Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 января 2006 г. N 67-о05-80 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в разбойном нападении, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия, в целях завладения имуществом в особо крупном размере, в убийстве, сопряженном с разбоем, подтверждена совокупностью доказательств

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 января 2006 г. N 67-о05-80


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - "..."

и судей - "..." и "..."

рассмотрела в судебном заседании от 26 января 2006 года кассационные жалобы осужденных Горностаева А.Н. и Беккера А.В., адвокатов Крикавцова В.Д., Кузьменко А.В. и потерпевшей Колдышевой Т.Н. на приговор Новосибирского областного суда от 29 июля 2005 г., которым

Беккер Андрей Владимирович, родившийся 18 августа 1980 года в с. Комендантка Доволенского района Новосибирской области, с образованием 7 классов, ранее не судимый,

осужден по п.п. "б, в" ч. 4 ст. 162 УК РФ к десяти годам лишения свободы без штрафа; по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к тринадцати годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к шестнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Горностаев Алексей Николаевич, родившийся 16 мая 1974 года в с. Довольное Новосибирской области, со средним образованием, ранее не судимый,

осужден по п. "б" ч. 4 ст. 162 УК РФ - к девяти годам лишения свободы без штрафа; по ч. 5 ст. 33 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к одиннадцати годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к четырнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Признаны виновными и осуждены:

-  Беккер и Горностаев - за разбойное нападение на Колдышева А.В., совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия, в целях завладения имуществом в особо крупном размере, а Беккером, кроме того, и с причинением тяжкого вреда здоровью;

-  Беккер - за убийство Колдышева, сопряженное с разбоем;

-  Горностаев - за пособничество Беккеру в убийстве Колдышева, сопряженном с разбоем.

Преступления совершены ими 16 марта 2004 года в г. Новосибирске при обстоятельствах, установленных приговором.

Заслушав доклад судьи "...", мнение прокурора Костюченко В.В., полагавшего необходимым приговор в отношении Беккера и Горностаева оставить без изменения, судебная коллегия установила:

В кассационных жалобах:

- потерпевшая Колдышева Т.Н. просит отменить приговор и прекратить дело в отношении Горностаева А.Н. (своего брата) и Беккера А.В. (брата жены Горностаева) за отсутствием состава преступления, считая их вину недоказанной и полагая, что ее мужа Колдышева А.В. могли убить другие лица. Ссылается на незаконность и необоснованность приговора, на неправильную оценку доказательств. Утверждает, что явки с повинной ее родственников Горностаева и Беккера были получены вследствие применения к ним физического и психологического воздействия со стороны сотрудников милиции;

-   осужденный Беккер А.В. просит отменить приговор и прекратить дело в отношении него ("оправдать" его), ссылаясь на недоказанность его вины, неправильную оценку доказательств и на написание им явок с повинной под диктовку сотрудников милиции и вследствие применения незаконных методов расследования;

-   адвокат Крикавцов В.Д. в защиту интересов осужденного Беккера А.В. также просит отменить приговор и прекратить дело, ссылаясь на те же доводы, что и осужденный Беккер в своей жалобе и, кроме того, считает, что приговор является незаконным и необоснованным; выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам.

По мнению адвоката Крикавцова, в ходе предварительного следствия было нарушено право Беккера на защиту. Как считает адвокат Крикавцов, к совершению преступлений в отношении Колдышева могут быть причастны другие лица;

- осужденный Горностаев А.Н. просит отменить приговор и прекратить дело за отсутствием состава преступления и непричастностью, ссылаясь на незаконность и необоснованность приговора; на неправильную оценку доказательств; на несоответствие выводов, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам и на чрезмерную строгость назначенного ему наказания. Как считает осужденный Горностаев, в ходе предварительного следствия было нарушено его право на защиту, к нему применялись незаконные методы расследования.

Горностаев обращает внимание на то, что его и Беккера никто не видел на месте преступления, а алиби Немцева и других свидетелей судом не проверено;

- адвокат Кузьменко А.В. в защиту интересов осужденного Горностаева А.Н. также просит отменить приговор в отношении Горностаева и прекратить дело, ссылаясь на те же доводы, что и осужденный Горностаев в совей жалобе. Кроме того, адвокат Кузьменко обращает внимание на то, что после проведения экспертизы одежда с трупа Колдышева не приложена к делу.

