Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 9 марта 2006 г. N 22-О06-4 Оснований для отмены приговора нет, поскольку виновность осужденных в похищении человека группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, из корыстных побуждений, в вымогательстве под угрозой применения насилия к потерпевшему, в незаконном приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов подтверждается материалами по делу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 9 марта 2006 г. N 22-О06-4


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 9 марта 2006 года кассационные жалобы осужденных Т., Б., М. и адвоката Б. на приговор Верховного Суда Республики Северной Осетии-Алания от 6 октября 2005 года, которым

Т., 22 июля 1982 года рождения, уроженец г. Баян Дащкесанского района Азербайджанской ССР, несудимый -

осужден по ст. 126 ч. 2 п.п. "а, в, г, з" УК РФ к 8 годам лишения свободы, по ст. 163 ч. 3 п. "б" УК РФ к 7 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 11 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Б., 25 октября 1981 года рождения, уроженец п. Бюрегаван Армянской ССР, несудимый -

осужден по ст. 126 ч. 2 п.п. "а, в, г, з" УК РФ к 7 годам лишения свободы, по ст. 163 ч. 3 п. "б" УК РФ к 7 годам лишения свободы и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 9 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

М., 17 ноября 1981 года рождения, уроженец с. Акунк Абавянского района Армянской ССР, несудимый -

осужден ст. 126 ч. 2 п.п. "а, в, г, з" УК РФ к 7 годам лишения свободы, по ст. 163 ч. 3 п. "б" УК РФ к 7 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Т., М. оправданы по ст. 162 ч. 2 УК РФ и Б. оправдан по ст.ст. 162 ч. 2, 222 ч. 2 УК РФ все на основании ст. 302 ч. 2 п. 2 УПК РФ.

Постановлено взыскать с Т., М. и Б. солидарно в пользу М. 200 000 рублей в счет компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Б., объяснение адвоката Б., поддержавшего доводы жалобы Б., и мнение прокурора Х., полагавшего оставить приговор без изменения, судебная коллегия установила:

Т., Б., М. признаны виновными в том, что они с лицом, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство в связи с его розыском, совершили похищение М. группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, из корыстных побуждений.

Они же признаны виновными в вымогательстве под угрозой применения насилия к потерпевшему, группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия в целях получения имущества в особо крупном размере.

Кроме того, признаны виновными Т. в незаконном приобретении, хранении и ношении, а М. в приобретении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления совершены в феврале 2005 года в г. Владикавказе при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные Т., Б. и М. вину не признали.

В кассационных жалобах:

осужденный Т. считает, что приговор незаконный и необоснованный, так как основан на его показаниях и на показаниях Б. и М., данных ими на предварительном следствии, которые добыты незаконно, под воздействием на них недозволенных методов следствия. Кроме того, утверждает, что было нарушено его право на защиту, так как во время указанного допроса он не был обеспечен защитником, поэтому данное доказательство является недопустимым. Полагает, что его действия должны быть квалифицированы не по ст. 126 ч. 2 п.п. "а, в, г, з" УК РФ, а по ст. 127 УК РФ, то есть как незаконное лишение свободы человека не связанное с его похищением. Ссылается на то, что на вторые сутки насильственного удержания потерпевшего, они оказались от его дальнейшего удержания, что исключает уголовную ответственность за похищение человека. Он пошел к гаражу, чтобы отпустить М. на свободу, но был задержан правоохранительными органами. Указывает, что его добровольный отказ от доведения преступления до конца, исключает уголовную ответственность. Считает также, что он незаконно осужден по ст. 222 ч. 1 УК РФ. Утверждает, что оружия у него не было, что на предварительном следствии он оговорил себя. Полагает, что сумма иска завышена, поэтому ее следует уменьшить. Просит приговор отменить ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, а также несправедливостью приговора, в связи со строгостью назначенного наказания;

осужденный Б. считает, что приговор является незаконным и несправедливым. Поясняет, что он решил поговорить с М. о девушке, в отношении которой у него были серьезные намерения. Он с друзьями подъехал к М. на автомашине. На его вопросы М. стал ругаться и оскорблять их, тогда они насильно посадили его в автомашину и решили отвезти в гараж к М., чтобы он остыл, и с ним можно было бы спокойно поговорить. В гараже М. продолжал ругаться и угрожать им. Тогда они решили оставить его в гараже на ночь. Утром М., испугавшись, стал говорить, что если они его отпустят, то его тесть даст им 100 000 рублей, и дал номер его телефона. Они решили его проучить, и позвонили тестю, который сказал, что у него таких денег нет. Поняв, что их действия могут повлечь серьезные последствия, 2 марта 2005 года Т. позвонил тестю и сказал, что М. отпускают, после чего пошел в гараж, чтобы его выпустить, но был задержан сотрудниками милиции. После чего в милиции их избили, и заставили подписать признательные показания. Утверждает, что у него не было умысла похищать М. и просит отнестись к нему гуманно;

осужденный М. не согласен с приговором. Утверждает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным в судебном заседании, и что суд не дал должной оценки его показаниям о том, что умысла похищать потерпевшего ни у него, ни у его товарищей, не было, что они хотели только с ним поговорить относительно одной девушки. Также судом не дана оценка его показаниям о том, что продержав в гараже потерпевшего двое суток, он и его товарищи осознали противоправность своих действий и решили отпустить потерпевшего, о чем позвонили его родственнику. По сути они добровольно отказались от совершения дальнейших действий в отношении потерпевшего. Считает, что его действия следовало квалифицировать ч. 2 ст. 127 УК РФ. Кроме того, утверждает, что у него пистолета не было. Считает, что приговор слишком суровый. Просит изменить приговор с учетом несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, неправильного применения уголовного закона и несправедливости приговора;

адвокат Б. в защиту осужденного Б. считает приговор незаконным и необоснованным. Полагает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным в ходе судебного разбирательства. Указывает, что в основу приговора положены показания осужденных, данные ими на допросах в качестве подозреваемых. Суд отверг в приговоре их объяснения, что они дали эти показания под воздействием незаконных методов следствия. Между тем, Б. акцентировал внимания, что подписал тексты этих показаний вследствие неграмотности. В суде Б. подтвердил, что потерпевшего насильно посадили в машину и увезли, но пояснил, что цели и мотивы у них были не те, что изложены в обвинительном заключении. Б. показал, что ни о каком оружии он ничего не знал, что у них было желание "разобраться" с потерпевшим из-за отношений с девушкой, и что они хотели добровольно освободить потерпевшего. Указывает, что действия осужденных квалифицированы по различным статьям УК РФ и мера наказания назначена различная, а моральный вред взыскан с осужденных солидарно. Просит приговор в отношении Б. изменить, переквалифицировать его действия на ст. 127 УК РФ и снизить наказание, а также исключить из приговора указание о взыскании солидарно 200 тысяч рублей в счет компенсации морального вреда потерпевшему.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель П. и адвокат Х., в интересах потерпевшего М., указывают на их необоснованность и на материалы дела, опровергающие их доводы, и просят оставить кассационные жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит жалобы не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Доводы кассационных жалоб не соответствуют материалам дела, из которых видно, что вина осужденных в совершенных преступлениях доказана собранными по делу доказательствами, полно и объективно исследованными в судебном заседании на основе состязательности сторон.

Допрошенные на предварительном следствии в качестве подозреваемых Т., Б. и М. в присутствии адвокатов признали вину в инкриминируемых преступлениях и подробно пояснили об обстоятельствах совершения этих преступлений.

Считать, что они оговорили себя под воздействием незаконных методов следствия, как об этом утверждается в кассационных жалобах, либо Б. оговорил себя вследствие неграмотности, на что ссылается адвокат в кассационной жалобе в его защиту, нет оснований, поскольку указанные показания Т., Б. и М. объективно подтверждаются совокупностью доказательств по делу.

Из показаний потерпевшего М. видно, что 27 февраля 2005 года около 20 часов он увидел у своего дома машину Б. ВАЗ-21010 серебристого цвета. Находившийся неподалеку М., подошел к нему, показал удостоверение красного цвета с фотографией девушки. В это время к ним подъехала машина под управлением Б., из которой вышел Т. с пистолетом и потребовал, чтобы он сел в машину. Он хотел убежать, но его насильно посадили в машину. Был еще четвертый парень. Который помогал Т. и М. Когда его тащили в машину, у него с ноги упала кроссовка. В машине Т. ударил его пистолетом по спине, а затем приставил его к голове. Его руки и глаза связали скотчем, положили вниз лицом и привезли в какой-то гараж, где положили на пол и стали бить. Находившиеся у него деньги в сумме 120 рублей и мобильный телефон "Самсунг-900" у него отобрали. Один из них приставил к его голове пистолет и спросил: "Кто его будет искать?". Он назвал имя своего тестя - Х. Один из них спросил, сколько у Х. денег, на что он ответил, что всего 2000 долларов США в банке. По их требованию он дал номер телефона Х. Они сказали, что если за него дадут 100 000 долларов США, то его отпустят. Ему удалось развязать руки, за что его побили. Затем двое ребят ушли, а двое остались с ним, но он не видел их лица, так как его глаза были завязаны. Один из них прижег сигаретой его руки и пальцы. Ночью он находился в машине, не спал, и увидел Б. и Т., которые без масок спали в этой же машине. На второй день утром пришел М., которого он попросил развязать ему руки, но тот отказал. У М. он видел тот же пистолет, который тот ему показывал и разбирал его. На третий день скотча на глазах у него не было, только были связаны руки. Ребята его предупредили, что если он будет шуметь, то его убьют, и положили его в багажник машины. Там он развязал руки, в гараже никого не было, но он боялся выйти ночью, опасаясь, что его похитители могут находиться на улице. Утром через форточку дверей гаража он выглянул наружу и увидел мужчину, который сказал ему, что его похитили четверо ребят, и пошел звонить в милицию. Дверь гаража была закрыта на замок, тогда он вытащил штыри, и между створками ворот образовался зазор, через который он вылез из гаража на улицу, где обратился за помощью к сторожам гаражно-строительного кооператива, которые позвонили в милицию, а сторож Г. дал ему обувь.

Из протокола проверки показаний потерпевшего М. и фототаблиц к нему усматривается, что М. воспроизвел на месте обстановку и обстоятельства его похищения.

Свидетель М., тесть потерпевшего, показал, что 27 февраля 2005 года со слов соседки М. - Т. ему стало известно, что неизвестные люди насильно посадили М. в машину и увезли. Перед подъездом дома, где живет М., он нашел одну его кроссовку и понял, что М. похитили, в связи с чем в тот же вечер обратился в милицию. 28 февраля примерно в 9 часов 40 минут к нему на мобильный телефон позвонил неизвестный парень, который спросил, нужен ли ему его зять и потребовал за него 100 000 долларов США. Он ответил, что таких денег у него нет, на что парень сказал, что перезвонит вечером. Об этом звонке он сообщил в милицию. Вечером ему опять позвонили и спросили о деньгах, на что он ответил, что у него около 6 тысяч долларов. 1 марта примерно в 17 часов кто-то из похитителей вновь позвонил ему и потребовал за освобождение М. уже 50 000 долларов, пригрозив, что если на следующий день не даст этих денег, то увидит голову своего зятя около кафе. На следующий день утром ему опять позвонили с просьбой забрать заявление из милиции, так как они хотят вернуть М. Судя по голосам, звонили в указанные дни трое разных парней. Через некоторое время ему стало известно, что М. сам сбежал от похитителей. Примерно через полтора часа он увидел М., тот рассказал о случившемся, пояснил, что одного из похитителей - Б., он ранее видел в кафе. М. показал телесные повреждения, которые ему причинили похитители, порванный спортивный костюм и следы скотча на руках. Рассказал, что похитители приставляли к его голове пистолет, держали его в багажнике машины, забрали у него деньги около 130 рублей и мобильный телефон, который он ему приобрел в Сирии за 500 долларов США.

Показания потерпевшего М. и свидетеля М. подтверждаются заключением судебно-медицинской экспертизы о причиненных М. телесных повреждений, протоколом осмотра места происшествия, а также изложенными в приговоре показаниями свидетелей К., К., К., Б., Г., Ц. и другими доказательствами.

