Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 марта 2006 г. N 91-О06-5 Изменяя приговор, суд указал на то, что указание о виде рецидива, а также о виде исправительной колонии подлежит изменению, поскольку у осужденного есть одна судимость за грабеж, являющийся тяжким преступлением, и, соответственно, в его действиях имеется опасный рецидив, а не особо опасный рецидив преступлений

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 марта 2006 г. N 91-О06-5


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего <...>

судей <...> и <...>

рассмотрела в судебном заседании от 27 марта 2006 года кассационное представление первого заместителя прокурора Псковской области Манясева В.К., кассационные жалобы осужденных Захарова А.С., Агафонова А.В. на приговор Псковского областного суда от 9 декабря 2005 года, которым

Захаров Алексей Сергеевич, родившийся 16 ноября 1982 года в п. Локня Псковской области, ранее судимый

1 ноября 2001 г. по п.п. "а", "б", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 25 июля 2003 г. условно-досрочно на 1 год 7 месяцев 19 дней;

25 марта 2005 г. по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 158 к 11 месяцам лишения свободы, 18 апреля 2005 г. неотбытое наказание заменено штрафом в размере 2500 рублей;

11 августа 2005 г. по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 10 месяцам лишения свободы;

11 ноября 2005 г. по п. "б" ч. 2 ст. 158, ч. 3 ст. 158, п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы

осужден к лишению свободы по ч. 1 ст. 105 УК РФ сроком на 13 лет, по ч. 5 ст. 33, п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 12 лет.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 16 лет лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений по настоящему приговору и по приговору от 11 ноября 2005 года окончательно назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Агафонов Алексей Валерьевич, родившийся 19 апреля 1974 года в д. Липшане Локнянского района Псковской области, ранее судимый

10 октября 2000 г. по п.п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком на 1 год;

5 мая 2001 г. по п.п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы, освобожден 29 мая 2002 г. условно-досрочно на 8 месяцев 11 дней;

3 августа 2004 г. по п.п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы, освобожден 30 ноября 2004 г. по отбытию наказания

осужден по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Захаров осужден за убийство Пантелеевой С.В. на почве личных неприязненных отношений и за оказание пособничества в убийстве Смирнова В.И. с целью скрыть другое преступление.

Агафонов осужден за убийство Смирнова В.И. с целью скрыть другое преступление.

Преступления совершены ими 18 июля 2005 года в д. Федоровской Локнянекого района Псковской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи <...>, объяснения осужденных Захарова А.С. и Агафонова А.В., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Погореловой В.Ю., не поддержавшей доводы кассационного представления, полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

в кассационном представлении первый заместитель прокурора Псковской области Манясев В.К. просит отменить приговор ввиду его несправедливости в связи с чрезмерной мягкостью назначенного осужденным наказания.

По доводам представления, суд не в полной мере учел характер и степень общественной опасности преступлений, а также данные о личности Захарова и Агафонова. Захаров ранее был осужден за тяжкие преступления к реальному лишению свободы, вновь совершил особо тяжкие преступления. Агафонов ранее дважды был осужден за тяжкие преступления, вновь совершил особо тяжкое преступление.

Кроме того, назначенное наказание не отвечает целям восстановления социальной справедливости и предупреждению совершения аналогичных преступлений.

Осужденный Агафонов А.В. в своей кассационной жалобе указывает на то, что судом неправильно определен вид рецидива. Полагает, что в его действиях имеется опасный, а не особо опасный рецидив. При этом он ссылается на то, что преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 158 УК РФ в связи внесенными в закон изменениями стало относится к категории средней тяжести.

Выражает он несогласие и с выводом суда о наличии в его действиях умысла на убийство Смирнова. Он так же, как и потерпевший находился в сильной степени алкогольного опьянения. Потерпевший спровоцировал его на конфликт, и в силу опьянения между ними сложились неприязненные отношения. Психолого-психиатрическая экспертиза для выяснения вопроса о том, не находился ли он в момент убийства в состоянии физиологического аффекта, не проводилась.

Ссылка суда на его явку с повинной от 20 июля 2005 года, в которой он сообщил о том, что Захаров передал ему шнурок для удушения Смирнова, несостоятельна, поскольку он заявил об этом, находясь под впечатлением показаний Захарова, оговорившего его в убийству Пантелеевой и Смирнова, о чем ему стало известно от работников милиции.

Суд необоснованно, проявив обвинительный уклон, отверг его показания и показания Захарова в судебном заседании, которое, по его мнению, имеют решающее значение по делу.

Вывод суда о том, что он убил Смирнова с целью скрыть другое преступление, является предположительным.

Просит переквалифицировать его действия с п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ, снизить наказание до 11 лет 6 месяцев лишения свободы и назначить отбывание наказания в исправительной колонии строгого режима.

В кассационной жалобе сужденный Захаров А.С., не оспаривая осуждение по ч. 1 ст. 105 УК РФ, указывает, что не оказывал Агафонову пособничества в убийстве Смирнова. Показания на следственном эксперименте в ходе предварительного следствия о передаче Агафонову орудия преступления он дал с целью улучшить свое положение в суде по совету следователя. Агафонов на предварительном следствии также с целью улучшить свое положение дал такие показания. Этими же причинами объясняются и их явки с повинной. Однако суд не принял во внимание их объяснения о причинах дачи таких показаний на предварительном следствии.

Просит рассмотреть его жалобу.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных государственный обвинитель Веселов В.М. просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и кассационного представления, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных в содеянном правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Судом тщательно проверялись доводы Захарова, поддержанные им и в кассационной жалобе о непричастности к убийству Смирнова и обоснованно отвергнуты.

При этом суд правильно признал достоверными показания Захарова и Агафонова на предварительном следствии.

Агафонов, будучи неоднократно допрошенным на предварительном следствии в качестве подозреваемого, обвиняемого, при проверке его показаний на месте преступления пояснял, что когда Захаров стал душить Пантелееву, Смирнов, поднялся с кровати, но он ударил его рукой по лицу и тот упал, в это момент Захаров дал ему шнурок и сказал задушить Смирнова, чтобы не было свидетелей. Он взял шнурок и, стоя лицом к Смирнову, набросил ему шнурок на шею, скрестил концы и стал стягивать их, понимая при этом, что убивает Смирнова. Отпустил шнурок после того, как Смирнов перестал подавать признаки жизни.

При проверке показаний на месте Агафонов в присутствии понятых продемонстрировал свои действия и показал место и способ убийства Смирнова.

Осужденный Захаров также пояснял, что передал шнурок Агафонову для удушения Смирнова, при проверке показаний на месте преступления указал место нахождения шнура, который он сорвал и передал Агафонову.

Допрошены были Захаров и Смирнов с соблюдением норм уголовно-процессуального закона, с участием защитников, при проверке их показаний на месте участвовали понятые, при этом на допросах они поясняли о добровольности показаний, о том, что давление на них никем не оказывалось, по окончании допросов никаких замечаний ни они, ни их защитники не сделали.

С учетом этих данных суд обоснованно признал показания Захарова и Агафонова на предварительном следствии допустимыми доказательствами.

Приведенные выше показания осужденных о характере примененного к потерпевшим насилия, об использования при удушении Пантелеевой С. цепи, при удушении Смирнова капронового шнура подтверждаются заключениями судебно-медицинских экспертов по результатам исследования трупов Пантлеевой и Смирнова, а также по результатам исследования цепи-поводка и шнура из синтетического материала, содержание которых подробно приведено в приговоре.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта повреждения шеи трупа Смирнова произошли от сильного сдавления шеи узкой удавкой.

Принимая во внимание последовательность показаний Захарова и Агафонова на предварительном следствии, их соответствие другим доказательствам, суд обоснованно отверг доводы осужденных об оговоре друг друга, признал их показания достоверными и пришел к выводу о виновности Захарова в убийстве Пантелеевой и оказании пособничества Агафонову в убийстве Смирнова и о виновности Агафонова в убийстве Смирнова.

Об умысле Агафонова на убийство Смирнова свидетельствует характер его действий по сдавлению петлей жизненно-важного органа потерпевшего - шеи, совершая которые он предвидел и желал наступления смерти потерпевшего.

Действиям осужденных суд дал правильную юридическую оценку.

Исследовался судом и вопрос о психическом состоянии осужденных. С учетом выводов экспертов об отсутствии у них психических расстройств или болезненного состояния психики в момент совершения преступления, а также их поведения в момент совершения преступлений, в судебном заседании, суд обоснованно признал их вменяемыми.

Потерпевший Смирнов не совершил в отношении Агафонова каких-либо противоправных действий, которые могли бы вызвать у осужденного состояние физиологического аффекта, а потому доводы жалобы Агафонова о необходимости проведения дополнительной экспертизы для выяснения вопроса о том, не находился ли он в состоянии физиологического аффекта, являются несостоятельными.

Наказание назначено осужденным соразмерно содеянному, с учетом данных об их личности, всех обстоятельств дела, а также влияния назначенного наказания на их исправление, условия жизни их семей.

Общественная опасность совершенных осужденными преступлений, тяжесть наступивших последствий, данные об их личности, отягчающие обстоятельства: наличие рецидива преступлений в действиях Агафонова и Захарова, а также смягчающие обстоятельства: их явки с повинной, активное способствование раскрытию преступления, состояние здоровья Агафонова, страдающего органическим расстройством личности в полной мере учтены судом при назначении им наказания.

При таких обстоятельствах оснований для признания назначенного наказания несправедливым вследствие его чрезмерной мягкости или вследствие чрезмерной суровости не имеется, а потому судебная коллегия оставляет без удовлетворения доводы кассационного представления об отмене приговора, а также доводы кассационных жалоб осужденных о снижении наказания.

Вместе с тем, вывод суда о наличии в действиях Агафонова особо опасного рецидива преступлений является ошибочным.

Принимая такое решение, суд исходил из того, что Агафонов имеет две судимости за тяжкие преступления, предусмотренные п.п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 и п.п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Однако ответственность за преступление, предусмотренное п.п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ, то есть за кражу чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение, с причинением значительного ущерба гражданину, за которую Агафонов осужден 1 ноября 2001 года, связи с изменениями, внесенными в статью 158 УК РФ Федеральным Законом от 8 декабря 2003 года, предусмотрена пунктами "а", "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, которая в соответствии со ст. 15 УК РФ относится к категории преступлений средней тяжести.

Поскольку суд учел наличие только одной судимости у Агафонова за грабеж, являющийся тяжким преступлением, в его действиях в соответствии с п. "б" ч. 2 ст. 18 УК РФ имеется опасный рецидив, а не особо опасный рецидив преступлений.

При таких данных указание суда о виде рецидива, а также вид исправительной колонии подлежат изменению. Отбывание лишения свободы надлежит назначить Агафонову в соответствии с п. "в" ч. 1 ст. 58 УК РФ в исправительной колонии строгого режима вместо особого.

В связи с тем, что указанные изменения приговора не связаны с уменьшением объема действий, за которые осужден Агафонов, а также в связи с тем, что ч. 2 ст. 68 УК РФ предусматривает одинаковые правила назначения наказания при любом виде рецидива, судебная коллегия не находит оснований для снижения наказания Агафонову.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Псковского областного суда от 9 декабря 2005 года в отношении Агафонова Алексея Валерьевича изменить.

Считать наличие в его действиях опасного рецидива преступлений вместо особо опасного рецидива преступлений.

Отбывание наказания назначить ему в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор в отношении Агафонова А.В. и тот же приговор в отношении Захарова Алексея Сергеевича оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных и кассационное представление первого заместителя прокурора Псковской области Манясева В.К. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 марта 2006 г. N 91-О06-5


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.