Определение Конституционного Суда РФ от 2 марта 2006 г. N 54-О "По жалобе общества с ограниченной ответственностью "Аудиторская фирма "АристаЛюКС" на нарушение конституционных прав и свобод положениями статей 7, 75 и 183 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"

Определение Конституционного Суда РФ от 2 марта 2006 г. N 54-О
"По жалобе общества с ограниченной ответственностью "Аудиторская фирма "АристаЛюКС" на нарушение конституционных прав и свобод положениями статей 7, 75 и 183 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи А.Л. Кононова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы ООО "Аудиторская фирма "АристаЛюКС", установил:

1. В жалобе ООО "Аудиторская фирма "АристаЛюКС" оспаривается конституционность находящихся в нормативном единстве положений статьи 7 "Законность при производстве уголовного дела" и статьи 75 "Недопустимые доказательства" УПК Российской Федерации, предусматривающих, что нарушение норм данного Кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет признание полученных доказательств недопустимыми, а также части третьей статьи 183 "Основания и порядок проведения выемки" УПК Российской Федерации, согласно которой выемка предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, производится с санкции прокурора.

Как следует из представленных материалов, 10 июля 2004 года на основании постановления следователя прокуратуры города Москвы в рамках расследования уголовного дела, возбужденного по факту преднамеренного банкротства государственного унитарного предприятия "Главное агентство воздушных сообщений гражданской авиации", была произведена выемка сервера ООО "Аудиторская фирма "АристаЛюКС", который содержал сведения об операциях этого агентства и иных аудируемых фирмой лиц. Суд общей юрисдикции отказал в удовлетворении жалобы заявителя на действия сотрудников прокуратуры, а его кассационная и надзорные жалобы на соответствующее решение суда отклонены.

По мнению заявителя, оспариваемые им нормы противоречат статьям 8, 23, 24, 34 и 35 Конституции Российской Федерации, поскольку допускают - в силу приоритета Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации перед другими законами, в том числе перед Федеральным законом "Об аудиторской деятельности", - возможность выемки предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, в частности аудиторскую, с санкции прокурора, без судебного решения, и нарушают тем самым право каждого на свободное использование своего имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, реализация которого возможна лишь при гарантированности свободы экономической деятельности как одной из основ конституционного строя Российской Федерации, а также право каждого на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых и телеграфных сообщений, ограничение которого допускается только на основании судебного решения.

2. Конституционный Суд Российской Федерации уже указывал на необходимость принятия судебных решений о производстве обыска и выемки предметов и документов, содержащих информацию, конфиденциальность которой гарантируется законом. В определениях от 19 января 2005 года N 10-О по жалобе ОАО "Универсальный коммерческий банк "Эра" на нарушение конституционных прав и свобод частями второй и четвертой статьи 182 УПК Российской Федерации и от 8 ноября 2005 года N 439-О по жалобе граждан С.В. Бородина, В.Н. Буробина и других на нарушение их конституционных прав статьями 7, 29, 182 и 183 УПК Российской Федерации применительно к вопросу о производстве обыска и выемки в кредитных организациях и адвокатских образованиях он сформулировал правовую позицию, в силу которой выемка документов, содержащих охраняемую законом информацию, в рамках проводимых в ходе уголовного судопроизводства следственных действий допустима только на основании судебного решения и только если информация имеет непосредственное отношение к обстоятельствам конкретного уголовного дела; выемка не должна приводить к получению сводной информации обо всех клиентах организации; вынося постановление о возбуждении перед судом ходатайства о производстве выемки или обыска с целью изъятия тех или иных предметов или документов, следователь не вправе запрашивать информацию, которая не связана с необходимостью установления обстоятельств, значимых для расследования по конкретному уголовному делу.

В обоснование своей позиции о неконституционности части третьей статьи 183 УПК Российской Федерации ООО "Аудиторская фирма "АристаЛюКС" ссылается на пункт 4 статьи 8 Федерального закона от 7 августа 2001 года "Об аудиторской деятельности", допускающий предоставление документов, содержащих сведения об операциях аудируемых лиц и лиц, с которыми аудиторской фирмой или индивидуальным аудитором заключен договор оказания сопутствующих аудиту услуг, уполномоченным лицам или органам государственной власти Российской Федерации в случаях, предусмотренных законодательными актами Российской Федерации об их деятельности, исключительно по решению суда.

Между тем часть третья статьи 183 УПК Российской Федерации подлежит применению в подобных делах именно в системном единстве с положениями статьи 8 Федерального закона "Об аудиторской деятельности", закрепляющей дополнительные гарантии аудиторской тайны. Сама же норма части третьей статьи 183 УПК Российской Федерации не содержит каких-либо положений, которые могли бы быть расценены как нарушающие конституционные права заявителя, поскольку установленное ею правило о выемке предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, с санкции прокурора не исключает вынесение судебного решения о производстве - в рамках проводимых в ходе уголовного судопроизводства следственных действий - выемки предметов и документов, содержащих аудиторскую тайну. Иное истолкование указанных законоположений в правоприменительной практике приводило бы к коллизии конституционно-значимых целей, которые преследовал законодатель при их принятии.

3. Статья 7 УПК Российской Федерации, послужившая, по мнению ООО "Аудиторская фирма "АристаЛюКС", основанием к отказу следственных органов и судов применить пункт 4 статьи 8 Федерального закона "Об аудиторской деятельности" в деле с его участием и в совокупности с положениями статей 75 и 183 УПК Российской Федерации позволившая произвести выемку в помещении аудиторской фирмы без судебного решения, ранее была предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы. В Постановлении от 29 июня 2004 года N 13-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 УПК Российской Федерации Конституционный Суд Российской Федерации признал, что федеральный законодатель, кодифицируя нормы, регулирующие производство по уголовным делам, вправе установить приоритет Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации перед иными федеральными законами в регулировании уголовно-процессуальных отношений; в случае коллизии законов закрепленный положениями статьи 7 УПК Российской Федерации приоритет Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации действует при условии, что речь идет о правовом регулировании именно уголовно-процессуальных отношений, поскольку уголовное судопроизводство представляет собой самостоятельную сферу правового регулирования, юридической формой уголовно-процессуальных отношений является уголовно-процессуальное законодательство как отдельная отрасль в системе законодательства Российской Федерации, и установление новых норм, регулирующих уголовно-процессуальные отношения, по общему правилу, - согласно самой сути и природе уголовно-процессуального закона - должно быть согласовано с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации.

Конституционный Суд Российской Федерации также подчеркнул, что приоритет Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации перед другими федеральными законами не является безусловным, поскольку он может быть ограничен как установленной Конституцией Российской Федерации (статья 76, часть 3) иерархией федеральных конституционных законов и обычных федеральных законов (к числу последних относится и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации), так и правилами о том, что в случае коллизии между различными законами равной юридической силы приоритетными признаются последующий закон и закон, который специально предназначен для регулирования соответствующих отношений. О безусловном приоритете его норм не может идти речь и в случаях, когда в иных помимо Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, закрепляющего общие правила уголовного судопроизводства, законодательных актах устанавливаются те или иные дополнительные гарантии прав и свобод.

На необходимость учета особенностей предмета правового регулирования конкретных законодательных актов при разрешении возникающих при их применении коллизий с другими законами, в частности на приоритет норм, гарантирующих конституционные права и свободы, Конституционный Суд Российской Федерации указывал также в постановлениях от 27 марта 1996 года N 8-П по делу о проверке конституционности статей 1 и 21 Закона Российской Федерации "О государственной тайне", от 27 февраля 2003 года N 1-П по делу о проверке конституционности положения части первой статьи 130 УИК Российской Федерации и от 23 апреля 2004 года N 9-П по делу о проверке конституционности отдельных положений федеральных законов "О федеральном бюджете на 2002 год", "О федеральном бюджете на 2003 год", "О федеральном бюджете на 2004 год" и приложений к ним.

Таким образом, положения статьи 7 УПК Российской Федерации - по их конституционно-правовому смыслу, выявленному Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 29 июня 2004 года N 13-П, - не исключают необходимость обеспечения в ходе производства следственных действий по уголовному делу гарантий прав и свобод участников этих действий, закрепленных не в уголовно-процессуальном, а в ином законе, а потому, вопреки утверждению ООО "Аудиторская фирма "АристаЛюКС", не могут рассматриваться как нарушающие его конституционные права и свободы.

Соответственно, отсутствуют основания и для признания положений статей 7, 75 и 183 УПК Российской Федерации противоречащими Конституции Российской Федерации в связи с тем, что они относят к числу недопустимых лишь доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального закона. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации не исключает необходимость соблюдения судом, прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем при производстве по уголовному делу предписаний иных законов, не противоречащих данному Кодексу, в том числе касающихся доказательств. Следовательно, несоблюдение таких предписаний, подлежащих применению при выявлении, собирании и закреплении доказательств, также влечет в соответствующих случаях признание доказательств недопустимыми, не имеющими юридической силы и не подлежащими использованию при разрешении уголовного дела.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктами 2 и 3 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Взаимосвязанные положения статей 7, 75 и части третьей статьи 183 УПК Российской Федерации - в их конституционно-правовом истолковании, вытекающем из ранее принятых и сохраняющих свою силу решений Конституционного Суда Российской Федерации, и в нормативном единстве с пунктом 4 статьи 8 Федерального закона "Об аудиторской деятельности" - не предполагают возможность осуществления выемки предметов и документов, содержащих аудиторскую тайну, в рамках производимых следственных действий по уголовному делу без принятия об этом специального судебного решения.

В силу статьи 6 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" конституционно-правовой смысл указанных законоположений, выявленный в настоящем Определении, является общеобязательным и исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике.

2. Признать жалобу общества с ограниченной ответственностью "Аудиторская фирма "АристаЛюКС" не подлежащей дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения поставленного заявителем вопроса не требуется вынесение предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" итогового решения в виде постановления.

3. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

4. Настоящее Определение подлежит опубликованию в "Собрании законодательства Российской Федерации" и "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".


Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин


Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации

Ю.М. Данилов


Конституционный Суд РФ признал, что взаимосвязанные положения ст.ст. 7, 75 и ч. 3 ст. 183 УПК РФ в нормативном единстве с п. 4 ст. 8 Федерального закона "Об аудиторской деятельности" не предполагают возможность осуществления выемки предметов и документов, содержащих аудиторскую тайну, в рамках производимых следственных действий по уголовному делу без принятия об этом специального судебного решения. Поводом для вынесения такого решения послужило обращение аудиторской фирмы, которая полагала, что в силу приоритета УПК РФ перед другими законами, в том числе перед Федеральным законом "Об аудиторской деятельности", предусмотрена возможность выемки предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, в частности, аудиторскую, с санкции прокурора, без судебного решения, что нарушает право каждого на свободное использование своего имущества для предпринимательской и иной экономической деятельности. В связи с чем она просила признать соответствующие нормы УПК РФ неконституционными.

Суд пояснил, что приоритет УПК РФ не является безусловным, поскольку может быть ограничен, в частности, правилом о том, что в случае коллизии между различными законами равной юридической силы приоритетными признается тот закон, который является специальным. В связи с этим УПК РФ не исключает необходимость соблюдения предписаний иных законов, не противоречащих ему. Таким образом, несоблюдение таких предписаний, подлежащих применению при выявлении, собирании и закреплении доказательств также влечет в соответствующих случаях признание доказательств недопустимыми, не имеющими юридической силы и не подлежащими использованию при разрешении уголовного дела.


Определение Конституционного Суда РФ от 2 марта 2006 г. N 54-О "По жалобе общества с ограниченной ответственностью "Аудиторская фирма "АристаЛюКС" на нарушение конституционных прав и свобод положениями статей 7, 75 и 183 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"


Текст Определения опубликован в Собрании законодательства Российской Федерации от 15 мая 2006 г. N 20 ст. 2212, в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации", 2006 г., N 4


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.