Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 апреля 2006 г. N 13-О05-38СП Приговор подлежит изменению в части освобождения осужденных от наказания за похищение паспорта и иного важного личного документа в связи с истечением срока давности; смягчению наказания осужденному, признанному присяжными заседателями заслуживающим снисхождения; переквалификации в отношении назначения наказания за разбойные нападения и убийства по совокупности преступлений

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 апреля 2006 г. N 13-О05-38СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление заместителя прокурора Тамбовской области Емельянова Ю.С. и кассационные жалобы осужденных Ш. и Б. на приговор суда присяжных Тамбовского областного суда от 9 сентября 2005 года, которым осуждены:

Ш., 10 августа 1978 года рождения, уроженец пос. Березка Тамбовского района Тамбовской области, ранее судим:

16 июня 1998 года по ст. 158 ч. 2 п.п. "а", "б", "в" УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год;

11 ноября 1999 года по ст. 158 ч. 2 п.п. "а", "б", "в" УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 3 годам 3 месяцам лишения свободы, освобожден 1 февраля 2001 года условно-досрочно на 1 год 2 дня, -

по эпизоду в отношении К. по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п.п. "д", "з" УК РФ к 15 годам лишения свободы;

по эпизоду в отношении Д. по ст. 162 ч. 3 п.п. "а", "в" УК РФ к 14 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж", "з" УК РФ к 20 годам лишения свободы;

по эпизоду в отношении Ч. по ст. 162 ч. 2 УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ст.ст. 30 ч. 3 - 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 14 годам лишения свободы;

по эпизоду в отношении П. по ст. 162 ч. 3 п.п. "а", "в" УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж", "з" УК РФ к пожизненному заключению, по ст. 325 ч. 2 УК РФ к 1 году исправительных работ, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ - к пожизненному лишению свободы, и в соответствии ст.ст. 79 и 70 УК РФ по совокупности приговоров к пожизненному лишению свободы в исправительной колонии особого режима;

П., 25 июля 1974 года рождения, уроженец г. Тамбова, не судим, -

по эпизоду в отношении Д. по ст. 162 ч. 3 п.п. "а", "в" УК РФ к 12 годам лишения свободы, по ст. 105 ч.2 п.п. "ж", "з" УК РФ к 15 годам лишения свободы;

по эпизоду в отношении П. по ст. 162 ч. 3 п.п. "а", "в" УК РФ к 14 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж", "з" УК РФ к 18 годам лишения свободы, по ст. 325 ч. 2 УК РФ к 1 году исправительных работ, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 25 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с отбыванием первых 10 лет в тюрьме.

Б., 12 марта 1962 года рождения, уроженец г. Тамбова, не судим, -

по ст. 162 ч. 3 п.п. "а", "в" УК РФ к 9 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж", "з" УК РФ к 14 годам лишения свободы; по ст. 325 ч. 2 УК РФ к исправительным работам на 1 год, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 18 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Оправданы: Ш. по эпизоду в отношении С. по ст.ст. 162 ч. 3 п. "в" и 105 ч. 2 п.п. "д", "ж", "з" УК РФ и П. по эпизоду в отношении Ч. по ст.ст. 162 ч. 3 п. "а", 30 ч. 3 - 105 ч. 2 п.п. "ж", "з" УК РФ за непричастностью к совершению преступления.

Постановлено взыскать:

с Ш. в пользу Ч. в возмещение ущерба и компенсацию морального вреда 148000 рублей; с него же в пользу К. компенсацию морального вреда 200000 рублей; с Ш. и П. в пользу К. компенсацию морального вреда по 50000 рублей с каждого; с Ш., П. и Б. солидарно в пользу потерпевшей П. в возмещение ущерба и компенсацию морального вреда по 70000 рублей с каждого.

Заслушав доклад судьи Х., мнение прокурора С., поддержавшего представление частично, полагавшего об отмене приговора по эпизоду в отношении Ч., объяснения осужденных Б. и Ш., судебная коллегия установила:

судом присяжных Ш. признан виновным в разбойном нападении на К. и убийстве последнего, сопряженном с разбоем;

он же, Ш., признан виновным в разбойном нападении на Ч. и покушении на его убийство, сопряженное с разбоем. П. по обвинению в совершении преступления в отношении Ч. оправдан.

Ш. и П. признаны виновными в разбойном нападении на Д. и убийстве, сопряженном с разбоем, Д.

Кроме того, Ш., П. и Б. признаны виновными в разбойном нападении на П. и его убийстве, сопряженном с разбоем, и в похищении у П. паспорта и другого важного личного документа.

Ш. оправдан по обвинению в разбойном нападении с неустановленным лицом на С. и его убийстве, сопряженном с разбоем.

Преступления совершены в период с 7 марта 2001 года по 7 ноября 2003 года при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В кассационном представлении заместителя прокурора Тамбовской области Е. поставлен вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение по следующим основаниям.

По эпизоду нападения на Ч. суд в приговоре признавая Ш. виновным, указал, что Ш. попросил Ч. подвезти его и не установленных следствием лиц, не посвященных в план его преступления, что не соответствует вопросу, указанному в вопросном листе, на который дан утвердительный ответ присяжными, согласно которому в машине находились П. и Р., а неустановленные лица.

Суд допустил направильное# применение уголовного закона, не выполнив его требования о назначении наказания не более двух третей максимального наказания при признании присяжными заседателями Б. заслуживающим снисхождения, так как не применил это положение закона при назначении наказания по ст. 325 ч. 2 УК РФ, назначив максимальное наказание.

При назначении наказания Ш. и П. по ст.ст. 162 ч. 3 и 105 ч. 2 УК РФ по каждому эпизоду преступления суд не учел того, что преступления совершены до принятия Федерального закона N 162 от 8 декабря 2003 года, внесшего изменения в ст. 17 ч. 1 УК РФ, согласно которой совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицом не было осуждено.

В прежней редакции этого закона совокупностью преступлений признавалось совершение лицом двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями или частями статьи Уголовного кодекса, и несколько деяний, предусмотренных одной частью УК РФ совокупностью преступлений не признавалось. Назначение наказаний по одной части статьи УК за каждый эпизод с применением положений ст. 69 УК РФ повлекло ухудшение положения осужденного П. в связи со сложением наказаний, назначенных за эти преступления.

Кроме того, в представлении указано, что суд, оправдав Ш. по эпизоду обвинения в отношении С. по ст.ст. 162 ч. 3 п. "в" и 105 ч. 2 п.п. "д", "ж", "з" УК РФ не решил вопроса о направлении уголовного дела прокурору для производства предварительного следствия и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

В кассационных жалобах:

осужденный Ш. просит об отмене приговора ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела и чрезмерной суровости наказания или об изменении приговора и смягчении наказания.

Он указывает, что председательствующим был нарушен установленный судом порядок исследования доказательств и стороне обвинения позволено вместо допроса свидетелей и потерпевших путем обеспечения их явки в судебное заседание, огласить их показания, данные на предварительном следствии и содержащие противоречия без их устранения и являющиеся недопустимыми доказательствами, и судом эти противоречия оставлены без внимания и оценки, в частности, в показаниях потерпевшего Ч., обвиняемого П. и свидетеля Р., а также в показаниях семьи К. по эпизоду убийства К.; кроме того, указывает, что при обращении судьи к присяжным заседателям с напутственным словом оно не протоколировалось, что председательствующий не во всех случаях спрашивал у присяжных перед началом заседания не оказывалось ли на них какое-либо давление; обращает внимание на то, что после судебных заседаний присяжные разговаривали с потерпевшими, указывает, что суд оставил без внимания ходатайство о проведении стационарной судебно-психиатрической экспертизы.

Осужденный Б. считает приговор необоснованным и несправедливым вследствие чрезмерной суровости, указывает на необоснованное соединение его дела с делом по обвинению Ш. в других преступлениях; утверждает и признает вину в форме соучастия в убийстве П., отрицает наличие предварительного сговора, совершение разбоя и похищение паспорта и документов, просит об отмене приговора в этой части и смягчении наказания с учетом мнения присяжных заседателей о снисхождении, активным способствованием в раскрытии преступления и наличия инвалидности.

В дополнительной жалобе Б. указывает, что вину признает полностью, раскаивается в содеянном просит о смягчении наказания с учетом признания вины, раскаяния в содеянном, активном способствовании в раскрытии преступления и изобличении других его участников, а также с учетом его инвалидности и признания присяжными того, что он заслуживает снисхождения.

В возражениях потерпевшей К. на жалобу Ш. и в возражениях государственного обвинителя И. и потерпевшей П. на кассационные жалобы Б. и Ш. указывается, что оснований для их удовлетворения не имеется.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и жалоб, судебная коллегия не находит оснований к отмене приговора.

Приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности осужденных Ш., П. и Б., основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела, и доводы жалобы Ш. о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам, являются необоснованными.

Постановленный приговор отвечает требованиям уголовно-процессуального закона, определяющим особенности при его постановлении с участием присяжных заседателей.

В полном соответствии с законом председательствующим проведен судебный процесс.

Присяжным заседателям после формирования коллегии присяжных заседателей и после принятия ими присяги разъяснены права и обязанности, предусмотренные ст. 333 УПК РФ и последствия их нарушения, а в дальнейшем председательствующий неоднократно перед каждым судебным заседанием опрашивал присяжных заседателей не оказывалось ли на них какое-либо воздействие во время перерыва в судебном заседании, что подтверждается соответствующими записями об этом в протоколе судебного заседания.

Заявлений от участников процесса и присяжных заседателей о каком-либо воздействии или попытках общения в связи с рассматриваемым делом на присяжных заседателей, не поступало. Замечаний на протокол в связи с этим также не сделано.

Судом в соответствии с предложениями государственных обвинителей и мнением других участников процесса был установлен порядок исследования доказательств, предусматривавший поэпизодное их исследование, который в основном соблюдался, но в связи с неявкой отдельных свидетелей по предложению участников процесса вносились изменения в этот порядок, что не отразилось на всесторонности и полноте исследования доказательств.

Оглашение показаний потерпевших и свидетелей, а также и подсудимых имело место в случаях, предусмотренных ст. 278 и ст. 281 УПК РФ, поэтому доводы жалобы Ш. об исследовании недопустимых доказательств являются необоснованными.

Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями произведена в соответствии с требованиями ст. 338 УПК РФ, и перед удалением коллегии присяжных заседателей в совещательную комнату для вынесения вердикта председательствующий обратился к присяжным заседателям с напутственным словом, которое соответствует предъявляемым ст. 340 УПК РФ требованиям и приобщено к протоколу судебного заседания без каких-либо изъятий, поэтому его протоколирования секретарем судебного заседания, на что указывается в жалобе Ш., не требовалось.

Председательствующий постановил приговор на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, обязательного для председательствующего, правильно указав в описательно-мотивировочной части преступные деяния, совершенные осужденными, в которых они признаны виновными и в которых они признаны не виновными.

С доводами кассационного представления о том, что в приговоре при описании содеянного Ш. в отношении Ч., судом вопреки формулировке в вопросном листе указано, что разбойное нападение и покушение на убийство Ч. Ш. совершил с неустановленными лицами, согласиться нельзя, поскольку суд был не вправе указывать фамилии других лиц, вина которых вердиктом не установлена, а П. был оправдан по этому обвинению согласно вердикту присяжных.

В соответствии с вердиктом действия осужденных получили правильную юридическую оценку и доводы Б., что он является лишь соучастником убийства, а других преступлений он не совершал, являются не состоятельными.

Согласно вердикта Б. признан виновным в разбойном нападении организованной группой на П. с причинением тяжкого вреда здоровью и в убийстве П. организованной группой, сопряженное с разбоем, а также в похищении паспорта и водительского удостоверения П.

Соединение органами предварительного расследования в одно производство дел о преступлениях, совершенных одним лицом - Ш. и дела о преступлениях, совершенных им же в организованной группе с П. и Б., оспариваемое Б., произведено с соблюдением требований ст. 153 УПК РФ.

Таким образом, нарушений уголовно-процессуального закона по настоящему делу не допущено.

Вместе с тем приговор подлежит изменению в связи с нарушениями уголовного закона, допущенными судом.

Так, в соответствии с требованиями ст. 17 УК РФ (в редакции закона от 13 июня 1996 года, действовавшего на момент совершения преступлений) совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями или частями статьи уголовного кодекса, ни за одно из которых лицо не было осуждено, следовательно, действия Ш., квалифицированные по 3-м эпизодам разбойного нападения по ст.ст. 162 ч. 3 п.п. "а", "в", 162 ч. 3 п. "в" и 162 ч. 3 п.п. "а", "в" УК РФ и по 3-м эпизодам убийства по ст.ст. 105 ч. 2 п.п. "д", "з", 105 ч. 2 п.п. "ж", "з" и 105 ч. 2 п.п. "ж", "з" УК РФ необходимо квалифицировать по ст.ст. 162 ч. 3 п.п. "а", "в" и 105 ч. 2 п.п. "д", "ж", "з" УК РФ и, соответственно, действия П. по 2 эпизодам разбойного нападения и убийства следовало квалифицировать по ст.ст. 162 ч. 3 п.п. "а", "в" и 105 ч. 2 п.п. "ж", "з" УК РФ.

