Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 января 2006 г. N 25-Д05-48 Суд изменил квалификацию действий осужденного, поскольку нанесение оскорблений, побоев, причинение телесных повреждений и т.п., совершаемое в квартире в отношении родственников или знакомых на почве личных отношений, нельзя квалифицировать как хулиганство

Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 25 января 2006 г. N 25-Д05-48


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела уголовное дело по надзорной жалобе осужденного К.С.И. на приговор Камызякского районного суда Астраханской области от 15 декабря 2003 года, которым К.С.И., 28 апреля 1961 года рождения, уроженец г. Хабаровск, ранее судим: 18 сентября 1999 года по ст.ст. 30 ч. 3 и 132 ч. 2 п. "б, в" УК РФ к 6 годам лишения свободы; 13 ноября 2001 года по ст. 115 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием из заработной платы 15% в доход государства условно с испытательным сроком 1 год, осужден по ст. 213 ч. 3 УК РФ к 5 годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 13 ноября 2001 года и окончательно К.С.И. назначено 5 лет 2 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Астраханского областного суда от 11 марта 2004 года приговор в отношении К.С.И. изменен: его действия переквалифицированы со ст. 213 ч. 3 УК РФ на ст. 213 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года), по которой назначено 5 лет лишения свободы. В соответствии со ст. 70 УК РФ, по совокупности приговоров, окончательно К.С.И. определено 5 лет 2 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлением президиума Астраханского областного суда от 17 августа 2005 года судебные решения в отношении К.С.И. оставлены без изменения.

Заслушав доклад судьи Г.З.Ф. и мнение прокурора К.Л.Е., полагавшей жалобу удовлетворить, судебная коллегия установила:

К.С.И. признан виновным в совершении хулиганства с применением предмета, используемого в качестве оружия, связанного с сопротивлением лицу, пресекавшему нарушение общественного порядка. Преступление им совершено при следующих обстоятельствах.

28 апреля 2002 года К.С.И. и О., находясь в строящемся домовладении О., употребили спиртные напитки и легли спать.

Примерно в 22 часа в дом О. пришел Г., который в темноте, на ощупь, стал искать О. Наткнувшись на кровать, на которой спал К.С.И., Г. стал его будить, думая, что это О. Проснувшись, К.С.И. беспричинно ударил Г. рукой по лицу. Включив свет, Г. стал возмущаться подобным действиям К.С.И. В ответ на это К.С.И., выражаясь нецензурными словами, взяв со стола нож, стад подходить к Г., высказывая при этом угрозы убийством. Проснувшийся от шума О. стал успокаивать К.С.И., однако тот не реагировал и продолжал наступать на Г. с ножом в руке.

Г. защищался табуретом и пустым газовым баллоном, однако К.С.И. удалось нанести потерпевшему ножевые ранения, причинив тому резаные раны в области шеи, левого плеча, слизистой рта.

Затем К.С.И. успокоился и Г. вышел из дома.

В это время к дому подошел К. и, увидев на одежде Г. кровь и узнав от него о случившемся, пошел в дом, чтобы попытаться успокоить К.С.И. В ответ на укоры К. К.С.И. вновь взял со стола нож и бросился на К., но Г. пресек действия К.С.И., нанеся тому удар доской по голове.

Хулиганские действия К.С.И. продолжались около 15-20 минут, сопровождались громкими криками, грубой нецензурной бранью, чем нарушили общественный порядок и спокойствие граждан.

В надзорной жалобе К.С.И. оспаривает правильность квалификации его действий и просит об изменении состоявшихся в отношении него судебных решений.

Проверив материалы дела, судебная коллегия находит, что приговор и кассационное определение подлежат изменению, а постановление президиума отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор суда признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основан на правильном применении уголовного закона.

Эти требования закона по настоящему делу выполнены не в полной мере.

Согласно закону, хулиганство - умышленное преступление, совершаемое с прямым умыслом. При этом лицо сознает, что грубо нарушает общественный порядок и выражает явное неуважение к обществу.

Однако это обстоятельство по данному делу не установлено.

Квалифицируя действия К.С.И. как хулиганство, суд указал, что они свидетельствуют о явно пренебрежительном отношении к общественным нормам поведения и о грубом нарушении общественного порядка, так как не имели какой-либо причины, совершены в ночное время, продолжались около 20 минут, сопряжены с угрозой применения насилия и с применением насилия.

Между тем, такой вывод суда противоречит установленным самим же судом фактическим обстоятельствам дела, согласно которым все началось с того, что К. не "беспричинно ударил Г. рукой в лицо", а в связи с тем, что последний ночью разбудил его. При этом, согласно показаниям Г., он "похлопывал рукой по телу" К., "дошел до груди" (т. 1 л.д. 20, 185).

Далее, как установлено судом в приговоре, "Г. стал возмущаться подобными действиями К.С.И. В ответ на это К.С.И. стал выражаться в адрес Г. грубой нецензурной бранью" и совершил действия, в результате которых Г. получил резаную рану шеи и раны плеча и щеки.

Таким образом, согласно приговору, последующие действия К.С.И. также не являлись беспричинными, а были обусловлены, кроме того, что он был ошибочно разбужен Г., возникшей с последним ссорой.

Все совершенные К.С.И. в отношении Г. действия продолжались, согласно показаниям последнего, примерно 5 минут (т. 1 л.д. 102). После этого К.С.И. успокоился, а Г. вышел из дома.