Свидетель Б. показал, что 2 марта 2005 года примерно в 7 часов 15 минут он делал обход гаражей, проверял целостность замков. Из гаража N 240 услышал крики и увидел в нем М., который сказал, что его могут убить и попросил открыть двери гаража. На воротах гаража висело 2 замка. Он пошел в сторожевую комнату, чтобы сообщить, что в гараже закрыт человек. Вскоре М. сам сумел выбраться из гаража, кто-то дал ему старую обувь. На руках М. видел веревку, потерпевший рассказал, что его похитили, прятали в указанном гараже и требуют выкуп. После чего приехали сотрудники милиции.

Из протокола осмотра места происшествия усматривается, что при осмотре гаража N 240, в частности, обнаружен пистолет, предположительно системы М., снаряженный обоймой с четырьмя патронами.

По заключению баллистический экспертизы указанный выше пистолет является самозарядным нарезным огнестрельным оружием калибра 9 мм., переделанным в заводских условиях путем замены ствола и расточки патронного упора затвора по типу пистолета Макарова, из газового пистолета калибра 8 мм. и пригодным для стрельбы пистолетными патронами калибра 9 мм. отечественного производства к пистолетам ПМ, АПС и др. Четыре патрона в магазине представленного пистолета, являются пистолетными патронами калибра 9 мм. и являются штатными боеприпасами к пистолету Макарова ПМ, АПМ и др. Патроны пригодны к стрельбе.

Суд тщательно проверил доводы осужденных о том, что они не преследовали цели похищения М., а увезли его в гараж из-за работницы кафе "Хиба", которая понравилась Б., на что указывается и в кассационных жалобах, и убедительно опровергнуты в приговоре, поскольку судом установлено, что все действия осужденных против М. были направлены на его похищение с целью получения выкупа в особо крупном размере за его освобождение.

Суд также проверил и доводы Т., Б. и М. о том, что при даче ими признательных показаний на предварительном следствии к ним применялись недозволенные методы следствия, и обоснованно признал, что они не нашли подтверждения в судебном заседании.

Утверждение осужденного Т. в кассационной жалобе о том, что при допросе в качестве подозреваемого он не был обеспечен защитником, является надуманным.

Из протокола допроса Т. в качестве подозреваемого видно, что он допрашивался с участием адвоката, что подтверждается и приложенным к материалам дела ордером, выданным адвокату на защиту Т. (т. 1 л.д. 105-109).

Из материалов дела усматривается, что следственные действия как с участием Т., так и с участием Б., М. проводились в условиях, исключающих какое-либо воздействие на них, то есть с участием защитников и соблюдением требований уголовно-процессуального закона.

Оценка доказательствам дана судом в соответствии с требованиями ст. 17, 88 УПК РФ о свободе оценке доказательств, поэтому правильность сомнений не вызывает, как и квалификация преступных действий осужденных.

С доводами кассационных жалоб о переквалификации действий осужденных со ст. 126 ч. 3 п. "б" на ст. 127 ч. 2 УК РФ нельзя согласиться, поскольку действия осужденных связанные с захватом потерпевшего и перемещением в другое место помимо его воли, с последующим удержанием в неволи, являются похищением человека.

Необоснованными являются доводы жалоб и о том, что Т., Б. и М. хотели добровольно освободить потерпевшего.

По смыслу примечания к ст. 126 УК РФ под добровольным освобождением похищенного лица следует понимать такое освобождение, которое последовало в ситуации, когда виновный мог продолжить незаконно удерживать похищенного, но предоставил ему свободу.

Из вышеизложенных показаний М. и свидетелей видно, что похищенному М. удалось убежать из гаража, где его удерживали, помимо воли осужденных.

Назначенное наказание осужденным Т., Б. и М. соответствует характеру и степени общественной опасности совершенных преступлений, личности виновных и обстоятельствам дела, в том числе смягчающим их наказание.

Вопрос о компенсации морального вреда потерпевшему М. разрешен судом в соответствии с требованиями закона, оснований для изменения приговора в этой части, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Верховного Суда Республики Северная Осетия-Алания от 6 октября 2005 года в отношении Т., Б. и М. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 9 марта 2006 г. N 22-О06-4


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.