Таким образом приговор в части вышеуказанной квалификации действий Ш. и П. и назначения наказания поэпизодно за эти преступления подлежит изменению.

Кроме того, приговор подлежит изменению в отношении Ш., П. и Б. с освобождением их от наказания, назначенного им по ст. 325 ч. 2 УК РФ в связи с истечением срока давности, предусмотренного ст. 78 ч. 1 п. "а" УК РФ, так как со дня совершения этого преступления, относящегося к преступлениям небольшой тяжести прошло более 2-х лет. Кроме того, суд при назначении наказания по ст. 325 ч. 2 УК РФ, в нарушение требований ст. 50 УК РФ, не указал размер (процент) удержания из заработка в доход государства.

Далее, как видно из вердикта присяжными заседателями Б. признан заслуживающим снисхождения и судом в связи с этим признано в силу ст. 65 ч. 1 УК РФ назначить ему наказание не более двух третей максимального срока, предусмотренного санкциями ст.ст. 105 ч. 2 и 162 ч. 3 УК РФ, однако суд допустил ошибку в подсчете срока, исходя из которого следовало назначить наказание по ст. 105 ч. 2 УК РФ, поскольку две трети от санкции в 20 лет составляют 13 лет 4 месяца, из которых и следовало исходить при назначении наказания, а суд назначил 14 лет лишения свободы.

Учитывая изложенное, назначенное Б. по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж", "з" УК РФ наказание и наказание, назначенное ему и П. по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ подлежат смягчению с оставлением П. для отбывания первых 10 лет наказания в тюрьме.

Оснований для смягчения наказания Ш. судебная коллегия не находит, так как оно является справедливым.

Доводы, содержащиеся в кассационном представлении об отмене приговора по тем основаниям, что в нарушение ч. 3 ст. 306 УПК РФ, постановив оправдательный приговор в отношении Ш. по ст.ст. 105 ч. 2 п.п. "д", "ж", "з" и 162 ч. 3 п. "в" УК РФ (по эпизоду нападения на С.) не решил вопрос о направлении прокурору уголовного дела для производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, удовлетворению не подлежат, поскольку несмотря на допущенное нарушение требований закона оно не относится к основаниям отмены судебного решения и может быть устранено путем вынесения дополнительного решения о выделении дела.

Иски потерпевших судом рассмотрены в соответствии с требованиями закона и с виновных лиц обоснованно постановлено взыскать причиненный вред и компенсацию морального вреда.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор суда присяжных Тамбовского областного суда от 9 сентября 2005 года в отношении Ш., П. и Б. изменить.

Освободить их от наказания, назначенного по ст. 325 ч. 2 УК РФ в соответствии со ст. 78 ч. 1 п. "а" УК РФ в связи с истечением срока давности.

Действия Ш. по эпизодам преступлений, совершенных в отношении К., Д., П. квалифицировать по ст. 162 ч. 3 п.п. "а", "в" УК РФ и ст. 105 ч. 2 п.п. "д", "ж", "з" УК РФ и назначить наказание по ст. 162 ч. 3 п.п. "а", "в" УК РФ в виде 15 лет лишения свободы, а по ст. 105 ч. 2 п.п. "д", "ж", "з" УК РФ в виде пожизненного лишения свободы.

Действия П. по эпизодам в отношении Д. и П. квалифицировать по ст. 162 ч. 3 п.п. "а", "в" УК РФ, назначив наказание по ней 14 лет лишения свободы, и по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж", "з" УК РФ, назначив наказание 18 лет лишения свободы.

Б. наказание, назначенное по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж", "з" УК РФ снизить до 13 лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ назначить наказание: Ш. по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 162 ч. 2, 162 ч. 3 п.п. "а", "в", 30 ч. 3 - 105 ч. 2 п. "з", 105 ч. 2 п.п. "д", "ж", "з" УК РФ в виде пожизненного лишения свободы.

П. по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 162 ч. 3 п.п. "а", "в" и 105 ч. 2 п.п. "ж", "з" УК РФ в виде лишения свободы сроком на 23 года с отбыванием первых 10 лет в тюрьме.

Б. по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 162 ч. 3 п.п. "а", "в" и 105 ч. 2 п.п. "ж", "з" УК РФ в виде лишения свободы сроком на 17 лет.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности с приговором от 11 июня 1999 года назначить Ш. окончательное наказание в виде пожизненного лишения свободы.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационное представление прокурора Е., кассационные жалобы осужденных Ш., Б. оставить без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 апреля 2006 г. N 13-О05-38СП


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.