Что касается ссылки суда на пресечение К. хулиганских действий К.С.И.,  то  данное  обстоятельство  расценено  судом не в качестве обстоятельства, свидетельствующего о совершении К.С.И. хулиганства, а в качестве квалифицирующего признака совершенных им действий.

Однако и в этом случае суд допустил неточность, поскольку сам же в приговоре установил, что К. вошел в дом после того, как "К.С.И. успокоился" и прекратил свои действия в отношении Г.

Согласно установленным судом фактическим обстоятельствам случившегося, действия К.С.И., совершенные в отношении К., были совершены "в ответ на укоры К.", а не в связи с пресечением последним его действий.

Президиум Астраханского областного суда, оставляя надзорную жалобу осужденного К.С.И. без удовлетворения, в своем постановлении указал, что при возбуждении надзорного производства по жалобе осужденного не были учтены "выводы суда в приговоре о пресечении хулиганских действий К.С.И. не потерпевшим К., а потерпевшим Г., нанесшим удар доской по голове К.С.И., когда тот беспричинно набросился с ножом в руках и на К.".

Однако, из материалов дела усматривается, что, давая оценку всем доказательствам в их совокупности и квалифицируя действия К.С.И. по ст. 213 ч. 3 УК РФ, суд в приговоре указал, что "подсудимый К.С.И. совершил преступление, предусмотренное ст. 213 ч. 3 УК РФ по признаку - хулиганство, т.е. грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся применением насилия к гражданам, угрозой его применения, если оно связано с сопротивлением иному лицу, пресекающему нарушение общественного порядка, совершенное с применением предметов, используемых в качестве оружия, так как:

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Имеется в виду ч. 1 ст. 213 УК РФ


- поведение К.С.И., не имеющее за собой  какую либо причину, свидетельствует  о  его  явном,  пренебрежительном отношении к общественным  нормам  поведения,  хулиганские действия продолжались в ночное время, около 20 минут, повлекли за собой грубое нарушение общественного порядка и спокойствия граждан (О., Г., К.);

- в процессе хулиганских действий К.С.И. угрожал Г. и К. применением насилия, нанес Г. телесные повреждения в области шеи, левого плеча, слизистой рта;

- в   процессе   хулиганских   действий   К.С.И. оказал сопротивление К., пытавшемуся успокоить его и тем самым прекратить его хулиганские действия;

-  кухонный  нож,  использованный  К.С.И. в  процессе хулиганских действий,  является  предметом,  используемым  в качестве оружия".

Таким образом, из этого усматривается, что действия К. были расценены судом первой инстанции как квалифицирующий признак совершенного Казаковым преступления, т.е. оказание сопротивления суд усмотрел в действиях К.С.И. в отношении К., а не как указал президиум в своем постановлении, в отношении Г.

Учитывая, что, выводы президиума противоречат установленным судом обстоятельствам, постановление президиума не может быть признано законным в силу ст. 410 УПК РФ устанавливающей, что суд надзорной инстанции при рассмотрении уголовного дела не вправе устанавливать или считать доказанными факты, которые не были установлены в приговоре или были отвергнуты им.

Более того, вывод суда о том, что в процессе хулиганских действий было нарушено спокойствие граждан Г. и К., ничем не мотивирован и не вытекает из материалов дела, так как в момент совершения преступлений К.С.И. указанные лица в доме, то есть на месте совершения преступления, не находились.

Как видно из дела, доводы К.С.И. о получении им в процессе возникшего конфликта от потерпевших более существенных телесных повреждений, чем повреждения, причиненные им обоим потерпевшим, подтверждаются актом судебно-медицинской экспертизы, согласно которой длительность расстройства здоровья К.С.И. составила не менее 34 дней (т. 1 л.д. 68-69).

Учитывая, что нельзя квалифицировать как хулиганство нанесение оскорблений, побоев, причинение телесных повреждений и т.п., когда эти действия совершаются в квартире в отношении родственников или знакомых на почве личных отношений, следует признать, что действия осужденного К.С.И. в этой части следует квалифицировать по ст. 116 ч. 1 УК РФ, предусматривающую ответственность за нанесение побоев. Поскольку, как установлено приговором суда, К.С.И. при этом еще угрожал убийством Г., у которого имелись основания опасаться осуществления   этой угрозы, действия   осужденного   следует квалифицировать и по ст. 119 УК РФ.

При назначении наказания К.С.И. по ст.ст. 116 ч. 1 и 119 УК РФ судебная коллегия руководствуется требованиями ст. 60 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 407 и 408 УПК РФ, судебная коллегия определила:

постановление президиума Астраханского областного суда от 17 августа 2005 г. в отношении К.С.И. отменить;

приговор Камызякского районного суда от 15 декабря 2003 года и определение судебной коллегии по уголовным делам Астраханского областного суда от 11 марта 2004 года в отношении К.С.И. изменить, переквалифицировать его действия со ст. 213 ч. 2 УК РФ на ст. 116 ч. 1 УК РФ, по которой назначить наказание в виде 6 месяцев исправительных работ с удержанием из заработка 20% в доход государства, и на ст. 119 УК РФ, по которой назначить наказание в виде 2 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 2 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 116 ч. 1, 119 УК РФ, путем поглощения менее строго наказания более строгим К.С.И. назначить 2 года лишения свободы.

В силу ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно К.С.И. назначить 2 года 2 месяца лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор и кассационное определение оставить без изменения.



Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 января 2006 г. N 25-Д05-48


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.