Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 марта 2006 г. N 48-О06-12СП Суд, изменяя приговор, указал на то, что, назначая наказание осужденному, суд первой инстанции необоснованно применил правило о частичном присоединении приговоров, в связи с чем следует внести изменение и указать, что наказание назначено ему путем частичного сложения приговоров

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 марта 2006 г. N 48-О06-12СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Хинкина В.С.

судей <...> и <...>

рассмотрела в судебном заседании от 10 марта 2006 года кассационные жалобы осужденных Жаркова К.А., Жаркова Д.В., Карпова С.В., Морозова Д.М., Холодилина В.Ю. на приговор Челябинского областного суда от 24 июня 2005 года, которым

Жарков Константин Алексеевич, 18 апреля 1976 года рождения, уроженец г. Челябинска, судимый 31 марта 1999 года по ст.ст. 30, 186 ч. 1 УК РФ к 5 годам лишения свободы с конфискацией имущества, содержавшегося под стражей с 23 марта 1998 года, -

осужден к лишению свободы:

- по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.1996 г.) - на 9 лет;

- по ст. 105 ч. 2 п.п. "д", "ж", "з" УК РФ - на 13 лет с назначением на основании ст. 48 УК РФ дополнительного наказания в виде лишения государственной награды - медали "За отвагу";

- по ст.ст. 33 ч. 5, 162 ч. 2 п.п. "а", "в", "г" УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.1996 г.) - на 8 лет.

На основании ст. 69 ч. 3, ч. 4 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 13 (тринадцать) лет 8 (восемь) месяцев лишения свободы с лишением его государственной награды - медали "За отвагу".

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ наказание, назначенное по приговору Челябинского областного суда от 31 марта 1999 г. частично присоединено к назначенному наказанию и окончательно назначено 14 (четырнадцать) лет 8 (восемь) месяцев лишения свободы с лишением государственной награды - медали "За отвагу", с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Карпов Сергей Вячеславович, 11 июля 1975 года рождения, уроженец г. Челябинска, судимый 2 сентября 1996 года по ст.ст. 144 ч. 2, ст. 148-1 ч. 2 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 2 года, содержавшегося под стражей с 12 февраля 1998 года, -

осужден к лишению свободы:

- по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ (в ред. ФЗ от 13.06.1996 г.) - на 9 лет;

- по ст. 105 ч. 2 п.п. "д", "ж", "з" УК РФ - на 14 лет с назначением на

основании ст. 48 УК РФ дополнительного наказания в виде лишения государственной награды - медали "За отвагу";

- по ст. 162 ч. 2 п.п. "а", "в", "г" УК РФ (в ред. ФЗ от 13.06.1996 г.) - на 9 лет.

На основании ст. 69 ч. 3, ч. 4 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначить 15 (пятнадцать) лет 8 (восемь) месяцев лишения свободы с лишением его государственной награды-медали "За отвагу" с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Морозов Дмитрий Михайлович, 9 мая 1975 года рождения, уроженец г. Кыштым Челябинской области, не судимый, содержавшийся под стражей с 12 февраля 1998 года, -

осужден к лишению свободы:

- по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.1996 г.) - на 9 лет;

- по ст. 105 ч. 2 п.п. "д", "ж", "з" УК РФ - на 14 (четырнадцать) лет;

- по ст. 162 ч. 2 п.п. "а", "в", "г" УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.1996 г.) - на 9 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 14 (четырнадцать) лет 8 (восемь) месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Холодилин Виталий Юрьевич, 28 июня 1975 года рождения, уроженец г. Челябинска, не судимый, содержавшийся под стражей с 5 марта 1999 г. -

осужден по ст.ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п.п. "ж", "з" УК РФ на 10 (десять) лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

По этому же делу осуждена Коноплева Светлана Анатольевна, которая приговор не обжаловала.

Постановлено взыскать с Холодилина В.Ю., Коноплевой С.А., Морозова Д.М., Карпова С.В., Жаркова К.А. в пользу потерпевшей Коноплевой Т.Г. компенсацию морального вреда в равных долях по 10.000 рублей с каждого.

Заслушав доклад судьи <...>, объяснения осужденных Карпова С.В., Холодилина В.Ю., Жаркова К.А. и его защитника Жарковой Г.К., поддержавших доводы кассационных жалоб, объяснение осужденной Коноплевой С.А., поддержавшей свои возражения на кассационные жалобы, мнение прокурора Гостюжевой И.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

вердиктом коллегии присяжных заседателей признаны виновными: - Холодилин В.Ю. - в пособничестве в умышленном убийстве Коноплева Ю.Г., совершенного 20 декабря 1997 года в г. Челябинске группой лиц по предварительному сговору, по найму, а Морозов Д.М., Карпов С.В. и Жарков К.А. - в умышленном причинении смерти Коноплеву Ю.Г., совершенного с особой жестокостью, группой лиц по предварительному сговору, по найму и в разбойном нападении на потерпевшего, совершенном с применением насилия, опасного для жизни, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Кроме того, Морозов Д.М. и Карпов С.В. признаны виновными в разбойном нападении на Мусина Р.Т. в целях хищения чужого имущества, совершенном 12 февраля 1998 года в г. Челябинске с применением насилия и с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия, а Жарков К.А. - в пособничестве им в разбойном нападении, совершенное с применением насилия и с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия.

Преступления совершены ими в г. Челябинске при установленных вердиктом коллегии присяжных заседателей обстоятельствах.

В суде Морозов вину признал, Холодилин вину не признал, а Карпов и Жарков вину признали только в совершении в отношении Мусина, а по эпизоду с Коноплевым - не признали.

В кассационных жалобах:

осужденный Жарков в кассационной жалобе и многочисленных дополнениях к ней просит приговор отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение, либо снизить ему срок наказания, при этом ссылается на то, что суд неправильно признал его виновным в убийстве с особой жестокостью, хотя он не имел умысла на убийство с особой жестокостью и этот признак не нашел подтверждения. По эпизоду разбойного нападения на Мусина утверждает, что выполнял пассивную роль, никаких указаний Карпову и Морозову не давал, находился в автомашине и что произошло в квартире Мусина, он не знал. Утверждает, что он является участником боевых действий и награжден медалью "За отвагу", поэтому в соответствии Постановлением Государственной Думы от 26 мая 2000 года "Об объявлении амнистии..." в отношении него следовало дело прекратить, но суд осудил его и дополнительно необоснованно лишил его медали "За отвагу". Указывает, что при вынесении вердикта допущено нарушение, поскольку один из присяжных заседателей находился в состоянии алкогольного опьянения. Утверждает, что суд не имел права, в соответствии с Конституцией РФ и решениями Конституционного Суда РФ, применить дополнительное наказание и лишить его государственной награды. Просит применить Постановление Государственной Думы "Об объявлении амнистии" от 26 мая 2000 года и дело прекратить. Утверждает, что в присутствии присяжных заседателей необоснованно исследовались ряд доказательств, полученные в ходе предварительного расследования дела без адвоката, с нарушением процессуальных норм, которые подлежали исключению из числа доказательств. Считает, что судом неполно учтены смягчающие наказание обстоятельства, положительная характеристика, семейное положение и заболевание туберкулезом, в связи с чем просит учесть их и снизить наказание, также отменить указание о назначении дополнительного наказания.

Осужденный Карпов в основной и дополнительных жалобах просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство, а в отношении него уголовное дело прекратить и его из под стражи освободить, при этом указывает, что он является участником боевых действий и награжден медалью "За отвагу", но суд не применил Постановление Государственной Думы от 26 мая 2000 года "Об объявлении амнистии..." и необоснованно не прекратил дело, не освободил его из под стражи, что противоречит Постановлению Конституционного Суда РФ. Утверждает, что по делу допущены нарушения уголовно-процессуального закона, так как несмотря на то, что в уголовном деле отсутствовали листы дела, в том числе три листа вердикта присяжных заседателей, суд осудил его. Вывод о его виновности основан на показаниях осужденной Коноплевой, психическое состояние которой вызывает сомнение, но ее состояние здоровья надлежащим образом не проверено. Считает, что коллегии присяжных заседателей были предоставлены недопустимые доказательства, полученные с нарушением процессуальных норм. Указывает, что в момент совершения убийства Коноплева он находился у себя дома, но не все свидетели, которые могли подтвердить его алиби, были допрошены в судебном заседании. Считает, что его дважды осудили за одни и те же действия: первый приговор отменен, но второй раз осудили его за эти же действия, необоснованно содержали его под стражей в условиях тюрьмы более восьми лет, хотя вступившего в законную силу приговора не было, что привело к ухудшению его здоровья. Утверждает, что ему не давали полностью ознакомиться с материалами дела, ограничив во времени, нарушив его право на защиту. Полагает, что председательствующий оказывал на присяжных заседателей воздействие, так как неоднократно указывалось им на то, какие показания свидетелей следует учесть или не учитывать при вынесении вердикта, а государственный обвинитель в присутствии присяжных заседателей обсуждал вопросы, выходя за пределы предъявленного обвинения, поэтому считает, что вердикт вынесен незаконно, к тому же, некоторые присяжные заседатели находились в суде в состоянии алкогольного опьянения.

Осужденный Морозов в кассационной жалобе, не оспаривая приговор в части доказанности его вины в содеянном и квалификации, просит о смягчении наказания, ссылаясь на то, что вину полностью признал, характеризуется только положительно, мать является инвалидом 2 группы, на иждивении имеет малолетнего ребенка.

Осужденный Холодилин в своих жалобах указывает, что не согласен с приговором в части назначенного наказания, просит о снижении срока наказания и ограничившись отбытым им сроком наказания, освободить его из под стражи, при этом ссылается на то, что суд при назначении наказания не учел его роль в преступлении, оказание активной помощи правоохранительным органам в раскрытии преступления, также его состояние здоровья. Считает, что несмотря на эти смягчающие наказание обстоятельства суд назначил ему более суровое наказание, чем заказчику убийства Коноплевой. Полагает, что присяжные заседатели не могли объективно разобраться в поставленных в вопросном листе вопросах, так как не являются профессиональными юристами.

В возражениях государственный обвинитель Калинина Е.С. и потерпевшая Потемкина Е.Ю. указывают о несогласии с доводами кассационных жалоб осужденных и просят приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения, ссылаясь, что вина осужденных в содеянном установлена тщательно исследованными доказательствами, собранными с соблюдением процессуальных норм и назначенное им в соответствии с требованиями закона наказание является справедливым.

Осужденная Коноплева С.В. в возражениях на кассационную жалобу осужденного Холодилина указывает, что доводы жалобы Холодилина о том, что он активно способствовал раскрытию преступления, но ему назначено наказание более строгое, чем ей - заказчику преступления, и что необходимо ему смягчить наказание, являются несостоятельными. Указывает, что приговор является законным и обоснованным, просит жалобу Холодилина оставить без удовлетворения, а приговор в отношении него - без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб осужденных и возражений, судебная коллегия находит, что Жаров, Карпов, Морозов и Холодилин обоснованно осуждены за совершенные ими преступления, в соответствии с вердиктом присяжных заседателей и требованиями ст.ст. 350, 351 УПК РФ.

Для удовлетворения кассационных жалоб осужденных оснований не имеется.

Доводы кассационных жалоб осужденных Жарова и Карпова о том, что вердикт присяжных заседателей и обвинительный приговор основаны на доказательствах, полученных с нарушением уголовно-процессуального закона, также о том, что дело рассмотрено с нарушением процессуальных норм, в связи с чем приговор подлежит отмене, являются несостоятельными.

Как видно из материалов дела, нарушений уголовно-процессуального законодательства в процессе расследования, в стадиях предварительного слушания, назначении судебного заседания и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии со ст. 379 УПК РФ отмену приговора суда присяжных, по данному делу не допущено.

Осужденные Жаров и Карпов, так же Морозов и Холодилин признаны виновными в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, на основании тщательно исследованных в судебном заседании доказательствах, с соблюдением принципа состязательности.

С учетом конкретных обстоятельств совершенного преступления, способа и орудия преступления, также количества, характера и локализации причиненных потерпевшему Коноплеву телесных повреждений, суд пришел к обоснованному выводу о том, что осужденные Морозов, Карпов и Жарков совершили разбойное нападение на потерпевшего и умышленно причинили ему смерть с особой жестокостью, группой лиц по предварительному сговору, по найму, а Холодилин способствовал умышленному причинению смерти другому человеку, совершенного группой лиц по предварительному сговору, по найму.

Доводы жалоб осужденного Жаркова об отсутствии у него умысла на причинение смерти потерпевшему с особой жестокостью, несостоятельны, поскольку вердиктом коллегии присяжных заседателей установлено, что потерпевшему Коноплеву Ю.Г. было нанесено не менее 6 ударов металлической трубой по голове, не менее 30 ударов ножом в область шеи и груди, неоднократно сдавливали шею потерпевшего петлей, требуя указать место нахождения в квартире денег, что сопровождалось нанесением ударов ножом в область головы, левого предплечья, порезом уха, что указывает на то, что избранный Морозовым, Карповым и Жарковым способ лишения жизни потерпевшего свидетельствует об их умысле на причинение потерпевшему особых мучений и страданий при лишении его жизни.

Утверждения в жалобах о том, что в присутствии присяжных заседателей необоснованно исследовались ряд доказательств, полученные в ходе предварительного расследования дела с нарушением процессуальных норм, без адвоката, также о том, что председательствующий оказывал влияние на присяжных заседателей, неоднократно напоминая им о том, что следует не принимать во внимание при вынесении вердикта те или иные высказывания, допущенные сторонами в судебном заседании, являются несостоятельными.

Из протокола судебного заседания видно, что заявленные ходатайства со стороны осужденных и их защитников о признании доказательств по делу недопустимыми, были рассмотрены судом в соответствии с требованиями закона, с удалением присяжных заседателей из зала судебного заседания, и в судебном заседании исследовались только полученные с соблюдением требований уголовно-процессуального закона доказательства, а допущенные недозволенные высказывания или ссылки на недопустимые доказательства председательствующим обоснованно снимались или отклонялись, и председательствующий обоснованно указывал присяжным заседателям, что не следует принимать их во внимание при вынесении вердикта.

Утверждения в жалобах об одностороннем исследовании доказательств, так же о предвзятом отношении председательствующего и заинтересованности в исходе дела, являются несостоятельными, поскольку каких-либо данных, свидетельствующих об одностороннем или неполном судебном следствии не имеется.

Из протокола судебного заседания видно, что ходатайств об отводе председательствующего в судебном заседании не заявлялось, поскольку никаких предусмотренных ст.ст. 61 и 63 УПК РФ обстоятельств не имелось.

После выступления председательствующего также никто не заявлял возражений по поводу необъективности суда и содержания напутственного слова.

Нарушений принципа состязательности в судебном заседании не имелось. В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства и необоснованных отказов осужденным и их защитникам в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, не усматривается.

Также нарушений уголовно-процессуального закона, являющихся основанием для признания исследованных и положенных в основу приговора доказательств недопустимыми, в ходе предварительного и судебного следствия допущено не было. Процессуальные права и требования ст. 51 Конституции РФ им разъяснены и адвокатами были обеспечены они своевременно.

С утверждениями в жалобах о том, что в вопросном листе были поставлены вопросы, в которых присяжные заседатели, не являясь профессиональными юристами, могли не разобраться, нельзя согласиться, поскольку из дела видно, что в вопросном листе все вопросы были поставлены в соответствии с фабулой обвинения и требований закона.

Содержание вопросного листа и все вопросы обсуждались судом со сторонами процесса, при этом никаких замечаний в этой части со стороны защиты и осужденных не было, с проектом вопросного листа они были полностью согласны.

При этом, все вопросы в вопросном листе были сформулированы председательствующим судьей с учетом результатов судебного следствия, прений сторон и поддержанного государственным обвинителем обвинения.

Никаких нарушений процессуальных норм не допущено и вопросный лист, также вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст.ст. 338, 339 УПК РФ.

Вердикт о виновности осужденных вынесен с соблюдением требований ст.ст. 341-345 УПК РФ и оснований для применения ч. 5 ст. 348 УПК РФ не имеется, а приговор постановлен судом в соответствии с вердиктом присяжных заседателей и требованиями ст.ст. 350, 351 УПК РФ, что опровергает доводы жалоб осужденных о необоснованности приговора.

