Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 марта 2006 г. N 5-О06-11 Суд, отправляя дело на новое рассмотрение, указал на то, что приговор постановлен по неисследованным обстоятельствам дела, без сопоставления и анализа всех доказательств в их совокупности, при односторонней оценке показаний подсудимых

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 марта 2006 г. N 5-О06-11


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - <...>

судей - <...>., <...>

рассмотрела в судебном заседании от 29 марта 2006 года кассационное представление государственных обвинителей на приговор Московского городского суда от 2 ноября 2005 года, которым

Пятничук Петр Ефимович, 15 июня 1958 года рождения, уроженец с. Березовка Мальковского района Черкасской области Украинской ССР, житель г. Москвы, -

оправдан:

по ст.ст. 30 ч. 1, 105 ч. 2 п.п. "ж", "м" УК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

Шагдурова Баирма Владимировна, 1975 года рождения, уроженка с. Шибертуй Бичурского района Бурятской АССР, жительница г. Москвы, -

оправдана:

по ст.ст. 30 ч. 1, 105 ч. 2 п.п. "ж", "м" УК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

Лирцман Ирина Вениаминовна, 1 декабря 1958 года рождения, уроженка и жительница г. Москвы, -

оправдана:

по ст.ст. 33 ч. 5, 30 ч. 1, 105 ч. 2 п.п. "ж", "м" УК РФ и ст. 285 ч. 1 УК РФ за отсутствием в деяниях состава преступления.

Правденко Людмила Николаевна, 25 октября 1961 года рождения, уроженка г. Краматорска Донецкой области Украинской ССР, жительница г. Москвы, -

оправдана:

по ст.ст. 33 ч. 5, 30 ч. 1, 105 ч. 2 п.п. "ж", "м" УК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

Приговором решена судьба вещественных доказательств. За оправданными признано право на реабилитацию.

Заслушав доклад судьи <...>, объяснения по доводам представления представителей прокуратуры Сударушкина М.А., Ремизова А.К., Аверкиевой В.А., возражения оправданных Лирцман И.В., Пятничука П.Е., Шагдуровой Б.В., Правденко Л.Н., адвокатов Костанова Ю.А., Терехова СВ., Егорова А.В., Антоновой Е.А., Мартынова Е.Н., судебная коллегия установила:

приговором суда Пятничук, Шагдурова, Лирцман, Правденко оправданы по обвинению в приготовлении к изъятию почек у лица, у которого не наступила биологическая смерть или смерть мозга с целью использования органов потерпевшего, Лирцман, кроме того, в злоупотреблении должностными полномочиями.

В кассационном представлении прокуроров, поддерживавших обвинение в суде первой инстанции поставлен вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

В обоснование просьбы об отмене приговора в представлении приведены доводы в том, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, дана неправильная оценка доказательствам при наличии в них противоречий.

Сторона обвинения в прениях изменила обвинение на более мягкое и просила расценивать действия подсудимых, как приготовление к причинению тяжкого вреда здоровью потерпевшего путем изъятия органов, но суд постановил приговор, оправдав всех по обвинению в приготовлении к убийству. При этом суд сослался на то, что в обвинительном заключении указано на косвенный умысел обвиняемых, в то время, как приготовление к преступлению возможно лишь с прямым умыслом.

Судом не выполнены указания суда кассационной инстанции, не выяснено с какого момента следует считать оконченными лечебные мероприятия и начало подготовки к изъятию почек, целесообразность проведения фармзащиты после констатации смерти потенциального донора.

Выводы суда о том, что лечебные мероприятия проводились Орехову до 16 часов, основаны лишь на показаниях оправданных по делу лиц и являются несостоятельными. Показания всех перечисленных лиц, а также свидетелей Тутанцева, Софронова, Блоцкого, Филиппова, Григорьевой, Меликян, Балашова, Деловой, Чадайкиной, свидетельствуют лишь о тяжелом состоянии больного Орехова и о проводившемся лечебном процессе всего до 13 часов, до прибытия бригады хирургов МК ЦОД. На следствии Правденко вообще отрицала, что была в каком-либо контакте с бригадой трансплантологов.

Признавая достоверными показания обвиняемых, а также свидетелей Степочкина и Евдокимова о наступлении смерти у Орехова в 16 часов, суд не дал оценки результатам оперативного эксперимента, проводившегося УУР ГУВД г. Москвы, согласно которым в период с 15 часов 24 минут до 16 часов 10 минут 11 апреля 2003 года у Орехова были сохранены рефлексы, артериальное давление, он находился в коме, но в это же время Пятничук давал указание Лукиновой ввести Орехову ардуан и ГОМК, что ею и было сделано. Кроме того, сердечная деятельность зафиксирована на кардиограмме.

Выводы суда в том, что передача Орехова донорской бригаде МКЦОД соответствует закону являются необоснованными, так как смерть не была констатирована в установленном законом порядке. Более того, по прибытии бригады врачей госпиталя ГУВД РФ у Орехова определялся пульс на сонной артерии, прослушивалось сердцебиение, работа сердца зафиксирована на кардиограмме.

Ответственное решение об изъятии почек должен был принять судебно-медицинский эксперт после констатации биологической смерти, но он отсутствовал, передав незаполненные бланки актов констатации биологической смерти и, предоставив возможность изъятия почек без констатации биологической смерти.

В ОВД "Головинский" сообщение о смерти Орехова не зафиксировано и информации об этом в ОВД не поступало. История болезни Орехова заполнена лишь до 13 часов 11 апреля 2003 года. Суд не дал оценки показаниям свидетелей о том, что за каждого донора выплачивалось денежное вознаграждение и показаниям многочисленных свидетелей о том, что Пятничук изымал почки у живых лиц систематически.

Суд необоснованно не усмотрел в действиях Лирцман злоупотребления должностными полномочиями, которая договорилась о прибытии бригады хирургов МК ЦОД и допустила отключение Орехова от систем жизнеобеспечения и передачу прибывшей бригаде для изъятия почек. Суд не учел, что к моменту появления в перевязочной сотрудников милиции, Орехов был полностью готов к изъятию у него почек, также, как были готовы к этому и прибывшие для этого хирурги. Не учтено, что Орехову были введены миорелаксанты и препараты, применяемые для наркоза, снижающие давление, не применяемые при изъятии органов, поскольку изъятие органов должно производиться после наступления биологической смерти и необходимости в применении этих средств нет. Суд в приговоре перечислил доказательства, не давая им никакой оценки.

В дополнительном кассационном представлении обращается внимание на противоречие выводов суда доказательствам, в частности, показаниям свидетеля Лукиновой, которая с 13 до 16 часов находилась в палате у Орехова, выполняя назначения, которые делал Пятничук. В момент, когда по показаниям Степочкина и Евдокимова, наступила третья остановка сердца, она, в действительности, зафиксировала у Орехова повышенное артериальное давление и вводила средства понижающие давление, миорелаксанты и средства, применяемые при внутривенном наркозе. Переговоры у постели Орехова, записанные на аудиокассету это подтвердили. Выводы суда в том, что к моменту приезда бригады врачей Главного госпиталя МВД РФ Орехов был мертв, противоречат показаниям этих врачей и заключениям экспертов о наличии у Орехова самостоятельной сердечной деятельности.

В возражениях на кассационное представление государственных обвинителей адвокат Костанов Ю.А. просит оставить приговор в отношении Пятничука без изменения.

Об этом же в возражениях на кассационное представление просят адвокаты Терехов СВ., Антонова Е.А. и Егоров А.В.

Проверив материалы кассационного представления и возражений на него по материалам дела, судебная коллегия находит приговор не соответствующим требованиям уголовно-процессуального закона и подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с требованиями ст.ст. 379 ч. 1 п. 1 и 380 п.п. 2, 3 УПК РФ в тех случаях, когда суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы, а при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, не указал в приговоре, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие, приговор не может быть признан законным и обоснованным и подлежит отмене.

Как видно из уголовного дела, направляя его в суд, органы прокуратуры просили проверить и исследовать не только показания Пятничука, Шагдуровой, Правденко, Лирцман, свидетелей Тутанцева, Софронова, Блоцкого, Филиппова, Григорьевой, Меликян, Балашова, Бунхоевой, Деловой, Чедайкиной и Степочкина, Жарова, имевших непосредственное отношение к событиям, послужившим основанием для возбуждения и расследования уголовного дела.

В судебном заседании предлагалось также исследовать и другие доказательства, в частности, показания свидетеля Березиной О.Е. и Лукиновой Л.В., а также Григорьева В.В., Пулиной Н.Н., Рожковой О.В., Кейяна А.В., заключения многочисленных экспертиз, результаты оперативно-розыскных мероприятий, признанных доказательствами по делу, показания многочисленных свидетелей - бывших сотрудников МК ЦОД Клыпы Д.С., Синютина А.А. Смирнова В.М., Феденко А.А., Нестеренко И.В., Ароновой О.А., Косовой О.В., Костеревой О.П. и других.

Суд, как видно из дела, проверив представленные доказательства, ограничился в приговоре их изложением, а вывод о невиновности подсудимых по предъявленному обвинению обосновал их собственными показаниями, а также показаниями свидетелей Тутанцева, Софронова, Блоцкого, Филиппова, Григорьевой, Меликян, Балашова, Бунхоевой, Деловой, Гедайкиной и Степочкина - сотрудников 20-й клинической больницы, заинтересованность которых в исходе дела не вызывает сомнений.

С другими доказательствами суд показания подсудимых не сопоставил, не проанализировал их в приговоре, не указал, по какой причине отвергаются результаты оперативно-розыскных мероприятий, показания свидетелей Лукиновой Л.В. и Березиной О.Е., Григорьева, Пулиной, Рожковой, заключения экспертиз, показания экспертов в суде, показания свидетелей - бывших сотрудников МК ЦОД.

Согласившись с показаниями Правденко и свидетеля Евдокимова о том, что биологическая смерть Орехова констатирована ими в 16 часов 11 апреля 2003 года, суд сослался в приговоре на так называемую вторую часть истории болезни Орехова, которая была выполнена в неустановленное время. При этом суд не учел, что эта часть истории болезни Орехова не была принята судебно-медицинскими экспертами к исследованию, поскольку не установлено ее происхождение и достоверность содержащихся в ней сведений, подлежащих оценке. Сама по себе эта часть истории болезни должна была оцениваться судом в совокупности с другими доказательствами, рассмотренными в суде, чего судом не сделано.

Без внимания и оценки суда осталось содержание аудиозаписи, проводившейся во время следственного эксперимента, которая может свидетельствовать о том, что и после 16 часов 11 апреля 2003 года Орехов был жив и с ним проводились манипуляции, не относящиеся к лечебному процессу.

Согласно показаниям свидетелей Пулиной, Рожковой, Григорьева у Орехова по прибытии врачей госпиталя ГУВД зафиксированы сердцебиение, пульс, было давление крови, на электрокардиограмме зафиксирован сердечный ритм. Установлено, что в перевязочной Орехову проводилась искусственная вентиляция легких мешком Амбу, не сопровождавшаяся одновременным непрямым массажем сердца.

По этому поводу свидетель Пулина - врач-реаниматолог - пояснила, что "если была констатирована смерть, мешком Амбу ничего делать не надо".

Этому обстоятельству суд оценки не дал в приговоре.

Не приняты во внимание показания свидетеля Молчанова о том, что выслушивание ударов сердца после наступления биологической смерти невозможно и показания свидетеля Иванова о том, что на первом отрезке электрокардиограммы Орехова, снятой врачами госпиталя ГУВД, отображена самостоятельная сердечная деятельность.

Из показаний свидетелей Смирнова, Милосердова, Клыпы, работавших в разное время в МК ЦОД хирургами, видно, лекарственные средства, применявшиеся Пятничуком в процессе подготовки потенциального донора, не применяются на практике, а используются в анестезиологии для дачи наркоза, поскольку ардуан и листенон относятся к миорелаксантам, вызывают паралич дыхательных путей, пентамин резко и стойко снижает артериальное давление, а ГОМК подавляет активность коры головного мозга.

Не получили никакой оценки показания свидетеля Лукиновой о том, что после приезда бригады МК ЦОД лечебных мероприятий с потерпевшим не проводилось, по указанию Пятничука ему вводились препараты, не имеющие отношения к лечебному процессу.

Приговор суда не содержит никаких выводов относительно того, вправе ли члены бригады хирургов МК ЦОД проводить какие-либо манипуляции с потенциальным донором до констатации биологической смерти, а если вправе, то в каком объеме и на основании какого нормативного акта.

Признавая, что разрешение на изъятие почек у Орехова дано судебно-медицинским экспертом, суд оставил без внимания то обстоятельство, что судебно-медицинский эксперт не присутствовал в лечебном учреждении и потенциального донора не видел. Он ограничился тем, что передал незаполненные бланки актов констатации биологической смерти бригаде хирургов МК ЦОД.

Суд указал в приговоре, что не принимает во внимание показания свидетелей Сечкина А.В., Клыпы Д.С., Синютина А.А., Феденко А.А., Сторожева Р.В., Нестеренко И.В., Милосердова И.К., Смирнова В.А. - бывших врачей-хирургов МК ЦОД, поскольку они ничего не показали о событиях 11 апреля 2003 года. Между тем, информация, содержащаяся в показаниях указанных выше лиц имеет существенное значение для оценки фактических обстоятельств дела. Это судом не учтено.

Таким образом, судебная коллегия пришла к убеждению, что приговор постановлен по неисследованным обстоятельствам дела, без сопоставления и анализа всех доказательств в их совокупности, при односторонней оценке показаний подсудимых, на что обоснованно обращено внимание в кассационном представлении государственных обвинителей.

При таком положении приговор не может быть признан законным и обоснованным и подлежит отмене с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду надлежит тщательно исследовать все доказательства, сопоставить их, глубоко проанализировать в приговоре, привести мотивы, по которым будут отвергнуты одни доказательства и приняты другие.

Если в суде будет доказана вина обвиняемых в предъявленном обвинении, суду следует выяснить мотивы совершенных противоправных действии и свои выводы по этому вопросу изложить в приговоре со ссылкой на соответствующие доказательства.

Надлежит, как правильно указано в кассационном представлении, проверить причастность Лирцман к злоупотреблению должностными полномочиями, а выводы также подробно мотивировать в приговоре.

В случае, если выдвинутое обвинение найдет подтверждение в суде, то юридическую оценку содеянному следует дать исходя из фактических обстоятельств дела, с учетом мнения стороны обвинения.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Московского городского суда от 2 ноября 2005 года в отношении Пятничука Петра Ефимовича, Шагдуровой Баирмы Владимировны, Лирцман Ирины Вениаминовны, Правденко Людмилы Николаевны отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд, в ином составе суда со стадии судебного разбирательства.

ГАРАНТ:

См. кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21 декабря 2006 г. N 5-О06-179



Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 марта 2006 г. N 5-О06-11


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.