Кассационное определение ВК Верховного Суда РФ от 30 января 2006 г. N 3-2/06 Доказательства, полученные судом с нарушением требований уголовно-процессуального закона, не имеют юридической силы, являются недопустимыми и подлежат исключению из приговора

Кассационное определение ВК Верховного Суда РФ
от 30 января 2006 г. N 3-2/06


Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 30 января 2006 года кассационные жалобы осужденного Б.В.В., потерпевшей Р.Н.В., а также кассационное представление государственного обвинителя заместителя военного прокурора Саратовского гарнизона подполковника юстиции Я.С.С. на приговор Приволжского окружного военного суда от 3 ноября 2005 года, которым военнослужащий войсковой части 66431 рядовой Б.В.В., родившийся 11 декабря 1985 года в поселке Тракторный Петровского района Саратовской области, ранее несудимый, осужден к лишению свободы по ч. 4 ст. 337 УК РФ на 1 год, по ч. 1 ст. 167 того же УК на 1 год и 6 месяцев, по ч. 1 ст. 105 УК РФ на 11 лет, а по совокупности преступлений на 13 лет в исправительной колонии строгого режима и гражданин Т.Р.М., родившийся 8 марта 1987 года в городе Грозном Чеченской Республики, ранее несудимый, осужден к лишению свободы по ч. 1 ст. 166 УК РФ на 4 года, по 1 ст. 167 того же УК на 1 год и 9 месяцев, а по совокупности преступлений на 4 года и 6 месяцев в исправительной колонии общего режима.

По обвинению в совершении преступления, предусмотренного п.п. "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ Т.Р.М. оправдан ввиду непричастности к совершению данного преступления на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

В удовлетворение гражданских исков о компенсации морального вреда суд постановил взыскать с Б.В.В. в пользу потерпевших Р.М.Е. и Р.Н.В. по 100000 рублей каждой, а в остальной части отказал.

Гражданские иски потерпевших Р.М.Е. и Р.Н.В. о возмещении причиненного им материального ущерба также удовлетворены частично. С осужденных Б.В.В. и Т.P.M. в пользу указанных потерпевших взыскано в солидарном порядке по 15000 рублей каждой.

Заслушав доклад судьи "...", мнение старшего прокурора отдела Главной военной прокуратуры П.А.В., полагавшего необходимым приговор в отношении осужденных Б.В.В. и Т.P.M. отменить, а дело по основаниям, указанным в представлении государственного обвинителя, направить на новое судебное рассмотрение, Военная коллегия установила:

Б.В.В. признан виновным в умышленном причинении смерти другому человеку, неявке в срок без уважительных причин на службу из отпуска продолжительностью свыше одного месяца, а также в умышленном уничтожении чужого имущества с причинением значительного ущерба.

Т.Р.М. осужден за неправомерное завладение автомобилем без цели хищения и за умышленное уничтожение чужого имущества с причинением значительного ущерба.

Согласно приговору, 28 октября 2004 года командованием войсковой части 66431 Б.В.В. был предоставлен отпуск с выездом в город Петровск Саратовской области, по окончании которого 21 ноября 2004 года он обязан был прибыть в часть. Однако в установленный срок без уважительных причин он на службу не явился.

31 мая 2005 года Б.В.В. вместе с Т.Р.М. употребляли спиртные напитки и в вечернее время разъезжали по городу на автомобиле знакомого.

Когда автомобиль сломался Б.В.В. и Т.Р.М., по предложению последнего, около 3 часов 1 июня 2005 года пришли к дому N 14 по улице Плеханова, где проживал знакомый Т.Р.М. гражданин Р.В.А., за деталью для ремонта автомобиля.

На стук в окно Р.В.А. не ответил и Т.Р.М. предложил похитить необходимую деталь. С этой целью они проникли в гараж, однако нужную деталь не нашли и решили снять ее со стоявшего там автомобиля.

При этом Т.Р.М., опасаясь быть застигнутым во время совершения преступления и желая проверить наличие в доме хозяина, вошел в дом, где при свете зажигалки увидел спавшего на диване Р.В.А. Вошедший за ним Б.В.В. с целью убийства нанес Р.В.А. захваченным из гаража отрезком металлической трубы два удара по голове, от которых последний проснулся и начал приподниматься. Продолжая свои действия, Б.В.В. еще четыре раза ударил потерпевшего отрезком трубы по голове.

Указанными действиями Б.В.В. причинил Р.В.А. открытую проникающую тупую черепно-мозговую травму с ушибом вещества головного мозга, осложнившемся его отеком, то есть тяжкий вред здоровью потерпевшего, что повлекло его смерть на месте.

После этого Т.Р.М. возвратился в гараж и с целью угона запустил двигатель автомобиля Р.В.А., выехав на проезжую часть, где в машину сел Б.В.В. Поочередно управляя автомобилем, они стали разъезжать по улицам города Петровска.

Около 3 часов 30 минут 1 июня 2005 года, когда за рулем находился Б.В.В., управляемый им автомобиль застрял в яме. Желая скрыть следы преступления, они с Т.Р.М. облили салон и двигатель машины бензином, после чего подожгли, а сами скрылись.

В результате от их действий автомобиль Р.В.А. марки "ВАЗ-2105", стоимостью 30000 рублей, полностью уничтожен, чем владельцам причинен значительный материальный ущерб.

Осужденный Б.В.В., не соглашаясь с приговором, в кассационной жалобе просит его отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение.

В обоснование этого он утверждает, что по ч. 1 ст. 105 УК РФ осужден необоснованно, поскольку убивать Р.В.А. не хотел, что подтвердила в суде свидетель З., а поэтому должен отвечать "за не умышленное" убийство, совершенное в невменяемом состоянии.

Квалифицируя содеянное им по ч. 4 ст. 337 УК РФ, суд не учел, что своевременно не прибыл из отпуска на службу из-за боязни за свою жизнь в связи с угрозами в его адрес жителей г. Беслана.

Б.В.В. также считает, что необоснованно признан виновным и в уничтожении чужого имущества, хотя Т.Р.М. в суде показывал о его непричастности к поджогу автомобиля Р.В.А.

В заключение жалобы утверждается, что при назначении наказания суд не учел отсутствие у него судимости, явку с повинной и чистосердечное раскаяние в содеянном, а также участие в боевых действиях.

Потерпевшая Р.Н.В., не соглашаясь с переквалификацией судом действий Б.В.В. с ч. 2 на ч. 1 ст. 105 УК РФ и частичным оправданием Т.Р.М., считает последнего причастным к убийству отца. Она также полагает, что назначенное Б.В.В. наказание не соответствует тяжести им содеянного и является чрезмерно мягким, а поэтому просит приговор в отношении Б.В.В. и Т.Р.М. отменить и дело направить на новое рассмотрение.

В представлении государственный обвинитель ставит вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неправильного применения уголовного закона, а также назначения виновным несправедливых наказаний вследствие их мягкости. При этом оправдание Т.Р.М. по п.п. "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ и переквалификация действий Б.В.В. с ч. 2 на ч. 1 ст. 105 УК РФ являются необоснованными, противоречат исследованным в судебном заседании доказательствам.

В обоснование этого государственный обвинитель ссылается на неоднократные признательные показания Б.В.В., которые он давал в ходе предварительного следствия различным следователям в присутствии двух разных адвокатов об обстоятельствах убийства Р.В.А. вместе с инициатором преступления Т.Р.М. Показания же Т.Р.М., отрицавшего свою причастность к убийству Р.В.А. на предварительном следствии и в суде, были непоследовательными и противоречивыми. В частности, Т.Р.М. в судебном заседании вначале показал, что именно он предложил Б.В.В. похитить деталь из автомашины потерпевшего, а затем отказался от этого и заявил, что вообще не знает, для чего он проник в гараж и дом Р.В.А., после чего угнал автомобиль. При этом суд в приговоре не указал, по каким основаниям он принял одни доказательства и отверг другие.

В представлении прокурора также обращается внимание на то, что в описательно-мотивировочной части приговора правильно указано об убийстве Б.В.В. Р.В.А. с целью облегчить совершение другого преступления, ответственность за которое предусмотрена пунктом "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Однако далее без указания оснований и мотивов изменения обвинения суд необоснованно квалифицировал указанные действия осужденного по ч. 1 ст. 105 УК РФ. При этом каких-либо других мотивов убийства гражданина Р.В.А. в приговоре не приведено.

Кроме того, утверждается в представлении, приговор суда основан на доказательствах, которые, вопреки требованиям ч. 3 ст. 240 УПК РФ, не исследовались в судебном заседании. В частности, приведенные в приговоре показания Б.В.В. от 29 июня и 7 июля, а также его заявление от 1 июня 2005 года в судебном заседании не исследовались и не оглашались, что является безусловным основанием к отмене приговора.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах и представлении прокурора, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации находит, что выводы суда первой инстанции о виновности Б.В.В. в умышленном причинении смерти другому человеку, неявке в срок без уважительных причин на службу из отпуска продолжительностью свыше одного месяца, а также в умышленном уничтожении чужого имущества с причинением значительного ущерба потерпевшему основаны на тщательно исследованных в судебном заседании доказательствах, которые подробно изложены и оценены в приговоре.

В судебном заседании Б. пояснил, что действительно в ночь на 1 июня 2005 года после совместного употребления спиртных напитков вместе с Т.Р.М. проник в дом незнакомого ему тогда Р.В.А., взял в гараже отрезок металлической трубы и нанес спавшему в доме хозяину несколько ударов по голове, убивать которого не хотел. Когда он вышел из дома и увидел, что Т.Р.М. выехал из гаража на автомобиле, то сел на переднее пассажирское сиденье. В дальнейшем, проезжая мимо дома одного из своих знакомых, он выбросил отрезок металлической трубы, а позже пересел за руль, но не справился с управлением и заехал в яму. Поскольку выехать было невозможно, они решили сжечь автомобиль, после чего облили его бензином и Т.Р.М. бросил в салон зажженную тряпку.

Несмотря на такие утверждения Б.В.В., его вина в умышленном убийстве, а также умышленном уничтожении чужого имущества нашла в суде свое подтверждение не только его признательными показаниями на предварительном следствии и в суде, но и показаниями подсудимого Т.Р.М., свидетелей А., Сл., В., П., протоколами осмотра места происшествия и предметов, заключением судебно-медицинского эксперта, вещественными и другими доказательствами.

Т.Р.В. в судебном заседании пояснил, что в ночь на 1 июня 2005 года он и Б.В.В., находясь в нетрезвом состоянии, катались по городу на автомобиле, принадлежавшем знакомому Б.В.В. Когда автомобиль сломался, он решил сходить за деталью для ремонта к знакомому своего отца Р.В.А. и позвал с собой Б.В.В. На стук в окно Р.В.А. не отозвался и тогда он решил похитить необходимую деталь из гаража, а также попытался снять ее с автомобиля Р.В.А., но не смог это сделать. Затем он решил зайти в дом и попросить у хозяина данную деталь. Когда же обнаружил в свете зажигалки спавшего в доме хозяина, зашедший вслед за ним Б.В.В. неожиданно для него стал наносить Р.В.А. удары металлической трубой по голове. Испугавшись, он попытался оттащить Б.В.В., но тот оттолкнул его и еще 3-4 раза ударил Р.В.А. трубой по голове. После этого он выбежал из дома, завел автомобиль хозяина и выехал на проезжую часть, где к нему присоединился Б.В.В., который сел на переднее пассажирское сиденье. Через некоторое время за руль сел Б.В.В., который заехал в яму, откуда они не смогли выехать. Решив сжечь автомобиль, они с Б.В.В. облили бензином салон и двигатель автомобиля, а он, Т.Р.М., поджег тряпку и бросил ее в салон.

Из оглашенных в суде показаний свидетеля А., показаний в суде свидетелей Сл. и В. видно, что около 4 часов 1 июня 2005 года Б.В.В. и Т.Р.М. подъехали к дому А. на автомобиле марки "ВАЗ-2105" белого цвета. При этом Б.В.В. находился в возбужденном состоянии. Около 10 часов 1 июня 2005 года Сл. видел сгоревший автомобиль этой марки в районе Панфиловского пруда города Петровска. В 14 часов этого же дня В. в доме Р.В.А. обнаружил труп хозяина со следами крови на лице и руках.

Из исследованного в суде протокола осмотра места происшествия усматривается, что около калитки дома N 14 по улице Плеханова города Петровска Саратовской области, в котором обнаружен труп Р.В.А., найдена SIM-карта синего цвета сотовой компании "Би Лайн" GSM.

Как пояснил в суде Т.Р.М. эту карту сотовой компании "Би Лайн" он потерял во дворе дома Р.В.А. в ночь на 1 июня 2005 года.

Работник милиции П. в суде пояснил, что именно по найденной на месте преступления карте оперативным путем удалось установить местонахождение вначале Т.Р.М., а затем Б.В.В. и их причастность к совершению преступлений в отношении Р.В.А.

Согласно протоколу осмотра места происшествия, проведенного с участием Б.В.В., во дворе дома N 1 по улице Элеваторной города Петровска обнаружен отрезок металлической трубы длиной 35 см. и диаметром около 3 см., а Б.В.В. пояснил, что именно этой трубой он наносил Р.В.А. удары по голове.

Как видно из протокола осмотра предметов от 21 июня 2005 года на внешней поверхности указанного отрезка металлической трубы имелись пятна рыже-коричневого цвета неправильной формы.

По заключению судебно-медицинского эксперта смерть Р.В.А. наступила ночью 1 июня 2005 года от открытой проникающей тупой черепно-мозговой травмы, сопровождавшейся многооскольчатым переломом теменно-затылочных костей справа с переходом на основание черепа, с образованием кровоизлияний под твердой и мягкой мозговыми оболочками правой затылочной доли, с ушибом вещества головного мозга в правой затылочной доле, осложнившейся его отеком.

Утверждение Б.В.В. в кассационной жалобе о том, что нанося удары отрезком металлической трубы по голове Р.В.А. он не хотел убивать потерпевшего и не осознавал возможности причинения вреда его здоровью, является несостоятельным.

Об умысле Б.В.В. на причинение смерти Р.В.А. свидетельствуют как примененное им орудие убийства - отрезок металлической трубы, так и то обстоятельство, что множественные удары им были нанесены в жизненно важный орган человека - голову. Об этом свидетельствует и вывод судебно-медицинского эксперта от 29 июня 2005 года, согласно которому для причинения перелома костей черепа в правой теменно-затылочной области головы требуется значительная сила травматического воздействия.

Ссылка Б.В.В. в кассационной жалобе на показания свидетельницы З., которая якобы подтвердила отсутствие у него умысла на убийство потерпевшего, беспредметна, поскольку З. очевидцем данного преступления не являлась и о происшедшем узнала с его слов.

Обоснованно суд отверг и заявление Б.В.В. о нанесении ударов Р.В.А. в невменяемом состоянии.

По заключению стационарной комплексной судебной нарколого-психолого-психиатрической экспертизы Б.В.В. хроническим психическим расстройством не страдал и не страдает, а обнаруживает черты эмоциональной неустойчивости, импульсивности, возбудимости и агрессивные тенденции. Не обнаруживал Б.В.В. и признаков какого-либо временного психического расстройства, а во время инкриминируемых ему деяний мог осознавать фактический характер своих действий и руководить ими.

Более того, эксперты пришли к выводу, что заявление Б.В.В. о непонимании характера своих действий во время совершения правонарушений носят симулятивный характер. С учетом этого суд правильно оценил данное заключение экспертов достаточно научно обоснованным, а Б.В.В. признал вменяемым.

Заключением военно-врачебной комиссии Б.В.В. признан годным к военной службе, что подтверждается исследованной в суде справкой ВВК.

В судебном заседании подробно исследованы, всесторонне проанализированы и оценены все показания Б.В.В. на предварительном следствии и в судебном заседании, касающиеся обстоятельств убийства Р.В.А.

Как правильно указано в представлении государственного обвинителя в своих показаниях на предварительном следствии от 1, 6 и 8 июня, а также 14 сентября 2005 года, в том числе на очной ставке с Т.Р.М., Б.В.В. утверждал, что совершил убийство Р.В.А. по инициативе Т.Р.М. и с его участием. Т.В.М. во время нанесения им ударов трубой по голове Р.В.А. удерживал потерпевшего руками за туловище, чтобы тот не мог встать и оказать сопротивление.

Однако в своем заявлении от 1 июня 2005 года на имя начальника Петровского ГОВД, которое было исследовано в суде, Б.В.В. об участии Т.Р.М. в убийстве вообще не упомянул, а в ходе судебного заседания отказался от своих показаний на предварительном следствии в этой части и стал утверждать, что Т.Р.М. не предлагал ему совершить убийство Р.В.А. и не передавал для этого никаких предметов. Более того, как далее показал Б.В.В., после нанесения им первых ударов Т.Р.М. попытался помешать ему, однако он оттолкнул его и продолжил нанесение ударов.

При таких обстоятельствах, вопреки утверждениям в кассационной жалобе потерпевшей Р.Н.В. и кассационном представлении государственного обвинителя, суд пришел к обоснованному выводу о том, что последовательные показания Т.Р.М. о его непричастности к убийству Р.В.А., данные в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, какими-либо объективными данными не опровергнуты и обосновывались лишь пояснениями Б.В.В., а поэтому правильно оправдал его по обвинению в преступлениях, предусмотренных п.п. "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В связи с тем, что в судебном заседании не нашло подтверждения участие Т.Р.М. в убийстве потерпевшего, а в отношении Б.В.В. органы предварительного следствия сами прекратили дело в части угона автомобиля, в обвинении Б.В.В. суд верно не усмотрел квалифицирующие признаки убийства группой лиц по предварительному сговору, а также с целью скрыть другое преступление - угон и обеспечение его совершения, т.е. п.п. "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Указав в описательно-мотивировочной части приговора о том, что Б.В.В. нанес потерпевшему удары по голове отрезком металлической трубы с целью облегчения хищения автомобильной детали, на что обращается внимание в представлении государственного обвинителя, суд имел в виду мотивы лишения жизни потерпевшего. Однако это не могло повлечь квалификацию содеянного по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, так как Б.В.В. не вменялось совершение убийства с целью облегчения кражи.

Поскольку в судебном заседании установлено, что 1 июня 2005 года Б.В.В. по изложенным мотивам и с целью лишения жизни нанес Р.В.А. не менее шести ударов обрезком металлической трубы по голове с причинением тяжкого вреда здоровью, от которого наступила смерть потерпевшего, суд правильно переквалифицировал его действия с ч. 2 на ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Действия Б.В.В., выразившиеся в умышленном уничтожении чужого имущества - автомобиля с причинением его владельцу значительного ущерба обоснованно квалифицированы судом по ч. 1 ст. 167 УК РФ.

То, что непосредственно поджог автомобиля совершил Т.Р.М., а Б.В.В. в это время рядом не было, не освобождает последнего от ответственности, поскольку он, облив машину бензином, участвовал в уничтожении чужого имущества, т.е. совершил его в группе с Т.Р.М.

Утверждение Б.В.В. в жалобе о том, что он боялся возвращаться из отпуска в часть, опасаясь преследований со стороны местных жителей, одного из которых он задержал в ходе розыска лиц, обстрелявших воинскую часть, достаточно тщательно проверено судом, но подтверждения не нашло.

Из исследованного судом собственноручного объяснения Б.В.В. от 23 мая 2005 года на имя военного комиссара города Петровска видно, что в обоснование причин неявки в срок из отпуска он сослался на тяжелое материальное положение семьи и необходимость оказания помощи больным родственникам. Свидетели: Сем. и Б. по этому поводу дополнительно показали, что Б.В.В. после окончания отпуска проживал у них и ничем не занимался, проводил время по своему усмотрению, боязни возвращаться к месту службы не высказывал.

Оценив все обстоятельства в совокупности, суд первой инстанции правильно квалифицировал содеянное им по ч. 4 ст. 337 УК РФ, не усмотрев исключительных обстоятельств.

Каких-либо существенных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих безусловную отмену приговора, судом также допущено не было.

Утверждение в представлении государственного обвинителя о том, что приговор суда основан на доказательствах, которые не исследовались в судебном заседании, соответствует материалам дела. Показания Б.В.В. от 29 июня и 7 июля 2005 года, на которые делается ссылка в представлении в обоснование данного утверждения, как видно из протокола судебного заседания, оглашались судом, заявление Б.В.В. от 1 июня 2005 года огласил сам государственный обвинитель.

Вместе с тем, необходимости в этом не было. Суд по своей инициативе и при отсутствии оснований, предусмотренных п.п. 1, 2, 3 ч. 1 ст. 276 УПК РФ, а также соответствующих ходатайств сторон, без вынесения постановления или определения, как того требует ст. 285 УПК РФ, огласил указанные показания Б.В.В. на предварительном следствии от 29 июня и 7 июля 2005 года, в которых тот отрицал участие Т.Р.М. в совершении убийства Р.В.А. При этом каких-либо значительных противоречий, затрагивающих существо дела, в этих показаниях Б.В.В. как на предварительном следствии, так и в судебном заседании не было.

Поскольку указанные доказательства получены судом с нарушением требований уголовно-процессуального закона, то они, в соответствии со ст. 75 УПК РФ, не имеют юридической силы, являются недопустимыми и подлежат исключению из приговора.

Что касается назначенного наказания Б.В.В., то оно определено в соответствии c требованиями уголовного Закона, с учетом всех обстоятельств дела и данных о его личности. При этом суд, вопреки утверждению в жалобе осужденного, учел в качестве обстоятельств, смягчающих наказание, что он совершил преступление впервые, по военной службе характеризовался удовлетворительно, а также его явку с повинной на первоначальном этапе предварительного следствия. Именно в связи с данным обстоятельством ему назначено наказание по правилам ст. 62 УК РФ, т.е. не свыше трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Оснований считать это наказание несправедливым вследствие суровости не имеется.

С учетом изложенного Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь ст.ст. 377, 378, ч. 1, п. 4, и 388 УПК РФ, определила:

приговор Приволжского окружного военного суда от 3 ноября 2005 года в отношении Б.В.В. изменить.

Исключить из приговора ссылку на показания Б.В.В., данные им в ходе предварительного следствия 29 июня и 7 июля 2005 года, как оглашенные судом с нарушением требований уголовно-процессуального закона.

В остальной части приговор в отношении Б.В.В. и Т.Р.М. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Б.В.В., потерпевшей Р.Н.В., а также кассационное представление государственного обвинителя - без удовлетворения.



Кассационное определение ВК Верховного Суда РФ от 30 января 2006 г. N 3-2/06


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.