Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 февраля 2006 г. N 53-Д05-40 Суд изменил приговор, исключив из него один квалифицирующий признак по эпизоду убийства в связи с изменением уголовного закона, но не уменьшил объем обвинения, поскольку наказание осужденному было назначено законное, обоснованное и справедливое

Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 февраля 2006 г. N 53-Д05-40


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

рассмотрела в судебном заседании от 15 февраля 2006 года уголовное дело по надзорной жалобе осужденного К.С.А. на приговор Красноярского краевого суда от 18 ноября 1999 года, которым

К.С.А., 20 августа 1978 года рождения, уроженец п. Курагино Красноярского края, 14 апреля 1995 года судимый Курагинским районным судом по ст.ст. 144 ч. 2 и 148-1 ч. 2 УК РСФСР с применением ст. 40 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы (освободился из мест лишения свободы 1 октября 1997 года),

осужден по ст. 166 ч. 4 УК РФ к 8 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 2 п.п. "а, б, г" УК РФ - к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст.ст. 33 ч.ч. 4 и 5 и 105 ч. 2 п.п. "б, в, к" УК РФ - к 11 годам лишения свободы, по ст. 126 ч. 2 п.п. "а, в, г" УК РФ - к 7 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 18 лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

В кассационном порядке приговор не был предметом судебного разбирательства.

Этим же приговором осужден П.К.П.

Постановлением судьи Свердловского районного суда г. Красноярска от 14 сентября 2004 года приговор Красноярского краевого суда от 18 ноября 1999 года в отношении К.С.А. приведен в соответствие с Федеральным законом от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" и из него исключен квалифицирующий признак "неоднократно", а также исключено указание суда на применение дополнительного наказания в виде конфискации имущества.

Постановлено считать К.С.А. осужденным по ст. 166 ч. 4 УК РФ к 8 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ) - к 8 годам лишения свободы, по ст.ст. 33 ч.ч. 4 и 5 и 105 ч. 2 п.п. "б, в, к" УК РФ - к 11 годам лишения свободы, по ст. 126 ч. 2 п.п. "а, в, г" УК РФ - к 7 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений считать его осужденным к 18 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Б.В.П., выступление прокурора К.Н.К., полагавшей приговор изменить и исключить из него осуждение К.С.А. за подстрекательство и пособничество в убийстве лица, заведомо для него находящегося с беспомощном состоянии, судебная коллегия установила:

согласно приговору К.С.А. осужден за то, что в час ночи 5 февраля 1998 года он и П.К.П. договорились совершить угон автомобиля без цели его хищения. Они обсудили способы совершения угона автомобиле# и наметили объект преступного посягательства. Предварительно изготовив маски на лица, К.С.А. вооружился топором, а П.К.П. - ножом, и они подошли к территории АО "Барс", расположенного в поселке Курагино Красноярского края. В сторожке находился сторож Х., который охранял имуществом АО "Барс". Ворвавшись в помещение сторожки, К.С.А. и П.К.П. угрожали Х. топором и ножом, запугивали потерпевшего, угрожали его жизни и здоровью. Сломив сопротивление потерпевшего, К.С.А. и П.К.П. открыто похитили часы марки "Заря", принадлежащие Х. Затем они связали Х. руки электрошнуром и завладели ключами от боксов, где находились автомашины. Угрожая потерпевшему убийством, К.С.А. и П.К.П. привезли связанного Х. к одному из боксов, откуда К.С.А. выгнал автомашину "КАМАЗ", и вопреки воле Х. усадил последнего в кабину автомашины, после чего, удерживая потерпевшего, К.С.А. и П.К.П. выехали за поселок Курагино. Обнаружив неисправность в двигателе автомашины, К.С.А. и П.К.П., продолжая удерживать потерпевшего, вернулись на территорию АО "Барс", где К.С.А. и П.К.П. вопреки воле потерпевшего усадили последнего в кабину другой автомашины "КАМАЗ", и на угнанном автомобиле под управлением К.С.А. выехали из поселка Курагино в сторону села Черемшанка Курагинского района. Потерпевший продолжал находиться в связанном состоянии. В пути следования, опасаясь ответственности за содеянное, К.С.А. и П.К.П. решили убить Х.: отвести потерпевшего в сторону и убить топором. Данное решение К.С.А. и П.К.П. приняли в присутствии Х. На 11-ом км дороги Курагино-Черемшанка К.С.А. и П.К.П. вывели Х. из автомашины. К.С.А. наблюдал за местностью, обеспечивая П.К.П. безопасные условия для реализации убийства Х., П.К.П., согласно ранее достигнутой договоренности, повел связанною# Х. от дороги в сторону горы Косовалихи, где свалил потерпевшего на снег, после чего топором нанес четыре удара по голове и шее Х., в результате чего последний скончался на месте. Затем, действуя с целью сокрытия следов преступления, К.С.А. и П.К.П. засыпали труп снегом и вернулись к автомашине.

В надзорной жалобе осужденный К.С.А. просит изменить приговор и снизить ему наказание, ссылаясь при этом на то, что он отбыл более 1/3 части назначенного ему по приговору суда наказания, за время отбывания наказания он многое осознал и твердо решил встать на путь исправления, в содеянном им преступлении он вину признал.

Осужденный просит учесть его возраст: на сегодняшний день ему - 26 лет.

Кроме того, в надзорной жалобе он указал на то, что его осудили за убийство. Он полагает, со слов П.К.П., последний оговорил его в результате оказанною на того воздействия со стороны сотрудников милиции.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы надзорной жалобы, судебная коллегия считает необходимым изменить приговор и исключить из него указание об осуждении К.С.А. за подстрекательство и пособничество в убийстве лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, в остальной части приговор в отношении К.С.А. оставить без изменения, а ею# надзорную жалобу - без удовлетворения по следующим основаниям.

Суд признал установленным, что К.С.А. и П.К.П. решили убить Х. Они разработали план убийства.

Согласно разработанному плану, К.С.А. наблюдал за окружающей местностью с той целью, чтобы обеспечить П.К.П. условия для совершения убийства.

Затем П.К.П., уложив Х., который был связан, на снег, и убил его топором.

Судебная коллегия считает, что при таких обстоятельствах, суд первой инстанции сделал неправильный вывод о том, что в момент убийства Х. находился в беспомощном состоянии. Поэтому по данному эпизоду из осуждения К.С.А. необходимо исключить указанный выше квалифицирующий признак.

Убийство связанного потерпевшего не следует расценивать как убийство лица, находящегося в беспомощном состоянии.

Убийство потерпевшего, совершенное после его связывания, является составной частью объективной стороны данного состава преступления, не может квалифицироваться как убийство с использованием беспомощного состояния потерпевшего.

При таких обстоятельствах дела по данному эпизоду действия К.С.А. следует квалифицировать по ст.ст. 33 ч.ч. 4 и 5 и 105 ч. 2 п.п. "б, в, к" УК РФ как подстрекательство и пособничество в убийстве лица в связи с осуществлением им служебной деятельности, сопряженное с похищением человека, с целью скрыть другое преступление.

Доводы К.С.А. о непричастности к убийству судебная коллегия считает несостоятельными.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются исследованными в суде доказательствами, анализ которых, приведен в приговоре.

В ходе предварительного следствия П.К.П. уличал К.С.А. в том, что в пути следования, опасаясь, что Х. сможет опознать их, К.С.А. предложил загрузить связанного Х. в кузов автомобиля и ехать в и. Шушенское, а когда потерпевший замерзнет, труп выгрузить из кузова.

Он не согласился с этим планом убийства и предложил убить потерпевшего топором, показав это К.С.А. жестами рук. Таким же способом К.С.А. выразил свое согласие, после чего тот остановил автомобиль.

Он вытащил Х. из кабины и отвел в сторону горы "Косовалиха", где убил потерпевшего топором. Сразу же подошел К.С.А., и они вдвоем засыпали труп Х. снегом.

П. никогда не говорил о том, что указанные выше показания он дал в результате недозволенных методов ведения следствия.

При таких обстоятельствах довод надзорной жалобы К.С.А., что в отношении П.К.П. применяли насилие в ходе предварительного следствия, ни на чем не основан.

Обстоятельства совершения убийства Х., о которых выше рассказал П.К.П., в ходе предварительного следствия фактически не отрицал сам К.С.А. Он не подтвердил лишь то, что согласился с предложением П.К.П. убить потерпевшего.

Судебная коллегия считает, что, учитывая изложенные выше доказательства в совокупности с другими доказательствами, суд сделал правильный вывод о причастности К.С.А. к убийству.

При назначении К.С.А. наказания суд в полной мере учел общие начала назначения наказания, указанные в ст. 60 УК РФ. Исключение из его осуждения по эпизоду убийства одного квалифицирующего признака не свидетельствует об уменьшении объема обвинения и не влечет снижение К.С.А. наказания. Наказание ему назначено законное, обоснованное и справедливое.

Руководствуясь ст.ст. 407 и 408 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Красноярского краевого суда от 18 ноября 1999 года в отношении К.С.А. изменить и исключить из приговора осуждение его за подстрекательство и пособничество в убийстве лица, заведомо для него находящегося в беспомощном состоянии, а в остальной части приговор в отношении него оставить без изменения, а надзорную жалобу К.С.А. - без удовлетворения.



Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 февраля 2006 г. N 53-Д05-40


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.