Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 15 марта 2006 г. N 501-П05 Суд, изменяя приговор, указал на то, что судом нижестоящей инстанции при назначении наказания не была учтена в качестве обстоятельства, смягчающего наказание осужденного, явка с повинной, кроме того, было необоснованно переквалифицирован приговор в части осуждения за незаконное хранение, ношение и приобретение огнестрельного оружия, поскольку ранее действовавшая редакция уголовного закона предусматривала более мягкое наказание

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 15 марта 2006 г. N 501-П05


Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Радченко В.И.,

членов Президиума - Верина В.П., Жуйкова В.М., Карпова А.И., Кузнецова В.В., Магомедова М.М., Петроченкова А.Я., <...>, Разумова С.А., Серкова П.П. -

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Ксенофонтова А.Б. о пересмотре приговора Верховного суда Республики Карелия от 24 августа 1998 года и определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 6 мая 1999 года.

По приговору Верховного суда Республики Карелия от 24 августа 1998 года

Ксенофонтов Алексей Борисович, 1973 года рождения, уроженец пос. Надвоицы Сегежского района КАССР, ранее судимый: 8 июня 1992 года по ч. 3 ст. 144, ч. 3 ст. 195 УК РСФСР к 3 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком в 3 года;

20 апреля 1993 года по ч. 3 ст. 144 УК РСФСР на 3 года лишения свободы, на основании ст. 41 УК РСФСР присоединено частично наказание, неотбытое по первому приговору, и окончательно назначено 4 года лишения свободы, освобожден 25 января 1997 года по отбытии срока наказания, -

осужден по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ к 6 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 163 ч. 3 п. "г" УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 115 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием в доход государства 20% заработка, по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 19 годам лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно по совокупности преступлений назначено 23 года лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием первых 6 лет в тюрьме, а остального срока - в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ (по эпизоду кражи у Гукликовского), по ст. 325 ч. 1, п. "в" ч. 3 ст. 159 УК РФ Ксенофонтов оправдан за недоказанностью его участия в совершении преступлений.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 6 мая 1999 года приговор в части осуждения Ксенофонтова по ст. 115 УК РФ отменен и на основании ст. 78 УК РФ дело производством прекращено за истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 158 ч. 3 п. "в", 163 ч. 3 п. "г", 222 ч. 1, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, окончательно назначено Ксенофонтову А.Б. 23 года лишения свободы с конфискацией имущества и с отбыванием первых 6 лет в тюрьме, а остального срока - в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор оставлен без изменения.

Постановлением судьи Димитровградского городского суда Ульяновской области от 8 июня 2004 года Ксенофонтов освобожден от наказания в виде конфискации имущества. Вместо опасного рецидива преступлений установлен рецидив преступлений.

Исключено осуждение по квалифицирующему признаку - "лицом, ранее два раза судимым за хищение" и его действия квалифицированы по п. "в, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Действия Ксенофонтова А.Б. также переквалифицированы со ст. 163 ч. 3 п. "г" УК РФ (в редакции 13 июня 1996 года) на ст. 163 ч. 1 УК РФ (в редакции 8 декабря 2003 года), по которой назначено 4 года лишения свободы, и со ст. 222 ч. 1 УК РФ (в редакции 13 июня 1996 года) на ст. 222 ч. 1 УК РФ (в редакции 8 декабря 2003 года) без снижения наказания.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 163 ч. 1, 105 ч. 2 п. "з", 222 ч. 1, 158 ч. 2 п.п. "в, г" УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 21 год 6 месяцев лишения свободы с отбыванием первых шести лет в тюрьме, остального срока - в исправительной колонии строгого режима.

По данному делу осуждены Железовский Р.В. и Мухамадеев Е.Р., в отношении которых надзорное производство не возбуждено.

В надзорной жалобе осужденный Ксенофонтов просит справедливо разобраться в деле и снизить меру наказания.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Морозова Е.И., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора, кассационного определения, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., полагавшего надзорную жалобу удовлетворить частично, выступление адвоката Тацяка В.М. и осужденного Ксенофонтова А.Б. по доводам жалобы, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

согласно приговору (с учетом внесенных изменений), Ксенофонтов осужден за умышленное убийство по найму, за кражу чужого имущества, вымогательство, незаконные приобретение, ношение и хранение огнестрельного оружия.

Между жителями г. Костомукши Филюком и Железовским сложились неприязненные отношения.

Зная о совершенных Железовским преступлениях в отношении Антипова и Колосова, Филюк склонил их к обращению в правоохранительные органы, в результате чего были возбуждены уголовные дела по ч. 2 ст. 112 УК РСФСР, а Железовский заключен под стражу.

В один из дней октября 1995 года Железовский, используя нежелание Антипова выполнять его требования по сбору денег с его должников, ворвался в квартиру N 11 д. 4 по ул. Первомайской, где находился Антипов, и из хулиганских побуждений нанес ему удар кулаком в голову и ножом в левое плечо. Затем заставил Антипова сесть в машину, вывез на городское кладбище, где в течение 20-25 минут избивал его, нанося удары руками и ногами по телу, приставил к плечу газовый пистолет и выстрелил. Угрожал облить бензином и поджечь.

Железовский, не имея соответствующего разрешения, незаконно приобрел у неустановленных лиц пистолет системы "Маузер" и патроны к нему, которые хранил, а затем сбыл пистолет Мухамадееву.

11 июля 1996 года Железовский был задержан в порядке ст. 122 УПК РСФСР по подозрению в совершении указанных преступлений, а 12 июля 1996 года - заключен под стражу.

После освобождения из-под стражи по постановлению судьи Железовский, испытывая неприязнь к Филюку в связи с теми же обстоятельствами, решил совершить его убийство.

В течение ноября-декабря 1996 года Железовский неоднократно высказывал Филюку угрозы убийством, нанесением тяжких телесных повреждений, как непосредственно, так и через других лиц. Угрозы неоднократно передавались Филюку и по телефону. У Филюка имелись реальные основания опасаться осуществления этих угроз, в связи с чем он обратился с заявлением в правоохранительные органы.

Реализуя умысел на убийство Филюка, Железовский и Мухамадеев организовали его убийство по найму. Для этой цели Железовский в середине апреля 1997 года подыскал конкретного исполнителя - Ксенофонтова, которому Железовский и Мухамадеев пообещали денежное вознаграждение в размере 5000 долларов США, а также передачу в его собственность компьютера, видеомагнитофона, музыкального центра и золотой цепочки. Кроме того, пообещали Ксенофонтову в случае его ареста выплачивать ежемесячно по 3 миллиона рублей.

Для исполнения Ксенофонтовым убийства Филюка Мухамадеев передал ему обрез охотничьего ружья с патронами, а также камуфлированный костюм.

Согласившись на убийство, Ксенофонтов 5 мая 1997 года, около 2 часов 15 минут, дождавшись Филюка в подъезде его дома, застрелил его, произведя 2 выстрела из обреза в грудь и живот, от которых потерпевший скончался на месте преступления.

Получить обещанное вознаграждение Ксенофонтов не успел, так как на следующий лень был арестован по обвинению в совершении другого преступления.

25 марта 1997 года, около 24-х часов, Ксенофонтов с помощью ломика взломал входную дверь и проник в квартиру Семеновой, откуда похитил имущество на общую сумме 2770000 рублей, причинив значительный ущерб.

Ксенофонтов, узнав от знакомых, что Миронова сообщила им об ее изнасиловании Ковальчуком, предложил написать заявление в милицию. После этого, желая незаконно получить с Ковальчука деньги, предъявил заявление Мироновой и потребовал заплатить ему 3 миллиона рублей, угрожая в противном случае сообщить об изнасиловании его супруге, а также в милицию. Ксенофонтов заставил Ковальчука написать расписку о том, что он, якобы, должен Мироновой 3 миллиона рублей.

30 апреля 1997 года, около 18 часов, Ксенофонтов вновь предъявил Ковальчуку свои незаконные требования заплатить ему деньги, угрожая в противном случае рассказать его жене о заявлении Мироновой.

Реально воспринимая угрозы Ксенофонтова, Ковальчук выплатил ему 50000 рублей и, сославшись на отсутствие денег, предложил обратиться к своим должникам для получения требуемой суммы.

Ксенофонтов, не имея соответствующего разрешения, незаконно получил 26 апреля 1997 года обрез охотничьего ружья для совершения убийства Филюка, хранил и носил его при себе до 5 мая 1997 года.

В надзорной жалобе осужденный Ксенофонтов А.Б. просит справедливо разобраться в деле, ссылаясь на то, что по ст. 222 ч. 1 УК РФ он осужден необоснованно. В настоящее время это деяние декриминализировано. Также выражает несогласие с осуждением за убийство Филюка, поскольку доказательства, положенные в основу приговора, являются недопустимыми. Наказание ему назначено без учета требований, предусмотренных ст. 61 УК РФ.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе, Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит их подлежащими удовлетворению частично.

Выводы суда о виновности Ксенофонтова в инкриминируемых деяниях основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, подробный анализ которых дан в приговоре.

Сам осужденный в судебном заседании признал, что он убил Филюка, но на почве личных отношений. Приобрел и носил обрез, а также совершил кражу у Семеновой.

В ходе предварительного следствия, в том числе и в явке с повинной, исследованной в судебном заседании, Ксенофонтов утверждал, что Железовский и Мухамадеев предложили ему за вознаграждение в 5000 долларов США убить Филюка, на что он согласился и рассказал об этом Дубровскому. Мухамадеев передал ему обрез, из которого он застрелил потерпевшего.

Суд обоснованно признал эти показания достоверными, поскольку они согласуются со всеми материалами дела.

Заявление Ксенофонтова о применении к нему недозволенных методов проверялось и отвергнуто с приведением в приговоре мотивов принятого решения.

Свидетель Дубровский подтвердил, что по заказу Железовского и Мухамадеева и за денежное вознаграждение Ксенофонтов застрелил Филюка. Оснований для оговора свидетелем Ксенофонтова не имелось.

Аналогичные показания дали свидетели Югансон, Гедешури и Скваж.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, смерть Филюка последовала от огнестрельных ранений груди и живота.

Из показаний потерпевшего Ковальчука усматривается, что осужденный показывал ему заявление Мироновой о привлечении его, Ковальчука, к ответственности за изнасилование, вымогая деньги. Он вынужден был передать Ксенофонтову 50000 руб. и написать расписку на 3000000 руб.

Свидетель Миронова пояснила, что по просьбе осужденного она написала заявление об ее изнасиловании Ковальчуком. Затем Ксенофонтов показал ей долговую расписку, выданную потерпевшим.

При допросе в качестве подозреваемого Ксенофонтову разъяснялись положения ст. 52 УПК РСФСР в том числе и право иметь адвоката. Осужденный этим не воспользовался, заявив что отказ от защитника не связан с материальными затратами. При допросе Ксенофонтова в качестве обвиняемого участвовал адвокат.

При таких данных право осужденного на защиту не нарушено.

Таким образом, оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд обоснованно признал осужденного виновным в инкриминируемых деяниях и содеянное им квалифицировал правильно по п. "з" ч. 2 ст. 105, ч. 1 ст. 163, п.п. "в, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Вместе с тем судебные решения подлежат изменению по следующим основаниям.

Как усматривается из материалов дела и приговора суда, Ксенофонтов был задержан за преступление, не связанное с убийством Филюка.

После этого он явился с повинной и подробно рассказал об обстоятельствах и мотиве лишения жизни потерпевшего (т. 1 л.д. 184-185).

Данная явка с повинной признана судом достоверным доказательством и положена в основу приговора в обоснование вины Ксенофонтова в убийстве потерпевшего.

Однако при назначении наказания суд не учел ее в качестве обстоятельства, смягчающего наказание осужденного, чем нарушил требования п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ.

Кроме того, отменяя приговор и прекращая дело производством в части осуждения Ксенофонтова по ст. 115 УК РФ ввиду истечения сроков давности уголовного преследования, Судебная коллегия не рассмотрела вопрос о снижении осужденному наказания, хотя оно было назначено путем частичного сложения, в том числе и по ст. 115 УК РФ.

С учетом изложенного, а также внесения изменений в ст. 68 УК РФ (в редакции 8 декабря 2003 года), регламентирующую назначение наказания при рецидиве преступлений, Президиум находит возможным снизить Ксенофонтову меру наказания.

При приведении приговора в соответствие с новым законом, суд переквалифицировал действия Ксенофонтова с ч. 1 ст. 222 УК РФ (в редакции 13 июня 1996 года) на ч. 1 ст. 222 УК РФ (в редакции 8 декабря 2003 года), исходя из того, что данный закон является более мягким.

Между тем этот вывод суда ошибочен. Санкция ч. 1 ст. 222 УК РФ в прежней редакции предусматривала наказание до 3 лет лишения свободы, а в новой - до 4 лет лишения свободы, поэтому ранее действовавшее законодательство является более мягким по сравнению с новым.

При таких обстоятельствах действия Ксенофонтова следует переквалифицировать с ч. 1 ст. 222 УК РФ (в редакции 8 декабря 2003 года) на ч. 1 ст. 222 УК РФ (в редакции 13 июня 1996 года).

Ответственность за приобретение, хранение и ношение обреза, являющегося огнестрельным оружием, недекриминализирована.

Руководствуясь п. 6 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорную жалобу осужденного Ксенофонтова А.Б. удовлетворить частично.

2. Приговор Верховного суда Республики Карелия от 24 августа 1998 года, определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 6 мая 1999 года и постановление судьи Димитровградского городского суда Ульяновской области от 8 июня 2004 года в отношении Ксенофонтова Алексея Борисовича изменить, снизить ему наказание, назначенное по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, до 17 лет лишения свободы.

Переквалифицировать действия Ксенофонтова с ч. 1 ст. 222 УК РФ (в редакции 8 декабря 2003 года) на ч. 1 ст. 222 (в редакции 13 июня 1996 года), назначив по ней 2 года лишения свободы.

По совокупности преступлений, предусмотренных п. "з" ч. 2 ст. 105, п.п. "в, г" ч. 2 ст. 158, ч. 1 ст. 163, ч. 1 ст. 222 УК РФ, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения, назначить Ксенофонтову наказание в виде 19 лет лишения свободы с отбыванием первых 6 лет в тюрьме, а последующего срока - в исправительной колонии строгого режима.

В остальном судебные решения оставить без изменения.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 15 марта 2006 г. N 501-П05


Текст постановления размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение