Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 марта 2006 г. N 48-О06-26СП Приговор не подлежит отмене или изменению, поскольку виновность осужденных в умышленном причинении смерти, совершенном группой лиц по предварительному сговору, по найму установлена вердиктом коллегии присяжных заседателей в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 марта 2006 г. N 48-О06-26СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего "...",

судей Яковлева В.К. и "..."

рассмотрела в судебном заседании от 24 марта 2006 года кассационные жалобы осужденных Литвиненко В.Ф. и Литвиненко Д.Ф. на приговор Челябинского областного суда от 11 ноября 2005 года, которым

Литвиненко Виктор Федорович, 21 января 1960 года рождения, уроженец г. Челябинска, ранее не судимый, -

осужден по ст.ст. 33 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "ж", "з" УК РФ на 14 (четырнадцать) лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Литвиненко Дмитрий Федорович, 27 июня 1966 года рождения, уроженец г. Челябинска, судимости не имеющий, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж", "з" УК РФ на 15 (пятнадцать) лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

По этому же делу осуждены Гасанов Роман Байрамалиевич по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж", "з" УК РФ и Репетун Анна Александровна по ст.ст. 33 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "ж", "з" УК РФ с освобождением от назначенного наказания на основании подпункта 1 пункта 1 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 20 апреля 2005 г. "Об объявлении амнистии в связи с 60-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов", которыми приговор не обжалован.

Постановлено взыскать с Репетун А.А., Литвиненко В.Ф., Литвиненко Д.Ф. и Гасанова Р.Б. в пользу потерпевшей Гуляевой Ларисы Михайловны:

- в возмещение материальный ущерба - 19.557 (девятнадцать тысяч пятьсот пятьдесят семь) рублей 85 (восемьдесят пять) копеек солидарно;

- компенсацию морального вреда с каждого по 200.000 (двести тысяч) рублей.

Заслушав доклад судьи Яковлева В.К., объяснения осужденного Литвиненко Д.Ф., поддержавшего доводы своей жалобы, мнение прокурора Гостюжевой И.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

по приговору суда присяжных Литвиненко В. Ф. признан виновным в организации умышленного причинения смерти Репетун Т.И., 1957 года рождения, совершенного группой лиц по предварительному сговору, по найму, а Литвиненко Д.Ф. - в умышленном причинении смерти этой же потерпевшей, совершенное группой лиц по предварительному сговору, по найму.

Преступление совершено ими 1 марта 2004 года в г. Копейске Челябинской области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В суде Литвиненко В.Ф. вину не признал, а Литвиненко Д.Ф. вину признал частично.

В кассационных жалобах:

осужденный Литвиненко В.Ф. в основной и дополнительных жалобах просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд, при этом ссылается на то, что в ходе судебного разбирательства допущены нарушения процессуальных норм. Так, государственный обвинитель в ходе судебного заседания допускал недозволенные высказывания и хотя председательствующая останавливала его, у присяжных заседателей могло сложиться мнение, которое могло повлиять на вынесение вердикта. Кроме того, государственный обвинитель выходил из коридора, откуда выходили и присяжные заседатели, в связи с чем он полагает, что государственный обвинитель мог общаться с присяжными заседателями. После вручения списка присяжных заседателей председательствующий не разъяснил сторонами последствия неиспользования ими своих прав, предусмотренные ч. 2 ст. 64 УПК РФ. Также указывает, что суд назначил ему чрезмерно суровое наказание, несмотря на его активное способствование раскрытию преступления и наличие других смягчающих наказание обстоятельств. Указывает, что не согласен также с размером взысканной компенсации морального вреда.

Осужденный Литвиненко Д.Ф. указывает, что на предварительном следствии оговорил себя в результате применения недозволенных методов ведения следствия, ссылаясь на то, что допрашивали его в ночное время, без адвоката, а явившийся адвокат подписал протокол допроса, даже не прочитав его. Утверждает, что потерпевшую убил Гасанов один, а он свидетелем этого преступления оказался случайно. В дополнительной жалобе он указывает, что нанес потерпевшей всего один удар и это не опровергнуто, но суд при назначении наказания не учел это, также не учел то, что он способствовал следственным органам в раскрытии преступления, что на иждивении у него имеются малолетние дети. Считает, что назначенное наказание является чрезмерно суровым и несправедливым, в связи с чем просит отменить приговор или смягчить наказание.

В возражениях государственный обвинитель Калинина О.В. указывает, что доводы кассационных жалоб являются необоснованными, вина осужденных установлена тщательно исследованными доказательствами, собранными с соблюдением процессуальных норм. Просит приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Потерпевшая Гуляева Л.М. в возражениях также указывает о несогласии с доводами кассационных жалоб осужденных и просит приговор оставить без изменения, а жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным, постановленным судом в соответствии с вердиктом присяжных заседателей и требованиями ст.ст. 350, 351 УПК РФ.

Вина осужденных Литвиненко Д.Ф. в умышленном причинении смерти потерпевшей по предварительному сговору, по найму, а Литвиненко В.Ф. - в организации этого убийства, установлена вердиктом присяжных заседателей на основании тщательно исследованных материалах дела, из которых следует, что после лишения жизни потерпевшей Репетун Т.И. было передано осужденным вознаграждение в сумме 60.000 рублей, из которых Литвиненко В. Ф. передал по 25.000 рублей Литвиненко Д.Ф. и другому лицу, которые непосредственно причинили смерть потерпевшей, а 10.000 рублей он оставил себе как вознаграждение, за то, что организовал это убийство.

Из материалов дела видно, что нарушений уголовно-процессуального законодательства в процессе расследования, в стадиях предварительного слушания, назначении судебного заседания и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии со ст. 379 УПК РФ отмену приговора суда присяжных, по данному делу не допущено.

Литвиненко В.Ф. и Литвиненко Д.Ф. признаны виновными в содеянном в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей на основании тщательно исследованных в судебном заседании доказательствах с соблюдением принципа состязательности.

Суд обоснованно, с учетом конкретных обстоятельств совершенного преступления, количества, характера и локализаций повреждений, причиненных потерпевшей, пришел к обоснованному выводу о том, что осужденный Литвиненко Д.Ф. сознавал и желал наступления ей смерти, а Литвиненко В.Ф. - организовал совершение этого преступления, группой лиц по предварительному сговору, по найму.

Каких-либо данных, свидетельствующих об одностороннем или неполном судебном следствии не имеется.

Суд проверил показания осужденного Литвиненко Д.Ф. о применении к нему недозволенных методов в ходе предварительного следствия и они не нашли своего подтверждения, а потому были обоснованно отвергнуты судом.

В ходе предварительного следствия и судебного заседания осужденные, в том числе Литвиненко Д.Ф., надлежащим образом были обеспечены защитником, требования ст. 51 Конституции РФ и процессуальные права им были разъяснены.

Нарушений уголовно-процессуального закона, являющихся основанием для признания доказательств недопустимыми, в ходе предварительного и судебного следствия допущено не было.

Доводы осужденного Литвиненко В.Ф. о том, что в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей государственным обвинителем допускались ссылки на недопустимые доказательства и высказывания, но председательствующий хотя и реагировал на эти нарушения, но это могло повлиять на вынесение вердикта, являются несостоятельными.

Из протокола судебного заседания видно, что заявленные ходатайства сторон о признании доказательств по делу недопустимыми, были рассмотрены судом в соответствии с требованиями закона, с удалением присяжных заседателей из зала судебного заседания, а все нарушения, допущенные в ходе судебного следствия, в том числе недопустимые высказывания государственного обвинителя, пресекались председательствующим в соответствии с требованиями процессуального законодательства и указывалось о недопустимости учета их при вынесении вердикта.

