Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 мая 2006 г. N 4-О06-41 Суд изменил приговор в отношении осужденного за разбойное нападение, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в помещение, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, и за умышленное убийство, сопряженное с разбоем, исключив квалификацию действий осужденного "разбойное нападение" и "сопряженных с разбоем"

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 2 мая 2006 г. N 4-О06-41


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 2 мая 2006 года уголовное дело по кассационному представлению заместителя прокурора Московской области Ш.В.И. и по кассационной жалобе осужденного К.Е.В. на приговор Московского областного суда от 14 декабря 2005 года, которым

К.Е.В., родившийся 23 августа 1984 года в с. Бисерово Ногинского района Московской области, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ к 14 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 8 годам лишения свободы и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи И.Г.П., объяснения осужденного К.Е.В., просившего приговор изменить и смягчить наказание, и мнение прокурора К.Е.А. об изменении приговора, исключении из него указания о совершении К. разбойного нападения с незаконным проникновением в помещение, судебная коллегия установила:

К. признан виновным в разбойном нападении, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в помещение, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, и в умышленном убийстве, сопряженном с разбоем.

Преступления совершены 8 мая 2005 года в с. Бисерово Ногинского района Московской области при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании К. виновным себя признал частично,

В кассационном представлении ставится вопрос об изменении приговора и исключении из осуждения К. за разбойное нападение квалифицирующего признака незаконного проникновения в помещение, по тем основаниям, что проникновение в сторожку, где находилось имущество потерпевшего, имело место уже после окончания разбойного нападения.

В кассационной жалобе осужденный К. утверждает, что он не участвовал в убийстве Ко., не отрицает, что несколько раз ударил потерпевшего, но в сговоре с Д. на лишение его жизни не находился, и просит смягчить наказание.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационного представления и кассационной жалобы, судебная коллегия считает, что приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

Выводы суда о виновности К. в умышленном убийстве Ко. подтверждается совокупностью имеющихся в деле и приведенных в приговоре доказательств.

Так, на предварительном следствии К. в качестве подозреваемого пояснял, что он и Д. (в отношении Д. дело прекращено в связи со смертью) вначале избивали Ко. руками и ногами, а затем, договорившись между собой, с целью убийства деревянными брусками, а, убив потерпевшего, зарыли его труп в землю (т. 1 л.д. 196-197).

Эти показания К. суд обоснованно признал достоверными, поскольку они были получены с соблюдением норм уголовно-процессуального закона и подтверждаются аналогичными показаниями Д., допрошенного в качестве подозреваемого при жизни, и заключением судебно-медицинской экспертизы об обнаружении на свитере К. следов крови потерпевшего.

Доводы кассационной жалобы осужденного о том, что он не убивал потерпевшего и не состоял в сговоре с Д. на лишение жизни Ко., являются необоснованными, так как опровергаются выше указанными доказательствами.

Действия К. правильно квалифицированы по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, как умышленное убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Договоренность об убийстве Ко. между К. и Д., как это следует из их показаний, состоялась в процессе избиения потерпевшего.

Вместе с тем, выводы суда о том, что Ко. совершил убийство, сопряженное с разбоем, не могут быть признаны обоснованными.

Как следует из показаний К. и Д., которые они давали на предварительном следствии, а К. и в судебном заседании, сговора между ними на завладение золотой печаткой потерпевшего не было.

Так, из показаний осужденного К. видно, что во время совместного употребления спиртного между ним и Ко. произошла драка (т. 1 л.д. 197).

В дальнейшем К., после смерти Д., изменил свои показания, и стал утверждать, что ссора произошла между Д. и Ко. из-за золотой печатки, такие же показания К. давал в судебном заседании.

Допрошенный в качестве подозреваемого Д. также пояснял, что между К. и Ко. произошла драка, из-за чего он не понял, сам он хотел забрать печатку у потерпевшего, так как она ему очень понравилась, перед тем как закопать труп потерпевшего в землю он решил снять с него золотую печатку и отрубил палец потерпевшему, на котором она была надета (т. 1 л.д. 161 оборот).

Таким образом, и К. и Д. оба поясняли о том, что избиению и убийству Ко. предшествовала ссора и драка с ним, а действия по завладению печаткой были совершены Д. самостоятельно без сговора с К.

При таких обстоятельствах осуждение К. по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, предусматривающему ответственность за убийство, сопряженное с разбоем, и по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ (за похищение золотого перстня) нельзя признать обоснованным.

Что касается завладения имуществом потерпевшего, которое находилось в помещении сторожки, где работал Ко., то договоренность об этом, как следует из показаний К. и Д., и на это обстоятельство обоснованно указывается в кассационном представлении, состоялась между ними уже после убийства Ко.

Поэтому действия К., связанные с похищением этого имущества следует расценивать, как совершение кражи чужого имущества группой лиц по предварительному сговору с незаконным проникновением в помещение.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Московского областного суда от 14 декабря 2005 года в отношении К.Е.В. изменить:

исключить осуждение по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ;

переквалифицировать действия К. со ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б" УК РФ, по которой назначить наказание в виде лишения свободы на срок 3 года;

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 105 ч. 2 п. "ж" и 158 ч. 2 п.п. "а, б" УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно к отбытию назначить К.Е.В. - 14 лет 6 месяцев лишения свободы.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационное представление и кассационную жалобу - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 мая 2006 г. N 4-О06-41


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение