Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 марта 2006 г. N 41-О06-16СП Оснований для отмены приговора нет, поскольку доводы кассационной жалобы о нарушениях при производстве в суде присяжных не нашли своего подтверждения в судебном заседании

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 марта 2006 г. N 41-О06-16СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - "...",

судей - "..." и "...",

рассмотрела в судебном заседании от 23 марта 2006 года дело по кассационной жалобе осужденного Рафибекова И.Р. на приговор Ростовского областного суда с участием присяжных заседателей от 23 ноября 2005 года, которым

Рафибеков Ислам Рустамович, 20 июля 1970 года рождения, уроженец города Кировобада Азербайджанской ССР, судимый 14 ноября 1996 года по ст. 33, 126 ч. 2 п. "г" УК РФ на 4 года 6 месяцев лишения свободы, освобожден 5 ноября 1999 года с заменой неотбытого наказания 8 месяцев и 29 дней на исправительные работы,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ на 15 лет; по ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ на 13 лет; по ст. 162 ч. 3 п.п. "б, в" УК РФ (по фактам разбойных нападений на Ординяна А.П. и Кошмана В.Г.) на 13 лет; по ст. 327 ч. 3 УК РФ к исправительным работам на 2 года с удержанием 5% заработка в доход государства.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 20 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

По ст.ст. 167 ч. 1, 325 ч. 2 УК РФ Рафибеков оправдан за непричастностью к совершению этих преступлений, а по ст. 228 ч. 2 УК РФ за отсутствием события преступления.

Заслушав доклад судьи "..." выступление осужденного Рафибекова И.Р. по доводам жалобы, прокурора Башмакова A.M., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

судом присяжных, при обстоятельствах изложенных в приговоре суда Рафибеков признан виновным в совершении 14 ноября 2001 года убийства Ординяна А.П. и покушения на убийство Кошмана В.Г. сопряженных с разбоем, а также использовании заведомо подложного документа.

В кассационной жалобе осужденный Рафибеков И.Р. просит приговор отменить, указывает, что при формировании коллегии присяжных заседателей и в ходе судебного разбирательства были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые повлияли на выводы присяжных заседателей о его виновности, в частности: стороны не имели полной информации о присяжных заседателях; до сведения присяжных заседателей доведено о наличии вступившего в законную силу приговора в отношении Аскерова и Коткаса, осужденных ранее за преступления с участием Рафибекова; не разъяснены права подсудимому; адвокат Лебедев некачественно осуществлял защиту; в ходе судебного заседания истек срок содержания под стражей; государственный обвинитель во вступительном слове сообщил присяжным заседателям по каким статьям уголовного закона квалифицированы действия подсудимого, оглашал протоколы допросов Коткаса, хотя в них нет противоречий; в присутствии присяжных заседателей заявлял, что у него имеются юридические вопросы, что, по мнению осужденного, является незаконным; с постановлениями о назначении экспертиз он своевременно не ознакомлен; напутственное слово председательствующего не соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ, так как доказательства приведены подробно, а позиция сторон и сложена кратко; в нарушение закона протокол судебного заседания изготовлен с помощью компьютера.

В возражениях на кассационную жалобу, потерпевшая Вардапетян К.Г., государственный обвинитель Шелехов М.С. указывают о своем несогласии с ней и просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее, судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности осужденного, основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Нарушений уголовно-процессуального закона при формировании коллегии присяжных заседателей судом не допущено.

Из протокола судебного заседания следует, что подсудимому Рафибекову председательствующим были разъяснены все предусмотренные законом права, в том числе при формировании коллегии присяжных заседателей. На вопрос председательствующего он пояснил, что права и правила поведения в суде присяжных ему понятны.

Коллегия присяжных заседателей сформирована в строгом соответствии с требованиями ст.ст. 326, 327, 328 УПК РФ, подсудимому и его защитнику предоставлялось право задавать вопросы кандидатам в присяжные заседатели, они активно участвовали в формировании коллегии присяжных заседателей, воспользовались правом немотивированного отвода, заявлений о тенденциозности коллегии не заявляли.

Все сведения, касающиеся данных о личности кандидатов в присяжные заседатели, подсудимый имел возможность выяснить в судебном заседании, задать соответствующие вопросы, однако таким правом не воспользовался.

Судебное следствие проведено в соответствии с требованиями ст. 335 УПК РФ, регламентирующей особенности суда присяжных.

Данных о том, что на суде присяжных исследовались не допустимые доказательства или сторонам было отказано в исследовании допустимых доказательств, не установлено.

Вступительное заявление государственного обвинителя соответствует требованиям ч. 2 ст. 335 УПК РФ.

Вопреки доводам жалобы, изложение существа обвинения предъявленного подсудимому в вступительном заявлении государственного обвинителя включает в себя и квалификацию действий осужденного.

Осужденные ранее Аскеров и Коткас допрошены в судебном заседании обоснованно, поскольку их показания являются доказательствами по делу и подлежат исследованию в присутствии присяжных заседателей. При этом председательствующий разъяснил присяжным заседателям, что показания данных свидетелей не имеют преимущественного значения перед другими доказательствами. Оглашение показаний, которые Аскеров и Коткас давали на предварительном следствии также основано на законе, в связи с существенными противоречиями между показаниями на предварительном следствии и в суде.

Некоторые юридические вопросы были разрешены председательствующим без удаления присяжных заседателей в совещательную комнату, однако их обсуждение происходило у стола председательствующего, вне слышимости присяжных заседателей, что законом также не запрещено.

Несвоевременность ознакомления с постановлениями о назначении экспертиз связана с розыском Рафибекова и существенным нарушением закона не является. При ознакомлении с данными документами осужденный и его адвокат каких-либо ходатайств и возражений не заявляли.

Вопросный лист, напутственное слово председательствующего, вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст.ст. 339, 340, 343 УПК РФ.

Нарушений права подсудимого на защиту судом не допущено.

Защитник Лебедев является профессиональным адвокатом, участвовал в деле по соглашению, активно защищал интересы осужденного, как на предварительном следствии, так и в судебном заседании. Из протокола судебного заседания следует, что Рафибеков во время напутственного слова высказывал намерение отказаться от помощи защитника, но после разъяснения председательствующим требований закона касающихся участия защитника в суде присяжных, изменил свое мнение и просил продолжить с участием адвоката Лебедева.

Нельзя согласиться и с доводами в жалобе об отсутствии рукописного текста протокола судебного заседания. Согласно ч. 2 ст. 259 УПК РФ протокол судебного заседания может быть написан от руки, или напечатан на машинке, или изготовлен с использованием компьютера.

Другие доводы в жалобе, в том числе о том, что Рафибеков трижды отказывался от услуг адвоката, носящие характер замечаний на протокол судебного заседания председательствующим отклонены.

Постановленный приговор отвечает требованиям ст. 351 УПК РФ.

Срок содержания Рафибекова под стражей по настоящему делу не нарушен.

В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей действия осужденного председательствующим квалифицированы правильно.

При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности осужденного, отягчающие и смягчающие наказание обстоятельства, поэтому оснований для его смягчения, судебная коллегия не находит.

Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Ростовского областного суда с участием присяжных заседателей от 23 ноября 2005 года в отношении Рафибекова Ислама Рустамовича оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 марта 2006 г. N 41-О06-16СП


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.