Кроме того осужденные, указывая в своих жалобах, что вина их не доказана, подвергают сомнению вердикт присяжных заседателей, что в соответствии с ч. 2 ст. 379 УПК РФ является недопустимым.

Доводы жалоб о том, что вердикт присяжных заседателей является незаконным, так как некоторые присяжные заседатели находились в судебном заседании в состоянии алкогольного опьянения, является голословными и не подтверждены материалами дела.

Как видно из протокола судебного заседания, в ходе формировании коллегии присяжных заседателей и в ходе самого процесса никто не заявлял о тенденциозности и необъективности коллегии присяжных заседателей и не ставил вопрос о ее роспуске, в том числе не ставился вопрос о замене кого либо из присяжных заседателей от участия в судебном заседании.

К обстоятельствам дела, как они были установлены судом присяжных заседателей, уголовный закон применен правильно и действиям осужденных дана правильная юридическая оценка, квалифицировав действия Холодилина - по ст.ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п.п. "ж", "з" УК РФ, Морозова, Карпова и Жаркова - по ст.ст. 162 ч. 3 п. "в" (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.), 105 ч. 2 п.п. "д", "ж", "з" УК РФ.

Правильно квалифицированы судом действия Морозова и Карпова, совершенные также в отношении Мусина, по ст. 162 ч. 2 п.п. "а", "в", "г" (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.) УК РФ, что в их жалобах и не оспаривается, а действия Жаркова - по ст.ст. 33 ч. 5, 162 ч. 2 п.п. "а", "в", "г" УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.).

Судом исследовался вопрос о вменяемости осужденных и каких-либо сомнений в том, что во время совершения преступных действий они не могли осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, либо руководить ими, у суда не имелось и с учетом заключений экспертов-психиатров обоснованно признаны, что преступления совершены ими во вменяемом состоянии, что опровергает доводы жалобы осужденного Карпова о том, что в основу приговора положены показания осужденной Коноплевой, психическое состояние здоровья которой не проверено и вызывает сомнения.

Выводы проведенных по делу экспертиз не вызывали сомнений у суда, поскольку проведены они специалистами, обладающими специальными познаниями, с соблюдением процессуальных норм.

С утверждениями осужденных Жаркова и Карпова в жалобах о том, что судом необоснованно не применена к ним амнистия и неправильно суд лишил их медали "За отвагу", в связи с чем следует применить акт "Об амнистии..." и производство по делу прекратить, нельзя согласиться, поскольку в соответствии с изменениями, внесенными от 28 июня 2000 года в Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 26 мая 2000 г. "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов", Карпов и Жарков не являются субъектами амнистии как осужденные за особо тяжко преступления.

С утверждениями осужденных в жалобах о том, что им назначено чрезмерно суровое наказание, нельзя согласиться, поскольку мера наказания назначена Жаркову и Карпову, также Морозову и Холодилину в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному каждым из них, с учетом данных о их личности, семейного положения, здоровья, влияния назначенного наказания на их исправление и всех конкретных обстоятельств дела, в том числе и указанных в кассационных жалобах. Назначенное наказание является справедливым и оснований к его смягчению не имеется.

Для отмены приговора, как поставлен вопрос в кассационных жалобах, также для смягчения им наказания, оснований не имеется.

Вместе с тем приговор в отношении Жаркова подлежит изменению, по следующим основаниям.

Назначая наказание Жаркову по ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного присоединения, суд необоснованно применил положения ст. 70 УК РФ, в связи с чем следует внести изменение и указать, что наказание на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ назначено ему не путем частичного присоединения, а путем частичного сложения.

На основании изложенного и, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Челябинского областного суда от 24 июня 2005 года в отношении Жаркова Константина Алексеевича изменить, указать, что окончательное наказание в виде четырнадцати лет восьми месяцев лишения свободы с лишением государственной награды - медали "За отвагу", с отбыванием в исправительной колонии строгого режима назначено ему на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний.

В остальном приговор о нем и этот же приговор в отношении Карпова Сергея Вячеславовича, Морозова Дмитрия Михайловича и Холодилина Виталия Юрьевича оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 марта 2006 г. N 48-О06-12СП


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.