Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 мая 2006 г. N 16-006-22 Оснований для изменения или отмены приговора нет, поскольку виновность осужденных в умышленном причинении смерти, совершенном группой лиц, полностью подтверждена совокупностью доказательств по делу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 11 мая 2006 г. N 16-006-22


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела 11 мая 2006 года в судебном заседании кассационную жалобу осужденного Т.М.К. на приговор Волгоградского областного суда от 16 декабря 2005 года, по которому

Т.М.К., 16 апреля 1982 года рождения, уроженец хутора Погожья Балка Ольховского района Волгоградской области, ранее не судимый,

осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По настоящему делу также осужден П.Ф.С., который приговор не обжаловал и в отношении которого представление не принесено.

Тем же приговором разрешен вопрос о гражданском иске и вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Л.Н.Г., изложившего обстоятельства дела и доводы кассационной жалобы, мнение прокурора С.Г.П., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

осужденный Т.М.К. признан виновным в умышленном причинении смерти М.B.C., совершенном группой лиц.

Преступление совершено 27 июля 2005 года в с. Киреево Волгоградской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный Т.М.К. утверждает, что умысла на убийство потерпевшего у него не было. Считает, что ножевое ранение, которое он причинил потерпевшему во время драки, не могло повлечь смерть М., а назначенное ему наказание является чрезмерно суровым. Просит приговор изменить и смягчить ему наказание.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений, судебная коллегия находит вывод суда о виновности осужденного в совершении инкриминируемых ему деяний основанным на исследованных в судебном заседании доказательствах, анализ которых содержится в приговоре.

Так, из показаний осужденного Т., данных на предварительном следствии, следует, что после распития спиртных напитков между ним и П. с одной стороны и потерпевшим с другой стороны произошла ссора, в ходе которой он причинил М. ножевое ранение шеи.

Осужденный П. на предварительном следствии также признал факт произошедшей между ним и Т. с одной стороны и потерпевшим с другой стороны ссоры, в ходе которой сначала Т., а затем он, поочередно причинили М. ножевые ранение шеи.

Данный факт осужденный П. не отрицал и судебном заседании.

Признавая приведенные показания осужденных Т. и П. достоверными, суд правильно указал, что они согласуются между собой и соответствуют другим приведенным в приговоре доказательствам: протоколу осмотра места происшествия; акту судебно-медицинской экспертизы о характере и локализации телесных повреждений, обнаруженных при осмотре трупа М., причине его смерти; актам медико-криминалистической и биологической экспертиз, протоколам проверки показаний на месте, в ходе которой осужденные подробно изложили обстоятельства совершения убийства М. и другим доказательствам.

Как правильно указано в приговоре, данные показания осужденных получены с соблюдением всех требований уголовно-процессуального закона, поскольку перед началом допроса им разъяснялось право не свидетельствовать против себя и иметь адвоката, показания они давали неоднократно, в том числе с участием адвоката, а также при выходе на место происшествия с участием понятых. При этом ни от кого из участников этих следственных действий заявлений о недозволенных методах ведения следствия не поступило.

При таких обстоятельствах у суда не имелось оснований считать, что осужденные оговорили себя в совершении преступлений или друг друга, о чем правильно указано в приговоре.

Квалификация действий осужденного Т. является правильной.

Доводы осужденного Т. об отсутствии у него умысла на убийство потерпевшего проверялись в судебном заседании. Признавая эти доводы несостоятельными, суд привел убедительные мотивы, не соглашаться с которыми у судебной коллегии оснований не имеется.

Доводы Т. о том, что ножевое ранение, которое он причинил потерпевшему во время драки, не могло повлечь смерть М. являются несостоятельными. Как правильно указано в приговоре, смерть потерпевшего наступила в результате совместных действий обоих осужденных, умысел которых был направлен на причинение смерти потерпевшему.

Органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, допущено не было, дело расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

Наказание осужденному Т. назначено с учетом тяжести содеянного и данных о его личности. Обстоятельства, смягчающие наказание Т., судом учтены.

Оснований к отмене или изменению приговора, а также считать, что назначенное Т. наказание является чрезмерно суровым, на что указывается им в жалобе, у суда не имеется. Поэтому жалоба осужденного удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Волгоградского областного суда от 16 декабря 2005 года в отношении Т.М.К. оставить без изменения, а жалобу осужденного - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 мая 2006 г. N 16-006-22


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.