Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21 марта 2006 г. N 16-О06-12 Поскольку вывод суда о виновности осужденного в разбойном нападении, убийстве, незаконном приобретении, ношении, передаче огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенных организованной группой, основан на совокупности доказательств, исследованных надлежащим образом в судебном заседании, оснований для отмены или изменения приговора нет

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21 марта 2006 г. N 16-О06-12


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела 21 марта 2006 года в судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденного К. и адвоката Г. в его защиту на приговор Волгоградского областного суда от 28 декабря 2005 года, по которому

К., родившийся 24 июля 1974 года в г. Камышине Волгоградской области, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы:

- по ст. 162 ч. 3 п.п. "а, в" УК РФ на 14 лет (в редакции, существовавшей до принятия Федерального закона от 08.12.2003 г.);

- по ст. 105 ч. 2 п.п. "а, ж, з" УК РФ на 19 лет;

- по ст. 222 ч. 3 УК РФ - на 6 лет, и

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, на 23 года в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи П., объяснения адвоката Г., мнение прокурора К., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

осужденный К. признан виновным в нападении на потерпевших Т., Б., Т. в целях хищения чужого имущества, совершенном организованной группой совместно с Ч., Ч. и М., с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшим, и убийстве Т. и Б., а также в незаконном приобретении, ношении, передаче огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенных организованной группой.

Преступления совершены в период с 3 по 14 февраля 2000 года в г. Камышине Волгоградской области.

В отношении Ч., Ч. и М. имеется вступивший в законную силу обвинительный приговор от 20 апреля 2001 года.

В судебном заседании К. вину не признал.

В кассационной жалобе осужденный К. указывает, что его вина в совершении инкриминируемых ему деяний не доказана. Суд необоснованно отклонил ходатайство о просмотре видеоматериалов дела. Считает, что в актах судебных экспертиз содержатся противоречивые выводы, относительно количества пуль, выстрелов, огнестрельных ранений. Указывает, что с протоколом судебного заседания не был ознакомлен. Просит приговор отменить.

В кассационной жалобе адвокат Г., не соглашаясь с приговором, указывает, что обвинение в отношении К. основывается только на показаниях Ч. и Ч. Убийства его подзащитный не совершал. Утверждает, что признательные показания он давал под физическим и психологическим давлением со стороны сотрудников милиции, о чем свидетельствует факт, что осужденный К. сжевал написанную им явку с повинной в ходе предварительного следствия. Указывает, что суд нарушил уголовно-процессуальный закон, огласив показания осужденного и иные документы. Ссылается на то, что ознакомление с постановлениями о назначении судебных экспертиз проводилось в отсутствии адвоката. Полагает, что в действиях К. отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 222 ч. 3 УК РФ, поскольку пистолеты, из которых были произведены выстрелы в потерпевших, как вещественные доказательства, в деле не имеются. Просит отменить приговор и направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на кассационные жалобы осужденного и адвоката государственный обвинитель Х. просит приговор оставить без изменения.

Изучив материалы дела, проверив доводы кассационных жалоб и возражения государственного обвинителя, судебная коллегия считает, что приговор является законным, обоснованным и справедливым.

Вывод суда о виновности осужденного К. основан на совокупности доказательств, исследованных надлежащим образом в судебном заседании.

Как видно из показаний К., данных на предварительном следствии, он подробно рассказал, что совместно с братьями Ч. и Ч. разработал план разбойного нападения на предпринимателя Б., приобретя для этого огнестрельное оружие - самозарядный пистолет калибра 4,45 с глушителем и 8 патронов к нему. Он, представившись почтальоном, первым вошел в квартиру Б. и из заранее приготовленного оружия произвел три выстрела сначала в Т., находившуюся в квартире, а затем два - в Б. После того, как в квартиру вошел Т., Ч. взял у него пистолет и выстрелил ему в голову. Они завладели деньгами в сумме 5000 рублей и 1100 долларов США и тремя часами марки "Шарп".

Вина К. в совершении указанных преступлений также подтверждается сведениями, содержащимися в протоколах осмотра места происшествия с участием осужденных, очных ставок К. с Ч. и Ч., предъявления для опознания часов потерпевшему Б., актах судебно-медицинских, судебно-баллистических, судебно-биологической и медико-криминалистических экспертиз и другими доказательствами, приведенными в приговоре.

Показания К., данные на предварительном следствии, согласуются с показаниями осужденных Ч. и Ч., данных на предварительном следствии, свидетелей Б. и Б.

Как видно из материалов дела осужденный К. в судебном заседании не заявлял ходатайство о просмотре видеоматериалов дела.

Вопреки доводам осужденного противоречия в актах судебных экспертиз относительно количества пуль, выстрелов, огнестрельных ранений не содержатся. Согласно актам судебно-баллистических экспертиз пули и гильзы, найденные на месте происшествия, а также изъятые из тел потерпевших, были произведены из одного и того же огнестрельного оружия, их количество соответствует количеству выстрелов, совершенных осужденными и согласуется с их показаниями, данными на предварительном следствии.

Довод, содержащийся в кассационной жалобе осужденного К., относительного того, что с протоколом судебного заседания он не был ознакомлен, опровергается имеющейся в уголовном деле его распиской в получении копии протокола.

Довод адвоката Г. о том, что осужденный К. давал свои показания под психологическим и физическим давлением со стороны сотрудников правоохранительных органов, опровергается материалами дела, из которых видно, что показания К. давал после разъяснения конституционного права не свидетельствовать против себя, с соблюдением уголовно-процессуального закона, в присутствии адвоката, в условиях, исключающих физическое и психологическое давление, без принуждения со стороны кого-либо.

Согласно акту судебно-психологической экспертизы у К. не выявлены признаки внушаемости и подчиняемости.

Что касается явки с повинной, как видно из приговора, суд на нее не сослался в качестве доказательства.

Оглашение показаний осужденного К., свидетелей Ч. и Ч., данных на предварительном следствии, осуществлено в соответствии с требованиями ст.ст. 276, 281 УПК РФ при отказе осужденного от дачи показаний и при наличии существенных противоречий в показаниях указанных свидетелей.

Ссылка адвоката Г. на то, что ознакомление осужденного с постановлениями о назначении судебных экспертиз проводилось в отсутствии адвоката, не является основанием для отмены приговора.

Доводы о том, что в деле отсутствует вещественное доказательство - пистолет, из которого были произведены выстрели в потерпевших не могут служить основанием для отмены приговора, поскольку пистолет обнаружен не был, а вина К. в совершении инкриминируемых ему преступлений подтверждена совокупностью других доказательств.

По заключению судебно-медицинского экспертов смерть потерпевших наступила в результате огнестрельных ранений различных частей тела.

Согласно акту повторной психолого-психиатрической экспертизы осужденный К. хроническим психическим расстройством, слабоумием или иным болезненным состоянием психики, лишающим его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, не страдал и не страдает.

Особенности психики, выявленные у К. не лишали его в период, относящийся к инкриминируемым ему деяниям, способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

Из материалов уголовного дела и медицинской документации следует, что в период с 26.05.2000 г. по 11.07.2002 г. К. перенес временное психическое расстройство в форме реактивной депрессии с психотическими симптомами, осложненное членовредительством.

Следственные действия, производимые с 8 по 16 мая 2000 г. осуществлялись в период, предшествовавший развитию у осужденного К. временного психического расстройства. Поэтому в указанный период он мог осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать показания.

Суд всесторонне, полно, объективно исследовал все обстоятельства дела, обоснованно признал К. виновным в совершенных преступлениях и правильно квалифицировал его действия.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не имеется.

При назначении наказания суд учел характер, степень общественной опасности содеянного, другие обстоятельства, смягчающие наказание, положительные характеристики.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Волгоградского областного суда от 28 декабря 2005 года в отношении К. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21 марта 2006 г. N 16-О06-12


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение