Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 февраля 2006 г. N 69-о05-51 Суд исключил из приговора квалифицирующий признак "по предварительному сговору", поскольку осужденные заранее не договаривались об убийстве потерпевшего, а умысел у них возник в ходе нанесения потерпевшему побоев

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 февраля 2006 г. N 69-О05-51


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего: "..."

судей: Яковлева В.К., "..."

рассмотрела в судебном заседании от 6 февраля 2006 года кассационную жалобу осужденного Благина С.Я. на приговор суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры Тюменской области от 4 октября 2005 года, которым

Благинин Сергей Яковлевич, 16 сентября 1979 года рождения, уроженец с. Камышевка Шатровского района Курганской области, судимый;

20 февраля 2001 года по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, в, г" УК РФ к 2 годам лишения свободы условно, с испытательным сроком на 2 года;

28 июня 2002 года по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б, в, г" УК РФ к 4 годам лишения свободы с присоединением наказания назначенного по приговору от 20 февраля 2001 года, 4 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 16 ноября 2004 года условно-досрочно на не отбытый срок 1 год 11 месяцев 6 дней, - осужден;

по ст. 116 ч. 1 УК РФ на 2 месяца исправительных работ с удержанием из заработка 20 % в доход государства;

по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, к" УК РФ на 15 лет лишения свободы;

по ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ на 15 лет лишения свободы;

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 18 лет лишения свободы;

На основании ст. 70 ч.ч. 1-4 УК РФ по совокупности приговоров, к наказанию назначенному по последнему приговору частично присоединена не отбытая часть наказания по предыдущему приговору и окончательно назначено 19 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Пантелеев Ильдар Юрьевич, 3 ноября 1985 года рождения, уроженец п. Бачелино Ярковского района Тюменской области, не судимый, - осужден:

по ст. 116 ч. 1 УК РФ на 2 месяца исправительных работ с удержанием из заработка 20% в доход государства;

по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, к" УК РФ на 13 лет лишения свободы;

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено 13 лет 15 дней лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать солидарно с Благинина С.Я. и Пантелеева И.Ю. в пользу потерпевшей Мытник В.Р. в возмещение материального ущерба 19.565 рублей 22 копейки и компенсацию морального вреда по 150.000 рублей с каждого.

Приговор в отношении Пантелеева И.Ю. рассматривается в порядке ст. 360 УПК РФ.

Заслушав доклад судьи "...", мнение прокурора Кравца Ю.Н.

полагавшего приговор изменить, исключить квалификацию действий осужденных по ст. 116 ч. 1 УК РФ как излишнюю, осуждение их по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство Мытника И.А. и квалифицирующий признак "по предварительному сговору" из осуждения по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

Благинин С.Я. и Пантелеев И.Ю. признаны виновными в нанесении побоев Мытнику И.А. и умышленном убийстве Мытника И.А. группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление. Кроме того, Благинин С.Я. осужден за умышленное причинение смерти Бугайчуку Н.П. с целью скрыть совершенное ранее убийство.

Преступления совершены 22 февраля 2005 года в районном поселке Октябрьский Тюменской области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В суде Благинин С.Я. и Пантелеев И.Ю. вину признали частично.

В кассационной жалобе осужденный Благинин, не оспаривая приговор в части доказанности вины и квалификацию, ставит вопрос о смягчении наказания и просит приговор в части гражданского иска отменить, при этом ссылается на то, что судом назначено ему чрезмерно суровое наказание. Указывает, что на предварительном следствии применялись к нему недозволенные методы ведения следствия, в связи с чем он оговорил себя, а адвокат был предоставлен ему лишь в конце допроса и он подписал протокол допроса не прочитав его. В суде защищал его интересы другой адвокат. В ходе следственного эксперимента он давал показания со слов сотрудников милиции, так как был морально подавлен ими. Просит с учетом того, что на его иждивении имеется малолетний ребенок, смягчить наказание.

В возражениях на кассационную жалобу осужденного, государственный обвинитель Толстогузов А.В. указывает, что не согласен с доводами жалобы осужденного, ссылаясь на то, что являются они несостоятельными, просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, судебная коллегия находит, что приговор подлежит изменению, по следующим основаниям.

Вина осужденных Благинина и Пантелеева в умышленном убийстве потерпевшего Мытника, а Благинина также в убийстве Бугайчука с целью скрыть совершенное преступление, установлена собранными по делу доказательствами, тщательно исследованными в судебном заседании, подробный анализ и оценка которым даны в приговоре.