Проверив материалы дела и обсудив доводы жалоб, судебная коллегия находит приговор в отношении Горностаева и Беккера законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям.

Виновность Горностаева и Беккера в содеянном ими подтверждается совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка.

Как следует из материалов дела, Колдышев приобретал в г. Владивостоке автомашины и привозил их в г. Новосибирск, где продавал, а его родственник - брат его жены Горностаев занимался предпродажной подготовкой автомашин, привезенных Колдышевым, за что Колдышев передавал Горностаеву определенную денежную сумму. С февраля 2004 г. предпродажной подготовкой привезенных Колдышевым машин вместе с Горностаевым стал заниматься и Беккер. Во время, предшествовавшее происшедшему, в аэропорт для полетов в г. Владивосток в целях приобретения машин Колдышева неоднократно отвозил Горностаев. Горностаеву и Беккеру было известно, что вечером 16 марта 2004 г. Колдышев поедет в аэропорт для полета в г. Владивосток для покупки очередной партии машин.

Судом проверялись доводы о применении к Беккеру и Горностаеву незаконных методов расследования, эти доводы не подтвердились и правильно отвергнуты судом. Указанные доводы противоречат приведенным в приговоре показаниям свидетелей Федосеева, Юрченко, Кулиева, сотрудников милиции, Василькова, следователя прокуратуры.

Как видно из протокола (т. 4 л.д. 40), содержание явки с повинной Горностаев писал собственноручно и при этом указывал, что он писал ее добровольно.

Из протоколов также следует, что содержание явок с повинными от 21 и 22 марта 2004 г. Беккер писал собственноручно и сам в них указывал, что писал их без применения к нему физического или психического воздействия, достоверность этих данных удостоверял своими подписями, а в протоколе явки с повинной от 22 марта 2004 г. собственноручно вносил еще и дополнения.

Как видно из заключений судебно-медицинских экспертиз, - при обследовании Беккера, задержанного 21 марта 2004 г. и давшего 21 и 22 марта 2004 г. явки с повинными, 6 апреля 2004 г. у него при осмотре вообще не было обнаружено никаких телесных повреждений (т. 2 л.д. 38-39);

-    при обследовании 6 апреля 2004 г. Горностаева, задержанного 18 марта 2004 г. и давшего явку с повинной 21 марта 2004 г. у него были обнаружены;

-    ссадина на спине, которая могла образоваться в срок около 1-3 суток до момента осмотра (то есть в срок 3-5 апреля 2004 г.) и

-    кровоподтеки на ногах, которые могли образоваться в срок не менее 7 суток до момента осмотра (что соответствует дате 31 марта 2004 г. (т. 2 л.д. 28-30).

Таким образом, отсутствие у Беккера каких-либо телесных повреждений и отсутствие у Горностаева каких-либо телесных повреждений, которые могли образоваться в срок написания явки с повинной 21 марта 2004 г., не соответствуют доводам о применении к Беккеру физического насилия на время написания явок с повинными, допроса в качестве подозреваемого 22 марта 2004 г. и проверки его показаний с выходом на место 23 марта 2004 г. и о применении к Горностаеву физического насилия на время написания им 21 марта 2004 г. явок с повинной.

Постановлениями прокурора от 3 и 9 июля 2004 г. установлено, что конституционные права и законные интересы Горностаева и Беккера в ходе проведения расследования по делу нарушены не были и в удовлетворении жалоб Горностаева и Беккера было отказано (т.2 л.д.238, 239).

Постановлением следователя прокуратуры от 15 июля 2004 г. установлено, что в отношении Беккера и Горностаева сотрудниками милиции физического или психологического насилия, спецсредств - не применялось и в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников Первомайского РОВД отказано за отсутствием события преступления (т. 2 л.д. 245).

Данные постановления не отменены, и в установленном законом порядке не признаны судом незаконными.

Отказы обвиняемых Горностаева давать показания при его допросах 25 марта и 15 ноября 2004 г. (т. 1 л.д. 233-234; т. 3 л.д. 91-92) и Беккера при его допросе 15 ноября 2004 г. (т. 3 л.д. 100-101) давать показания, изменение Беккером ранее данных показаний не соответствуют доводам о применении к ним незаконных методов расследования.

При таких данных суд пришел к обоснованному выводу о недостоверности доводов о применении к Беккеру и Горностаеву незаконных методов расследования.

Действующее законодательство не предусматривает обязательного участия адвоката при даче лицом явки с повинной (протокол принятия явки с повинной не является протоколом допроса лица в качестве подозреваемого или обвиняемого, регулируемых иными нормами УПК РФ), вследствие чего отказ от явки с повинной, неподтверждение ее в судебном заседании не влечет ее недопустимости в качестве доказательства.

Действующее законодательство также не предусматривает разъяснение лицу, изъявившему желание дать явку с повинной, ст. 51 Конституции РФ. Кроме того, содержание ст. 51 Конституции РФ на время дачи явок с повинными Беккером и Горностаевым было им известно, оно разъяснялось им при их задержании (т. 1 л.д. 178, 150), а Беккеру было известно - и в связи с предшествующим расследованием и рассмотрением в отношении него 20 октября 1999 г. уголовного дела по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Из сообщения прокурора Первомайского района прокурору Новосибирской области от 18 марта 2004 г. следует, что им направлено поручение в Первомайский РОВД для проведения оперативно-розыскных мероприятий (т. 1 л.д. 3). Беседы оперативных сотрудников милиции с подозреваемыми не являются следственными действиями, для проведения которых необходимо вынесение следователем постановления о проведении отдельных следственных действий, и могут проводиться, в том числе, для проверки причастности этих лиц к иным преступлениям или наличия у них информации о других преступлениях. Кроме того, должностные лица правоохранительных органов, независимо от наличия у них в производстве отдельных поручений о производстве оперативно-розыскных мероприятий или отдельных следственных действий по данному делу, обязаны принять от лиц заявления об явках с повинными при желании лиц дать такие явки.

Указание времени составления протоколов принятия явок Горностаевым с повинной следователем Васильковым и оперуполномоченным отдела уголовного розыска Федосеевым соответственно в 20 часов 30 минут 21 марта 2004 г. и в 20 часов 40 минут 21 марта 2004 г. (в том же Первомайском РОВД) правильно признано судом неточностью (которая могла быть связана с опиской, неточностью часов одного из должностных лиц и т.п.), не влияющей на само доказательство - данные, приведенные в явках с повинной.

Ссылки на то, что подозреваемому, обвиняемому Горностаеву не разъяснялись ст. 51 Конституции РФ и его процессуальные права, что допросы подозреваемого Горностаева проводились без адвоката, являются несостоятельными, противоречат материалам дела (т. 1 л.д. 150, 153, 220, 231, 233; т. 2 л.д. 200; т. 3 л.д. 98-99, 100, т. 1 л.д. 152-158; 220-223, 233-234), в том числе - подписями документов как самим Горностаевым, так и адвокатом Кузьменко.

Кроме того, данное обстоятельство и не влияет на законность и обоснованность приговора, поскольку показания Горностаева в ходе предварительного следствия не использовались судом в приговоре в качестве доказательств виновности его и Беккера.

Ссылка в жалобах на то, что адвокат Ленских И.В. является знакомым следователя Василькова и сотрудников милиции, не влияет на право на защиту и не является основанием для отвода адвоката Ленских. Как следует из материалов дела, отвода адвокату Ленских обвиняемым Беккер не заявлялось и обвиняемый Беккер не просил произвести замену адвоката Ленских в ходе предварительного следствия по каким-либо основаниям. Более того, после окончания предварительного следствия в стадии назначения по делу судебного заседания (т. 4 л.д. 10) и в подготовительной части судебного заседания подсудимый Беккер заявлял, что защиту своих интересов он доверяет адвоката Ленских (т. 5 л.д. 2) и утверждал, что ни с какими жалобами на адвоката Ленских он не обращался (т. 5 л.д. 103).

Из материалов дела видно, что в ходе предварительного следствия адвокат Ленских защиту интересов обвиняемого Беккера осуществлял в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства и законодательства об адвокатуре.

Как следует из материалов дела, при задержании Беккеру было разъяснено его право иметь свидание с адвокатом наедине и конфиденциально до его первого допроса, что он удостоверил своей подписью и указал, что у него ходатайств нет (т. 1 л.д. 178). Это же право ему вновь было разъяснено перед допросом в качестве подозреваемого 22 марта 2004 г. (т. 1 л.д. 187). Никаких ходатайств о предоставлении свидания с адвокатом наедине либо об отложении в этих целях допроса в качестве подозреваемого в материалах дела не имеется. Сам подсудимый Беккер пояснял, что когда он решил отказаться от явки с повинной, он наедине побеседовал с адвокатом Ленских (т. 5 л.д. 102).

Как видно из материалов дела, процессуальные права подозреваемого, обвиняемого Беккеру своевременно и многократно разъяснялись, в том числе - ст. 51 Конституции РФ. Его допросы проводились с участием адвоката и никаких замечаний по ним не поступало. Однако при этом использовались бланки протоколов, изготовленные до внесения 4 июля 2003 г. в п. 2 ч. 4 ст. 46 и п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ изменений. Свидетель Васильков, следователь, пояснял, что поскольку в бланках не имелось соответствующего положения, то он дополнительно разъяснял Беккеру, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств, даже в случае последующего отказа от них. С учетом приведенных показаний свидетеля Василькова, а также того, что Беккеру разъяснялось право не свидетельствовать против самого себя, право отказаться от дачи показаний, того, что ранее он осуждался и его показания использовались в приговоре в качестве доказательств его вины - неуказание в бланке протокола в качестве отдельного положения того, что показания подозреваемого (обвиняемого) могут быть использованы в качестве доказательств, в том числе - и при его последующем отказе от них - не влечет за собой в данном конкретном случае недопустимости протоколов допросов в качестве доказательств и не свидетельствует о даче подозреваемым Беккером ложных показаний.

Ссылка в жалобе осужденного Горностаева на то, что при проверке показаний с выходом на место не участвовал адвокат Беккера, является надуманной им, противоречит материалам дела (т. 1 л.д. 215-219; т. 5 л.д. 100, 147, 157). Доводы о том, что специалистом Холодковой, осуществлявшей видеозапись проведения проверки показаний Беккера, не подписан протокол, не свидетельствует о его недопустимости в качестве источника доказательств, поскольку этот протокол подписан не только следователем, но и самим подозреваемым Беккером, его защитником - адвокатом Ленских, понятыми, конвоем, у которых никаких замечаний по содержанию протокола не имелось. Видеозапись проверки показаний подозреваемого Беккера не использовалась судом в приговоре в качестве источника доказательств виновных лиц.

Из протокола явки Горностаева с повинной, составленного Федосеевым, следует, что Горностаев указывал в нем, что ему было известно, что Колдышев 16 марта 2004 г. отправится в г. Владивосток и при нем будет большая сумма денег, а он (Горностаев) повезет Колдышева в аэропорт. Он и Беккер договорились забрать у Колдышева деньги, используя для этого пистолет газовый, переделанный под боевой, который в феврале 2004 г. он вместе с Беккером привезли из деревни и хранили в гараже Колдышева. 16 марта 2004 г., когда Колдышев заехал за ним, он вместе с Беккером сели на передние сиденья (он - за руль), а Колдышев - пересел на заднее сиденье. Когда они подъехали к аптеке, Беккер достал пистолет и подставил его к щеке Колдышева, они заехали за угол дома, остановились у садика. Колдышев просил оставить его в живых и забрать деньги, но Беккер выстрелил ему в щеку. Когда Колдышев умер, они взяли спортивную сумку и барсетку Колдышева из машины и ушли. Вещи понес прятать в гараж Беккер. 18 марта 2004 г., когда милиция нашла машину с трупом, он сказал Беккеру, чтобы тот уничтожил вещи и оружие.

В протоколе явки с повинной, составленном Васильковым, Горностаев указывал, что инициатором нападения на Колдышева был он, а Беккер с ним согласился. Пистолет был привезен из д. Комендантка Доволенского района. Ему Колдышев позвонил на сотовый телефон около 21 часа 16 марта 2004 г. Он и Беккер собрались, он был одет в камуфлированный бушлат, Беккер - в темно-синий пуховик. Они вышли из общежития на улицу, Колдышев подъехал к общежитию, но не заходил в него. Он и Беккер подошли к машине Колдышева. Когда он заехал за дом N 2/1 по ул. Пришвина, то Беккер, достав пистолет, приставил его к щеке Колдышева. Сотовый телефон, наверное, забрал у Колдышева Беккер, он (Горностаев) телефон не забирал.

В протоколе явки с повинной от 21 марта 2004 г. Беккер, в целом, указывал аналогичные обстоятельства, но при этом сообщал, что под угрозой пистолета забрать у Колдышева деньги, которые тот должен был увезти в г. Владивосток, было их шуткой и когда по дороге к дому 2/1 ул. Пришвина он направил заряженный и поставленный на боевой взвод пистолет, то Колдышев "понял суть шутки и хотел подыграть им, подал корпус тела вперед", задел пистолет и произошел выстрел. После этого они "инсценировали кражу денег" и забрали из машины спортивную сумку, в которой находились деньги, и черную барсетку, а машину отогнали за дом 2/1 по ул. Пришвина, где ее и оставили. В общежитии они должны были обсудить свое алиби.

В протоколе явки с повинной от 22 марта 2004 г. Беккер указывал, что в июле 2003 г. в деревне у себя он у незнакомого мужчины приобрел газовый пистолет, переделанный для стрельбы боевыми патронами. Вместе с Горностаевым этот пистолет он привез в г. Новосибирск в конце февраля 2004 г. и спрятал в гараже Колдышева. 14 марта 2004 г. он забрал пистолет из гаража. Днем 15 марта 2004 г. Колдышев попросил Горностаева 16 марта 2004 г. отвезти его в аэропорт, поскольку ему нужно лететь закупать новые автомашины. Горностаев предложил ему "завалить" Колдышева, а деньги забрать. Исходя из прежних поездок Колдышева, тот в среднем пригонял 5-7 машин и они полагали, что у него должно быть более 50.000 долларов США. Он согласился. Около 21 часа 16 марта 2004 г. Колдышев позвонил Горностаеву, жена Горностаева (а его - сестра) в это время уже спала. Он (Беккер) одел пуховик, который у него изъяли. Он и Горностаев вышли из общежития, на вахте сидела Анна Васильевна. Минут через 10 подъехал Колдышев, на заднем сиденье машины лежала темная спортивная сумка размерами около 60 х 30 х 30 см. Колдышев сел на заднее сиденье, они спереди. В пути он направил пистолет на Колдышева, пистолет упирался ему в щеку, когда машина "вильнула", он (Беккер) после этого произвел выстрел, Колдышев стал падать на правую сторону. Затем он повторно выстрелил в голову Колдышева. Горностаев открыл заднюю правую дверь, вытащил сумку, закрыл дверь. Он не помнит, выключал ли Горностаев двигатель машины, когда они уходили, но в салоне играла музыка. Пистолет он положил в сумку, а сумку отнес в гараж. Когда он возвращался в общежитие, но на вахте никого не было. На следующий день Горностаев сообщил, что сумку он из гаража унесет на ХБК и где находятся теперь деньги, пистолет - он не знает.

При допросе в качестве подозреваемого 22 марта 2004 года Беккер давал, в целом, аналогичные показания, но при этом уточнял, что Горностаев предложил ему напугать Колдышева пистолетом и забрать у него деньги, об убийстве они конкретно не договаривались, предполагали действовать по обстоятельствам. На заднем сиденье подъехавшей машины кроме сумки находилась барсетка. Второй раз он выстрелил в голову Колдышева, когда Горностаев остановил машину. Времени с момента встречи с Колдышевым до их возвращения в общежитие прошло около 1-го часа. Когда Колесников, партнер Колдышева по бизнесу, 17 марта 2004 года стал выяснять, где находится Колдышев, Горностаев из гаража Колдышева унес сумку.

При проверке показаний на месте Беккер указывал аналогичные обстоятельства происшедшего.

Последующему изменению Беккером своих показаний, а также - его и Горностаеву отказу от явок с повинными суд дал надлежащую оценку.

Из акта комплексной медико-баллистической экспертизы следует, что если выстрел производился в голову лежавшего на заднем сиденье автомобиля Колдышева, то с учетом того, что он производился с дистанции 50-150 см в направлении справа налево, несколько сверху вниз, а на сиденьях (передних) отсутствуют повреждения, то из сидячего положения стрелявшего выстрел не мог быть произведен. В силу этого эксперты сделали вывод, что выстрел в голову был произведен через проем открытой задней правой двери либо через открытое окно задней двери (стоя рядом с автомобилем). Эти выводы экспертов суд правильно признал ошибочными, поскольку они не учитывают, что выстрел производился в направлении справа-налево, то есть ориентировочно с места расположения переднего пассажирского сиденья. Беккер, как следует из материалов дела, не давал показаний, что и второй выстрел (в голову Колдышева) он производил при положении пистолета между передними сиденьями, между их спинок. С учетом направления траектории выстрела справа-налево и несколько сверху-вниз, дистанции выстрела - от 50 до 150 см, такой выстрел мог быть произведен при траектории поверх спинки переднего сиденья. При таких данных и с учетом показаний Беккера о производстве второго выстрела в салоне машины, суд пришел к обоснованному выводу о производстве выстрела в голову Колдышева при нахождении стрелявшего в салоне автомашины. Не свидетельствует о неверности этого вывода и обнаружение при осмотре места происшествия под срезом передней правой дверцы (в 55 см от правого переднего колеса) на поверхности льда одной стреляной гильзы, поскольку эта гильза могла выпасть из салона при выходе из салона человека, сидевшего на правом переднем сиденье.

Необнаружение в ходе предварительного следствия похищенного (из-за которого, как следует из материалов дела, и были совершены данные особо тяжкие преступления) и оружия (которое согласно показаний Беккер осталось в сумке вместе с похищенным) не свидетельствует о невиновности Беккера и Горностаева в содеянном ими.

Как поясняла потерпевшая Колдышева, в декабре 2003 года - январе 2004 года из-за того, что Горностаев недобросовестно подготовил машину к продаже, дерзко отвечал Колдышеву, тот его ударил. Горностаеву его зарплаты не хватало. 16 марта 2004 года днем Горностаев, возивший ее на машине, отдал ей технический паспорт и ключи от машины, хотя он вечером должен был отвезти мужа в аэропорт. В таких случаях не ее муж ездил к Горностаеву, а Горностаев всегда заходил к ним домой и они вместе выходили на улицу. В этот раз все было по другому. Когда они ранее ездили в аэропорт, то ее муж не уступал Горностаеву управление машиной, так как Горностаев не очень хорошо водил машину. Общежитие Горностаева находилось в 8-10 минутах ходьбы от их дома, его видно из их окна. Когда Колдышев позвонил Горностаеву и сказал, чтобы тот выходил на улицу и ждал его, то забрал с собой сумку и барсетку, пошел на улицу. Она видела, как муж подошел к машине, открыл заднюю дверь и поставил в салон сумку и барсетку, а затем сел на место водителя и машина стала отъезжать. Все это заняло 5-8 минут. Когда обнаружили машину, комплект ключей был в машине.

Кроме того, в судебном заседании потерпевшая Колдышева поясняла, что у ее мужа был похищен сотовый телефон, а Горностаев в протоколе явки с повинной 21 марта 2004 года сообщал о похищении сотового телефона у Колдышева.

Из справки следует, что 16 марта 2004 года последний звонок с сотового телефона Колдышева был произведен в 20 часов 50 минут на телефон Горностаева, разговор (соединение) длился 1 минуту и больше звонков 16 марта 2004 года ни по сотовому телефону Колдышева, ни по сотовому телефону Горностаева не производилось.

Свидетель Кашицина, вахтер общежития, поясняла, что она находилась на вахте за двойной дверью, одна из которых имеет застекление, сидела боком к двери, возле вахтерского стола. На вахте работал телевизор, Денищенко смотрел сериал. Около 21 часа - 21 часа 05 минут 16 марта 2004 года из здания быстро вышел Горностаев, она увидела его уже со спины, когда он открывал входную дверь и выходил. Вход в общежитие свободный. Как заходил после этого Горностаев в общежитие, она не видела.

При таких условиях видимости, при работающем телевизоре, когда вахтер Кашицина успела увидеть лишь спину выходившего Горностаева, ее показания не свидетельствуют о том, что перед Горностаевым на улицу не вышел Беккер.

Кроме того, свидетель Кашицина поясняла, что спустя 5-7 минут после ухода Горностаева она ушла с вахты и в течение получаса делала обход этажей. В это время Беккер также мог выйти вслед за Горностаевым из общежития. Свидетель Сергеечева поясняла в судебном заседании, что она неоднократно видела, что к общежитию на машине-иномарке серебристого цвета часто приезжал Колдышев - родственник Горностаевых. Обычно он останавливался на машине параллельно дому общежития. Около 21 часа 16 марта 2004 года она пошла к матери и метрах в 2 от входа в общежитие на проходе перед аркой возле поребрика увидела машину - иномарку серебристого цвета, на которой ранее приезжал Колдышев. Стекла у машины были тонированные и она ни в машине, ни около нее никого не видела. На номерной знак, содержащий три одинаковые цифры, падал свет от окон. Когда она около 22 часов возвращалась в общежитие, этой машины у общежития уже не было. Впоследствии эту машину она видела стоявшей в милицейском гараже и узнала ее.

Ссылка в жалобе потерпевшей Колдышевой, что согласно показаний свидетеля Девициной, Сергеечева - пьет (то есть употребляет спиртное), ничем не подтверждена (в ходе предварительного следствия Девицина таких показаний не давала, она (Девицина) согласно ее показаний (т. 2 л.д. 233) хорошо общалась со всей семьей Горностаевых, имеет с ними дружеские отношения (т. 1 л.д. 272), а с Колдышевыми они вместе ездили отдыхать; а как заявляла Колдышева, она будет добиваться признания своих родственников - Горностаева и Беккер невиновными; Сергеечева имеет постоянное место работы - оператора угловязальных машин завода "НХНК") и не свидетельствует, что Сергеечева дает ложные показания.

Ссылка на то, что Сергеечева неверно указала цифры номерного знака машины Колдышевых - "999" вместо "888", получила оценку суда в приговоре с учетом условий видимости и наличия снега на улице, что могло повлиять на восприятие цифр номера при их запорошенности снегом при езде, и прошедшего до допроса времени.

Показания самой Девициной противоречивы и непоследовательны.

При допросе ее 26 апреля 2004 г. она поясняла, что 16 марта 2004 г. в 20 час. 50 мин. пошла гулять с собакой и около арки у общежития увидела стоявшего и курившего Горностаева, никого рядом с ним не было. Погуляв с собакой, она вернулась к себе домой. Минут через 20 после этого к ней пришел Карамышев и пригласил посмотреть приобретенную Битюцким машину. Она с Карамышевым и Битюцким вышли из общежития и на машине поехали в магазин. На повороте от общежития на дорогу по ул. Ученическая она увидела стоявшего на перекрестке Горностаева, тот был один. Из магазина они приехали минут через 10, Горностаева уже там не было.

Между тем, как видно из материалов дела, в 20 час. 50 минут Колдышев лишь произвел звонок Горностаеву и тот в это время был у себя в комнате. Свидетель Горностаева поясняла, что у ее мужа - Горностаева не было с собой спичек, а свидетель Денищенко пояснял, что Горностаев просил у него закурить, а он ему отказал, сообщив, что бросил курить.

При последующем допросе 5 июля 2004 г. свидетель Девицина стала пояснять, что из общежития она выходила в 21 час 10 минут и под аркой стоял и курил Горностаев. Минут через 5 она села в машину к знакомому и они поехали влево от общежития, она заметила, что Горностаев стоял около общежития на перекрестке улиц Ученическая-Шукшина. Возвращалась она в общежитие примерно в 21 час 40 минут (а не через 10 минут, как она утверждала ранее). Горностаева уже не было.

В судебном заседании свидетель Девицина стала пояснять, что гулять с собакой она пошла в 20 час. 50 минут, но встретила Карамышеву, поговорила с ней и из общежития вышла примерно в 21 час. 05 минут, при этом вахтера на вахте не было. Под аркой стоял Горностаев. Зашла она вновь в общежитие около 21 часа 15 минут, при этом Горностаева она не видела, его уже не было. Она поднялась к себе. К ней зашел ее знакомый, который купил "Газель" (то есть - Битюцкий, а не Карамышев), попросил ее выйти на улицу. Она сразу вышла. Увидела, что под аркой стоял и курил Горностаев. Ее знакомый моргнул фарами машины (то есть, она выходила без этого знакомого), она подошла к "Газели" и села в нее. Минут через 5 они поехали в магазин. Горностаев в это время стоял метрах в 20 от входной двери на повороте, откуда приезжают машины. Вернулись из магазина они минут через 10, Горностаева она не видела.

При таких данных, то обстоятельство, что на улице Девицина не видела Беккера, не свидетельствует, что его там не было. С учетом противоречивости, непоследовательности показаний свидетеля Девициной, сложившихся у нее отношений с заинтересованными в исходе дела лицами Горностаевыми и Колдышевой, суд дал надлежащую оценку показаниям свидетеля Девициной.

Как видно из актов судебно-криминалистических экспертиз, на рукаве пуховика, изъятого у Беккера, а также - на потолке салона и правой стороне чехла левого переднего сидения автомашины имелись следы свинца, сурьмы и бария, которые могли быть оставлены в результате взаимодействия с пороховыми газами и эти продукты выстрела на пуховике и потолке салона, чехле сиденья имели сходный состав.

Ссылка на то, что согласно протокола выемки у Беккера был изъят темно-синий пуховик, а в акте экспертизы его цвет указан как красно-синий, не влияет на выводы экспертизы и их оценку судом и указание цвета связано с восприятием конкретных людей. Кроме того, как видно из протокола выемки, изъятый пуховик был упакован в пакет с сопроводительной биркой с подписями следователя и понятых и в этом виде поступил на экспертизу. При таких данных оснований для вывода об исследовании иного пуховика не имеется.

Судом проверялись доводы о возможности образования следов свинца, сурьмы и бария на пуховике Беккера при стрельбе из ружья в октябре 2003 г. и сохранения их до исследования либо от сгорания фельдшвейеров (сигнальных огней, не имеющих капсюльного воспламенения). Эти доводы оказались несостоятельными и правильно отвергнуты с приведением соответствующих мотивов такого вывода.

Заключением дактилоскопической экспертизы подтверждается обнаружение на задней дверце машины на стекле следа пальца руки, который оставлен Горностаевым.

Виновность Горностаева и Беккера подтверждается и другими имеющимися в деле, приведенными в приговоре доказательствами.

Показаниям свидетелей Горностаевой Т.В. и Горностаевой Т.А., жены и малолетней дочери осужденного Горностаева, судом дана правильная оценка с учетом их права не свидетельствовать против Горностаева.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Горностаева и Беккера в содеянном ими и верно квалифицировал их действия: Беккера - по п.п. "б, в" ч. 4 ст. 162 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ; Горностаева - по п. "б" ч. 4 ст. 162 и ч. 5 ст. 33 - п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Наказание Беккеру и Горностаеву назначено судом в соответствии с требованиями закона, с учетом данных об их личности, влияния назначенного наказания на их исправление и всех конкретных обстоятельств дела. Назначенное Беккеру и Горностаеву наказание является справедливым и оснований к его смягчению не имеется.

Неустановление лица (как пояснял Беккер - неизвестного ему мужчины), у которого был приобретен пистолет, не свидетельствует ни о невиновности Беккера и Горностаева, ни о неправильности оценки доказательств.

Как видно из материалов дела, следственным путем, а также - путем проведения оперативных мероприятий (т. 3 л.д. 31) проверялась причастность других лиц к данным преступлениям, таких лиц установлено не было.

Установление всех лиц, когда-либо прикасавшихся к машине Колдышевых, изъятие у них отпечатков пальцев и установление тех, кому из них принадлежат еще 6 отпечатков пальцев, изъятых с машины, в пределы доказывания по делу не входит.

Ссылка в жалобе осужденного Горностаева на то, что суд не проверил алиби Немцева и других свидетелей, не влияет на законность и обоснованность приговора, поскольку ни Немцев, ни другие свидетели по данному делу государством ни в чем не обвиняются, им не требуется иметь алиби, а в компетенцию суда и с учетом требований ст. 252 УПК РФ - не входит проверка алиби свидетелей.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом, и надлежащим образом обоснованны, мотивированны.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Ссылка в жалобе потерпевшей Колдышевой на то, что она просила допросить племянников ее мужа - Буровниковых С.В. и Е.В. (как она указывает - наркоманов) и Кузнецова А., работавшего вместе с мужем, является несостоятельной, такого ходатайства в материалах дела не имеется.

Ссылка в жалобе адвоката Кузьменко на то, что после проведения экспертизы одежда с трупа Колдышева не приложена к делу, не влияет на законность и обоснованность приговора. Кроме того, как видно из материалов дела, участниками процесса не заявлялось ходатайств о приложении к материалам дела одежды с трупа Колдышева и ее исследовании в судебном заседании.

Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалоб.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Новосибирского областного суда от 29 июля 2005 г. в отношении Беккера Андрея Владимировича и Горностаева Алексея Николаевича оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Беккера А.В., Горностаева А.Н., адвокатов Крикавцова В.Д., Кузьменко А.В. и потерпевшей Колдышевой Т.Н. - оставить без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 января 2006 г. N 67-о05-80


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.