судом не допущено.

Таким образом, суд оценив исследованные по делу доказательства в их совокупности, обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Корочкина и дал верную юридическую оценку его действиям.

Наказание Корочкину назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных им преступлений, обстоятельства, смягчающего его наказание, данных, характеризующих его личность, и является справедливым.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Челябинского областного суда от 31 октября 2005 года в отношении Корочкина Алексея Владимировича оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного и адвоката - без удовлетворения



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 марта 2006 г. N 48-О06-18


Текст определения официально размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.