Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 марта 2006 г. N 18-О05-87 Оснований для отмены приговора нет, поскольку виновность осужденного в незаконном проникновении в жилище, в умышленном убийстве двух лиц подтверждается совокупностью материалов по делу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 марта 2006 г. N 18-О05-87


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ермилова В.М.,

судей "..." и "..."

рассмотрела в судебном заседании 23 марта 2006 года кассационные жалобы осужденного Толмачева В.И. и адвоката Грибова А.В. на приговор Краснодарского краевого суда от 25 октября 2005 года, которым

Толмачев Виталий Иванович, 9 июля 1973 года рождения, уроженец г. Балакова Саратовской области, несудимый -

осужден по ст. 139 ч. 1 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства, по ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ к 19 годам лишения свободы и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 19 годам 2 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Толмачева В.И. в пользу Гулиевой З.К. 20665 рублей в возмещение материального ущерба и 305000 рублей в счет компенсации морального вреда.

Этим же приговором осуждены Решетов М.С. и Мельникова Т.Н. по ст. 139 ч. 1 УК РФ, в отношении которых приговор не обжалован.

Заслушав доклад судьи "...", объяснение осужденного Толмачева В.И., поддержавшего свою кассационную жалобу, и мнение прокурора Крюковой Н.С., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

Толмачев В.И. признан виновным в незаконном проникновении в жилище, совершенном против воли проживающих в нем лиц, и в умышленном убийстве двух лиц.

Преступления совершены в ночь на 10 июня 2005 года в х. Плавни Краснодарского края при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Толмачев признал вину в незаконном проникновении в жилище, а вину в убийстве не признал.

В кассационных жалобах:

осужденный Толмачев В.И. не согласен с приговором. Утверждает, что он не виновен в убийстве. Поясняет, что на предварительном следствии он давал показания по просьбе Мельниковой, которая "подставила" его, сговорившись с Решетовым, а следователь сфальсифицировал доказательства. Просит приговор в отношении него отменить;

адвокат Грибов А.В. в защиту осужденного считает, что приговор является незаконным и необоснованным. Указывает, что в основу обвинения положены признательные показания Толмачева на предварительном следствии, которые он изменил в судебном заседании, что не было принято судом во внимание. На предварительном следствии другие версии убийства не проверялись. Полагает, показания Решетова и Мельниковой нельзя считать достоверными, поскольку они не были допрошены в качестве свидетелей. В показаниях же свидетелей Гулиевых имеются существенные противоречия, которые не были устранены в судебном заседании. Считает, что утрата кассет с видеосъемкой проверки показаний на месте обвиняемых, существенно нарушает право Толмачева на защиту. Указывает, что вещественные доказательства (гвоздодер и одежда Толмачева) не имеют следов преступления, что подтверждает необоснованность выводов суда о виновности Толмачева. Просит приговор в отношении Толмачева отменить и направить дело на новое судебное разбирательство.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Халимова Е.В. считает, что вина осужденного Толмачева полностью доказана изложенными в приговоре доказательствами, полученными с соблюдением норм уголовно-процессуального закона, и его действия квалифицированы правильно. Полагает, что утрата видеокассеты протоколов осмотра с участием осужденных, не ставит под сомнение выводы суда о виновности Толмачева. Просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах и в возражении на них, судебная коллегия находит жалобы не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Из материалов дела видно, что выводы суда о доказанности вины Толмачева в совершенных преступлениях основаны на достоверных доказательствах, непосредственно, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании, на основе состязательности сторон.

Осужденный Толмачев на предварительном следствии признал вину в незаконном проникновении в жилище Гулиевых, куда он проник с Решетовым и Мельниковой, и подробно пояснил об обстоятельствах совершенного им убийства Гулиевой Н.П. и Савченко В.Н.

Из показаний на предварительном следствии осужденных по этому же делу Решетова и Мельниковой видно, что инициатором проникновения в дом Гулиевых был Толмачев, который хотел проучить обидчиков своей матери. Толмачев проник в дом через окно, предварительно разрезав ножницами пленку и выставив стекло, при этом у него с собой был фонарик. Они также зашли в дом и увидели, что Толмачев наносит удары монтировкой по голове женщине, которая вышла им на встречу. Потом, освещая фонариком, Толмачев пошел в другую комнату, где стал наносить монтировкой удары парню, который вставал с кровати. Парень пытался защититься, закрывался руками. После этого Толмачев выбежал на улицу с монтировкой в руках. Монтировку он положил в какой-то полиэтиленовый пакет. Он так же взял с собой осколки выставленного из окна стекла. Когда в Новороссийске они подъехали к дому N 35 на пр. Ленина, то вышли из машины. Толмачев вынул монтировку из пакета, и забросил ее на крышу одного из гаражей, после чего пошел домой.

В судебном заседании Толмачев изменил показания, утверждал, что убийство совершил не он, а Решетов.

Решетов и Мельникова в судебном заседании от дачи подробных показаний отказались, пояснив, что в дом они проникли лишь из-за того, чтобы уберечь пьяного и возбужденного Толмачева от возможного совершения им необдуманных поступков.

Однако считать, что на предварительном следствии Толмачев оговорил себя, и что его оговорили Решетов и Мельникова, и ставить под сомнение достоверность их показаний, нет оснований, поскольку признательные показания Толмачева на предварительном следствии и показания Решетова и Мельниковой, объективно подтверждаются совокупностью доказательств по делу: показаниями потерпевшей Гулиевой З., свидетелей Гулиевой Н., Сериковой, Толкачевой, протоколами следственных действий, заключениями экспертов и другими доказательствами, полно и правильно изложенными в приговоре.

Так, из показаний потерпевшей Гулиевой З. усматривается, что она проснулась от того, что ее сестра Мария будила мать. Потом они услышали крик матери и убежали через другой выход к соседке Сериковой. Со слов Марии они узнали, что в дом проник Толмачев, и еще мужчина и женщина. Толмачев ударил их маму по голове. У соседки они пробыли до рассвета, а когда вернулись домой, то увидели на полу убитую мать, а в комнате на постели Савченко.

Свидетель Серикова показала, что ночью с 9 на 10 июня к ней домой прибежали испуганные сестры Гулиевы и от них она узнала о случившемся. На утро в доме Гулиевых обнаружили трупы матери Гулиевой и Савченко с разбитыми головами.

В показаниях свидетелей Гулиевых не усматривается каких-либо существенных противоречий, не указываются они и в кассационной жалобе адвоката.

Из заключений судебно-медицинских экспертиз усматривается, что смерть Гулиевой Н.П. и Савченко В.Н. наступила от черепно-мозговой травмы, сопровождающейся переломом костей черепа, размозжением головного мозга. Кроме того, им причинены и другие телесные повреждения, характер и количество которых подтверждают показания Решетова и Мельниковой.

Из заключений судебно-медицинских экспертиз, а также медико-криминалистических экспертиз видно, что телесные повреждения потерпевшим Гулиевой и Савченко причинены, вероятно, монтировкой (гвоздодером) сделанной из отрезка арматуры, обнаруженной согласно протоколу осмотра места происшествия на крыше гаража в Новороссийске у дома N 35 по пр. Ленина, то есть в месте, куда по показаниям Мельниковой Толмачев бросил монтировку.

Суд обоснованно отметил в приговоре, что само по себе не обнаружение на этом гвоздодере следов крови, либо других следов убийств, не исключает его использование при совершении убийств, поскольку он был обнаружен на крыше гаража через двое суток, после того, как Толмачев его туда забросил.

Нельзя считать нарушением права Толмачеву на защиту утрату кассеты с видеосъемками показаний обвиняемых с выходом на место происшествия, как об этом утверждается в кассационной жалобе адвоката, поскольку их показания зафиксированы в соответствующих протоколах следственных действий и приложенных к ним фототаблицах, которые исследованы в судебном заседании и не оспариваются в кассационных жалобах.

Судом проверялась версия Толмачева о том, что убийство совершил не он, а Решетов, и она убедительно опровергнута в приговоре со ссылкой на конкретные доказательства.

Оценка доказательствам дана судом первой инстанции в соответствии с требованиями ст.ст. 17, 88 УПК РФ, то есть по внутреннему убеждению, каждое доказательство оценено с точки зрения допустимости и достоверности, а все имеющиеся доказательства в совокупности.

Суд обоснованно признал доказанной вину Толмачева В. И. в совершении преступлений, ст.ст. 139 ч. 1, 105 ч. 2 п. "а" УК РФ.

Назначенное наказание осужденному Толмачеву соответствует характеру и степени общественной опасности совершенных преступлений, личности виновного и обстоятельствам дела.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Краснодарского краевого суда от 25 октября 2005 года в отношении Толмачева Виталия Ивановича оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 марта 2006 г. N 18-О05-87


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.