Из неоднократных показаний осужденного Благинина, данных на предварительном следствии с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства, с участием адвоката, и исследованных в судебном заседании, следует, что он совместно с Пантелеевым и другим лицом, дело в отношении которого прекращено в связи со смертью, на почве личных неприязненных отношений избили и убили Мытника, затем, с целью сокрытия этого преступления, он один убил Бугайчука, а трупы обоих потерпевших утопил в реке.

Показания, подтверждающие эти показания Благинина, также исследованные в судебном заседании, были даны осужденным Пантелеевым на предварительном следствии.

Доводы жалобы Благинина о том, что на предварительном следствии он оговорил себя в результате того, что был морально подавлен сотрудниками милиции, являются несостоятельными, поскольку не основаны на материалах уголовного дела. Соответствующих заявлений о применении незаконных методов ведения следствия на предварительном следствии от осужденного не поступало, права не свидетельствовать против себя были ему разъяснены, показания давались им неоднократно, с участием адвоката, в обстоятельствах, исключающих применение недозволенных мер. При этом ни от кого из участников этих следственных действий заявлений о недозволенных методах ведения следствия не поступало.

Суд обоснованно признал показания осужденных Благина и Пантелеева, данные на предварительном следствии правдивыми, поскольку они согласуются между собой, соответствуют установленным судом обстоятельствам и другим, приведенным в приговоре доказательствам: показаниям свидетелей Иванова А.С., Бутусова Е.И., Баранова А.А., Лупенина M.B., Культикова Н.Е., Чепарухина Ю.А., Дидера О.А. и других свидетелей, правильно изложенным в приговоре, сведениям, содержащимся в протоколах осмотров места происшествия, заключениям судебно-медицинских экспертиз о характере телесных повреждений, обнаруженных при исследовании трупов Мытника и Бугайчука, механизме их образования и причине смерти.

Из протоколов осмотров места происшествия видно, что в доме Иванова А.С., где осужденные и потерпевшие распивали спиртные напитки, обнаружены и изъяты: орудие преступления - пешня, у основания которой имелся пучок ворса черного цвета, также обнаружены и изъяты пятна вещества бурого цвета, штаны темно - синего цвета, на которых обнаружены множественные пятна, вещества бурого цвета, палас с пятнами вещества бурого цвета.

На реке Обь, на которое Благинин и Пантелеев при проверке их показаний на месте, указали как на место, где были утоплены трупы потерпевших Мытника и Бугайчука, была произведена вырубка льда пешней, а затем в ходе обследования дна реки обнаружены и изъяты из реки принадлежащие потерпевшим одежда и трупы Мытника и Бугайчука с признаками насильственной смерти.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы N 008 от 20.06.2005 года видно, что смерть потерпевшего Мытника И.А. наступила вследствие странгуляционной асфиксии, сразу после перекрытия дыхательных путей от сдавления органов шеи петлей с последующим их повреждением (переломом гортани).

Кроме того, на теле Мытника обнаружены другие прижизненные телесные повреждения в виде: раны линейной формы в левой теменно - височной области с переходом на левую затылочную область, раны в левой височно затылочной области, травматического оттека мягких тканей, ссадин. Повреждения в виде ссадин, травматического отека мягких тканей, могут быть причинены рукой или ногой человека. Повреждения в виде ран в области головы у Мытника причинены вероятнее всего в положении потерпевшего лежа (т. 1 л.д. 157-174).

Выводы данной экспертизы подтверждают показания осужденных о том, что они сначала избили потерпевшего Мытника, затем убили его.

Все показания осужденного Благина, также осужденного Пантелеева, были получены после разъяснения им положений ст. 51 Конституции Российской Федерации, в присутствии адвоката, с соблюдением требований УПК РФ, что опровергает доводы жалобы осужденного Благина о том, что показания он давал в результате применения к нему недозволенных методов ведения следствия.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы N 008 от 20.06.2005 года, смерть Бугайчука Н.П. наступила в результате массивной кровопотери, как следствие причиненных множественных, не менее девяти, повреждений от воздействия колющего предмета, трехгранной формы.

Оценив все эти и другие доказательства по делу в их совокупности, в том числе многочисленные выводы судебно-биологических экспертиз, полностью подтвердивших, что потерпевшие были убиты на указанном осужденными месте, суд обоснованно сделал вывод о доказанности вины осужденных в совершении убийства потерпевших, которые сначала группой лиц убили Мытника, затем осужденный Благинин один, с целью сокрытия совершенного преступления, убил Бугайчука.

Выводы суда мотивированы и основаны на тщательно исследованных доказательствах, собранных с соблюдением процессуальных норм и не вызывающих сомнений.

Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену приговора, следственными органами и судом не допущено.

Психическое состояние осужденных Благинина и Пантелеева проверено надлежащим образом и с учетом выводов проведенных судебно-психиатрических экспертиз судом правильно установлено, что преступления совершены ими во вменяемом состоянии.

Выводы проведенных по делу экспертиз у суда не вызывали сомнений, поскольку проведены они специалистами, обладающими специальными познаниями, с соблюдением процессуальных норм.

Вместе с тем приговор в отношении Благинина и Пантелеева в части совершения ими убийства Мытника, подлежит изменению, по следующим основаниям.

Суд квалифицировал действия осужденных Благинина и Пантелеева, наносивших побои потерпевшему Мытнику, по ст. 116 ч. 1 УК РФ, а последующие их действия, направленные на лишение жизни потерпевшего - по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, к" УК РФ как умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное группой лиц, по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление.

Между тем, как следует из материалов дела и это установлено судом в приговоре, осужденные Благинин и Пантелеев избили Мытника в ходе возникшего при употреблении спиртных напитков личных неприязненных отношений, и выпроводили его из дома Иванова. Через непродолжительное время, Благинин и Пантелеев догнали потерпевшего Мытника на дороге и вновь продолжили избиение его, нанеся ему удары руками, ногами, палкой, пешней по различным частям тела, а затем с помощью брючного ремня, принадлежащего Благинину, задушили Мытника.

При таких обстоятельствах судебная коллегия находит, что квалификация действий осужденных Благинина и Пантелеева, совершенные в отношении потерпевшего Мытника, одновременно по ст. 116 УК РФ и как убийство, также квалификация их действий по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ и по квалифицирующему признаку "по предварительному сговору", являются излишними, поскольку осужденные начали избивать потерпевшего на почве личных неприязненных отношений, но до этого об убийстве потерпевшего они не договаривались, и лишь в ходе продолжения нанесения побоев потерпевшему, возник у осужденных умысел на причинение смерти потерпевшему, поэтому в их действиях отсутствует квалифицирующий признак "по предварительному сговору", также с целью сокрытия совершенного преступления. Все эти действия осужденные охватываются составом одной статьи, предусматривающей ответственность за убийство, поскольку действия, начатые осужденными как нанесение побоев потерпевшему на почве личных неприязненных отношений, переросли в более тяжкое преступление убийство на почве личных неприязненных отношений.

Оценивая приведенные доказательства в совокупности, суд считает их допустимыми, поскольку установлены они без нарушений уголовно-процессуального закона, согласуются между собой.

Действия Благинина по убийству Бугайчука правильно квалифицированы судом по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку он совершил это преступление из опасения, что потерпевший предаст огласке совершенное ранее убийство Мытника, то есть с целью сокрытия ранее совершенного убийства.

Из показаний Пантелеева и Бутусова видно, что они видели Благинина непосредственно после совершенного им убийства Бугайчука, когда он шел со стороны реки, и нес пешню, при этом пояснил им, что убил пешней Бугайчука, а труп последнего и ранее убитого Мытника, утопил в проруби реки Обь, где они и были обнаружены при осмотре места происшествия.

Наказание, осужденным Благинину и Пантелееву назначено в соответствии с требованиями законом, с учетом тяжести и общественной опасности содеянного, всех смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, данных о их личности, также указанных в жалобе обстоятельств, в том числе их явки с повинной, но в связи с внесенными изменениями и уменьшением объема обвинения, судебная коллегия считает необходимым смягчить им наказание.

Гражданский иск разрешен судом в соответствии с действующим законодательством правильно.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры Тюменской области от 4 октября 2005 года в отношении Благинина Сергея Яковлевича и Пантелеева Ильдара Юрьевича изменить:

исключить как излишнюю квалификацию их действий по ст. 116 ч. 1 УК РФ.

исключить их осуждение (убийство Мытника И.А.) по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а из осуждения по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицирующий признак "по предварительному сговору"

Назначенное по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ (убийство Мытника И.А.) наказание снизить Благину С.Я. - до четырнадцати лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 105 ч. 2 п. "ж", 105 ч. 2 п. "к" УК РФ, путем частичного сложения наказаний, назначить Благину С.Я. - семнадцать лет лишения свободы;

На основании ст. 70 ч.ч. 1-4 УК РФ по совокупности приговоров, к назначенному наказанию частично присоединить неотбытое наказания по предыдущему приговору и окончательно Благину С.Я. назначить восемнадцать лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Исключить указание о назначении Пантелееву Ильдару Юрьевичу

наказания на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ и назначенное ему по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ (убийство Мытнина И.А.) наказание снизить до двенадцати лет шести месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор о них оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного Благина С.Я. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 февраля 2006 г. N 69-о05-51


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.