Доводы о том, что государственный обвинитель мог общаться с присяжными заседателями, так как возвращался, как и присяжные заседатели, из того же коридора, являются голословными и не подтверждены материалами дела.

Из протокола судебного заседания видно, что председательствующим выяснялись, после каждого перерыва или удаления присяжных заседателей из зала суда, не пытались ли общаться с ними кто либо, или не пытались ли воздействовать на них, но таких фактов не было и никаких нарушений не установлено, тайна совещательной комнаты не нарушено.

Несостоятельными являются доводы жалоб осужденных о том, что председательствующим не все права были им разъяснены.

Как видно из протокола судебного заседания, в ходе предварительного слушанья и судебного рассмотрения уголовного дела, осужденным в полном объеме судом разъяснялись права, предусмотренные УПК РФ, Конституцией РФ, особенности рассмотрения уголовного дела с участием присяжных заседателей.

В ходе формировании коллегии присяжных заседателей и в ходе самого процесса никто не заявлял о тенденциозности и необъективности коллегии присяжных заседателей и не ставил вопрос о ее роспуске.

Утверждения в жалобах о предвзятом отношении председательствующего и заинтересованности ее в исходе дела, являются несостоятельными.

Из протокола судебного заседания видно, что ходатайств об отводе председательствующего в судебном заседании не заявлялось, поскольку никаких предусмотренных ст.ст. 61 и 63 УПК РФ обстоятельств не имелось.

После выступления председательствующего также никто не заявлял возражений по поводу необъективности суда и содержания напутственного слова.

Кроме того, высказывая в своих жалобах, что вина осужденных не доказана, подвергают сомнению вердикт присяжных заседателей, что в соответствии с ч. 2 ст. 379 УПК РФ является недопустимым.

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст.ст. 338, 339 УПК РФ.

С учетом результатов судебного следствия, прений сторон и поддержанного государственным обвинителем обвинения судьей были сформулированы вопросы.

К обстоятельствам дела, как они были установлены судом присяжных заседателей, уголовный закон применен правильно и действиям Литвиненко В.Ф. и Литвиненко Д.Ф. дана правильная юридическая оценка, квалифицировав по ст.ст. 33 ч. 3 - 105 ч. 2 п.п. "ж", "з" УК РФ действиям Литвиненко В.Ф., а действия Литвиненко Д.Ф. - по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж", "з" УК РФ.

Вердикт о виновности Литвиненко В.Ф. и Литвиненко Д.Ф. вынесен с соблюдением требований ст.ст. 341-345 УПК РФ и оснований для применения ч. 5 ст. 348 УПК РФ не имеется.

Судом исследовался вопрос о вменяемости осужденных и каких-либо сомнений в том, что во время совершения преступных действий Литвиненко В.Ф. и Литвиненко Д.Ф. не могли осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими, у суда не имеется и с учетом заключений экспертов-психиатров обоснованно признал, что преступление совершено ими во вменяемом состоянии.

Гражданский иск разрешен судом, в том числе вопрос о компенсации морального вреда, в соответствии с действующим законодательством, правильно.

Мера наказания назначена осужденным Литвиненко В.Ф. и Литвиненко Д.Ф. с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, вердикта присяжных, данных о их личности, смягчающих вину обстоятельств в пределах санкции статьи уголовного закона, в том числе и то, что у Литвиненко Д. Ф. имеются малолетние дети, а Литвиненко В. Ф. активно способствовал раскрытию преступления и изобличению других соучастников.

Оснований для отмены приговора или смягчения наказания, как поставлен вопрос в кассационных жалобах, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Челябинского областного суда от 11 ноября 2005 года в отношении Литвиненко Виктора Федоровича и Литвиненко Дмитрия Федоровича оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Литвиненко В.Ф. и Литвиненко Д.Ф. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 марта 2006 г. N 48-О06-26СП


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение