Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 10 апреля 2006 г. N 59-П06ПР Суд оставил без изменения кассационное определение, поскольку в связи с опровержением доводов надзорного представления о незаконном составе суда по настоящему делу отсутствуют какие-либо фундаментальные основания к отмене судебного решения, ухудшающие положение оправданного

Постановление Президиума Верховного Суда РФ
от 10 апреля 2006 г. N 59-П06ПР


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г. на кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 14 декабря 2005 года в отношении И.В.К.

По приговору Московского городского суда с участием коллегии присяжных заседателей от 20 июля 2005 года

И.В.К., 2 января 1940 года рождения, уроженец города Москвы, несудимый,

оправдан по ст.ст. 102 п. "з", 15 ч. 2, 102 п. "з" УК РСФСР на основании ст. 302 ч. 2 п.п. 2, 4 УПК РФ за непричастностью к совершению преступлений, в соответствии с оправдательным вердиктом коллегии присяжных заседателей.

За И.В.К. признано право на реабилитацию, которая включая в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 14 декабря 2005 года приговор оставлен без изменения, а кассационное представление - без удовлетворения.

В надзорном представлении заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г. поставлен вопрос об отмене кассационного определения по делу и передаче дела на новое кассационное рассмотрение.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации М.Д.Л., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорного представления и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Ф.С.Н., поддержавшего доводы надзорного представления, выслушав адвоката Г.А.M., просившего надзорное представление оставить без удовлетворения. Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

И.В.К. обвинялся в том, что 29 февраля 1992 года, примерно в 00 часов 15 минут, во время возникшей ссоры с гражданами Турции Г.Х.М., У.Х.Н. и Т.А. из-за очереди на получение одежды из гардероба ресторана "Фидан", расположенного в доме 22 по Рязанскому проспекту города Москвы, имея умысел на убийство, произвел из имеющегося у него неустановленного пистолета ПМ калибра 9 мм, не менее грех# выстрелов в этих граждан, в результате чего Г.Х.М. и У.Х.Н. были причинены по одному сквозному огнестрельному пулевому ранению грудной клетки с массивным кровотечением, от которых наступила смерть этих потерпевших на месте, а Т.А. были причинены сквозные огнестрельные ранения левого локтевого сустава и грудной клетки, но смерть этою потерпевшего не наступила, поскольку ему была своевременно оказана медицинская помощь.

Судом первой инстанции на основании вердикта коллегии присяжных заседателей постановлен оправдательный приговор в отношении И.В.К., оставленный без изменения кассационной инстанцией

В надзорном представлении заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г. поставлен вопрос об отмене кассационного определения и передаче дела на новое кассационное рассмотрение.

В надзорном представлении указано, что состоявшиеся судебные решения подлежат отмене по следующим основаниям.

Приговор суда является незаконным в связи с вынесением вердикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора на представление доказательств и повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Так, в коллегию присяжных заседателей из 16 человек вошли лица, четверо из которых скрыли сведения лично о себе (Е., У., Х. и Х.Д.И.), а четверо (Ов., Ж., У. и Я.) - либо скрыли сведения о своих близких родственниках, либо предоставили неверную информацию, которая не позволила сформировать беспристрастную коллегию присяжных заседателей.

В нарушение требований ч.ч. 3, 8 ст. 328 УПК РФ скрыли факты своей судимости присяжные заседатели Е. и Х.

Е.в 1983 году была осуждена за уклонение от лечения венерическими заболеваниями по ч. 1 ст. 115 УК РСФСР; Х. в 1994 г. - по ч. 2 ст. 144 УК РСФСР за кражу личного имущества граждан.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца имеется в виду "ч. 1 ст. 115.1 УК РСФСР"


Скрыли от суда информацию о судимости близких или своих родственников присяжные заседатели: Ов. - о судимости в 2000 году его жены О.Г.И. по ч. 1 ст. 165 УК РФ за причинение имущественного ущерба собственнику путем обмана или злоупотребления доверием без цели хищения; У. - о привлечении к уголовной ответственности ее мужа У.П.Б. по ст. 92 УК РСФСР, Я.А.И. - о судимости сына Р.М.Ю. в 1995 г. по ст.ст. 162-7, 15, 162-7 УК РСФСР

Присяжный заседатель Х.Д И. скрыл сведения о привлечении его в 2004 и 2005 г.г. к административной ответственности за распитие в общественных местах спиртных напитков.

В нарушение требований ст. 328 УПК РФ суд отклонил ходатайство стороны обвинения об отводе кандидатов в присяжные заседатели Ч. и Ж. в связи с высказанной ими по отношению к подсудимому позиции.

В процессе формирования коллегии присяжных заседателей в соответствии с ч. 8 ст. 328 УПК РФ стороной обвинения выяснялись вопросы, связанные с установлением обстоятельств, препятствующих участию лица в качестве присяжного заседателя в рассмотрении указанного уголовного дела. На вопрос к Ч. "как она относится к лицам, находящимся на скамье подсудимых?" - она пояснила, что ей таких людей очень жалко (т. 5, л.д. 146). Мотивированный отвод стороны обвинения по этому основанию Ч. судом был оставлен без удовлетворения.

Присяжный заседатель Ж. скрыла от суда информацию о том, что оба ее сына привлекались к уголовной ответственности за незаконный оборот оружия. На ее, Ж., сообщение о том, что один из сыновей судим за "экономическое преступление", а второй привлекался к уголовной ответственности "по производственным спорам", стороной обвинения был заявлен мотивированный отвод по этим основаниям, который судом был необоснованно отклонен.

Таким образом, совокупность сокрытых присяжными заседателями сведений лишило сторону обвинения в соответствии со ст. 330 УПК РФ сделать заявление о том, что вследствие особенностей рассматриваемого дела состав образованной коллегии присяжных заседателей в целом не сможет вынести объективный вердикт и данная коллегия подлежит роспуску.

В состав коллегии также вошли Ов. и Фрол., которые не скрыли сведений о наличии у последнего погашенной судимости и осуждения дочери Ов. Однако их участие в коллегии, наряду с вышеупомянутыми присяжными, привело к тенденциозности состава присяжных заседателей, о чем сторона обвинения, ввиду отсутствия достаточных сведений, не могла заявить в соответствии со ст. 330 УПК РФ.

Указанные обстоятельства привели к вынесению вердикта необъективным составом коллегии присяжных заседателей.

Утверждение кассационной инстанции о несостоятельности доводов государственных обвинителей о тенденциозности и незаконном составе коллегии присяжных заседателей противоречат приведенным выше сведениям о том, что шестеро из выносивших вердикт присяжных заседателей скрыли информацию о привлечении их и их родственников к уголовной ответственности, в связи с чем государственное обвинение было лишено возможности заявить ходатайство о роспуске коллегии, а документы, подтверждающие указанные факты, получены стороной обвинения после вынесения приговора. При рассмотрении дела в кассационной инстанции не учтена специфика уголовного дела по обвинению И.В.К., ранее судимого, имеющего авторитет среди лиц, привлекавшихся к уголовной ответственности, к которым относилась половина состава коллегии. При этом время принятия в отношении них процессуальных решений правоохранительными органами соответствовало времени совершения убийства, вменявшегося в вину И.В.К. по настоящему делу.

В нарушение требований ст. 338 УПК РФ суд необоснованно отказал в удовлетворении замечаний на вопросы стороны обвинения (т. 5 л.д. 309), формулировка которых повлияла на ответы присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы.

Формулируя вопрос о причастности И.В.К. к совершению преступлений, суд неправильно исключил указание о мотиве преступлений, участие в них знакомого И.В.К. - С.В.М., тогда как это обстоятельство имело существенное значение для определения причины убийства и роли каждого в этом.

В судебном заседании сторона защиты и свидетели неоднократно в присутствии присяжных заседателей высказывали негативное мнение относительно работы органов следствия по настоящему делу, пытаясь при этом опорочить доказательства, полученные по делу, в том числе и с их участием; а также оценивали и комментировали доказательства, которые суд признал допустимыми.

Согласно ст.ст. 335, 336 УПК РФ, в ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей подлежат исследованию только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями, в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ. Запрещается исследовать данные, способные вызвать предубеждение присяжных в отношении как подсудимых, так и свидетелей.

Несмотря на семнадцать замечаний председательствующего по делу судьи, подсудимый И.В.К. и его защитники неоднократно доводили до сведения присяжных заседателей информацию, которая находится за пределами их компетенции, заявляя в присутствии присяжных заседателей о том, что обвинение надуманно, сфальсифицировано, а также давали комментарии доказательствам, пытаясь опорочить их достоверность и допустимость.

Систематическое обсуждение подсудимым и его защитниками вопросов, которые находятся за пределами компетенции присяжных заседателей, свидетельствует о том, что присяжные заседатели не были ограждены от возможною влияния на существо их решений.

Адвокат Г.А.М. в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей неоднократно давал оценку доказательствам, признанным судом допустимыми: стороной защиты задавались свидетелям "провокационные вопросы", на которые свидетели отвечали, поскольку судом вопросы не были сняты.

Так, стороной обвинения были представлены протоколы допроса свидетеля А. от 29 февраля 1992 г. и от 2 февраля 2000 г.

При обозрении протокола от 29 февраля 1992 г. (т. 1 л.д. 130-131) адвокат Г.А.М. комментировал - "она была допрошена в день совершения преступления, никаких примет стрелявшего она не называет и говорит, что не видела, кто стрелял"

При исследовании протокола от 2 февраля 2000 г. (т. 1 л.д. 138-141) комментарий адвоката Г.А.М. - "обращаю внимание, что в протоколе от 1992 года она (А.) не видела, кто стрелял, а в 2000 году вдруг вспомнила/ - (т. 5 л.д. 177).

Аналогичны комментарии адвоката Г.А.М. по поводу протоколов допроса свидетеля Фед.: от 29 февраля 1992 г. (т. 1 л.д. 128-129) - "в протоколе свидетель никаких примет назвать не может"; от 2 февраля 2000 г. (т. 1 л.д. 146-150) - "оглашенный протокол 2000 года противоречит предыдущему. В протоколе допроса 1992 года она не помнит внешности стрелявшего, а в показаниях от 2000 года говорит, что стрелявшему было 30 лет, а И.В.К. в то время было 52 года" (т. 5 л.д. 178).

Такие же нарушения, в том числе и со стороны оправданного И.В.К., зафиксированы в томе 5 на л.д. 176, 207, 214-217, 218, 259, 293. Это также свидетельствует о незаконном воздействии на коллегию присяжных заседателей

Этим обстоятельствам суд кассационной инстанции не дал оценки.

Судом необоснованно исключены из числа допустимых доказательств протокол осмотра места происшествия от 29 февраля 1992 г.

Суд проигнорировал полученные в ходе судебного разбирательства доказательства о том, что в указанном следственном действии (т. 1 л.д. 70-71) принимали участие двое понятых, что подтверждается показаниями свидетелей К. и Т.

При выяснении обстоятельств у свидетеля К. последний пояснил, что при осмотре места происшествия было двое понятых (т. 5 л.д. 281). Свидетелем Т. также подтверждено, что понятых было двое (т. 5 л.д. 241).

Из числа допустимых доказательств необоснованно исключены (т. 5 л.д. 285) ксерокопии фоторобота (т. 1 л.д. 77) и страницы газеты "Московский комсомолец" (т. 1 л.д. 78).

Утверждения суда о необходимости заверения данных документов безосновательны, поскольку в судебном заседании исследовались показания свидетелей Оз., К. и Фед. о составлении данного фоторобота с их непосредственным участием.

Фактически сотрудник милиции К. подтвердил, что занимался составлением фоторобота, являясь членом оперативно-следственной бригады, которой расследовалось дело по факту убийства двух граждан Турции в ресторане "Фидан" г. Москвы (т. 1 л.д. 66).

Необоснованное исключение из числа допустимых доказательств указанного протокола осмотра места происшествия, в процессе составления которого были изъяты следы пальцев рук И.В.К. и С.В.М., повлекло за собой признание недопустимыми и других доказательств по делу, в частности, заключений дактилоскопических экспертиз (т. 2 л.д. 284-285, 291-293, 304-306). Согласно указанным экспертизам, на исследуемых предметах, изъятых со стола (бутылке из-под "Советского шампанского", трех фужерах и пачке из-под сигарет) обнаружены следы пальцев рук И.В.К. и С.В.М., что свидетельствует о нахождении И.В.К. в день совершения преступлений (29 февраля 1992 года) в ресторане "Фидан" г. Москвы. А это опровергает алиби И.В.К. о нахождении его в ином месте.

Вопреки утверждению суда кассационной инстанции, сторона обвинения не имела возможности заявить ходатайство повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства допустимым, так как решение об исключении доказательств суд принял перед прениями сторон.

Кроме того, если в ходе судебного разбирательства возникает вопрос о недопустимости доказательств, то в соответствии с ч. 6 ст. 335 УПК РФ он рассматривается в отсутствие присяжных заседателей. Эти требования уголовно-процессуального закона были нарушены: свидетель К. в судебном заседании был допрошен с участием присяжных заседателей по вопросам, носящим процессуальный характер, что недопустимо в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 335 УПК РФ (т. 5 л.д. 260-265) и могло негативно повлияв на выводы коллегии присяжных заседателей.

Судом также нарушены требования ст. 281 УПК РФ, в соответствии с которыми закончить судебное следствие в отсутствие потерпевшего возможно лишь в случае письменного отказа его от участия в судебном процессе.

Стороной обвинения заявлялось ходатайство о вызове и допросе потерпевшего Т.А. в судебном заседании. Судом данное ходатайство также безосновательно отклонено (т. 5 л.д. 290-291).

Таким образом, судебное следствие было закончено в отсутствие потерпевшего Т.А. без его письменного согласия на это.

К тому же, в Генеральную прокуратуру Российской Федерации и Московский городской суд поступило заявление потерпевшего Т.А. от 17 августа 2005 года о том, что из средств массовой информации он узнал об оправдании судом И.В.К. Потерпевший Т.А. просит в настоящее время допросить его в судебном заседании в целях получения судом полной информации об обстоятельствах убийства граждан Турции Г.Х.М. и У.Х.Н., а также покушения на его, Т.А., убийство. Это заявление, приобщенное к кассационному представлению, Судебной коллегией принято во внимание не было. Однако в настоящее время потерпевший Т.А. ответил на запрос правоохранительных органов, указав, что он желает дать показания, но просит обеспечить ему безопасность.

Кассационной инстанцией необоснованно отклонены доводы кассационного представления.

Президиум находит, что надзорное представление удовлетворению не подлежит по следующим основаниям.

В соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 3 Федерального закона Российской Федерации "О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации" от 20 августа 2004 года присяжными заседателями не могут быть лица, имеющие непогашенную иди неснятую судимость.

Как видно из материалов настоящего дела, никто из присяжных заседателей и их родственников не имел непогашенной или неснятой судимости, что могло бы свидетельствовать о незаконном составе суда.

Вместе с тем установлено, что некоторые из присяжных заседателей (Е., У., Х.) и их родственников (Ов., Ж., У.) ранее были судимы, но их судимости погашены, или привлекались к административной ответственности (Х.Д.И.), и некоторые из присяжных заседателей (Е. и Х.) об этом не сообщили в судебном заседании, что в надзорном представлении расценено как обстоятельство, позволившее сформировать тенденциозную и необъективную коллегию присяжных заседателей.

Президиум не может согласиться с этими доводами надзорного представления.

В соответствии с требованиями ч. 3 ст. 328 УПК РФ при формировании коллегии присяжных кандидаты в присяжные заседатели обязаны правдиво отвечать на задаваемые им вопросы, предоставлять необходимую информацию о себе и своих родственниках, об отношениях с другими участниками уголовного судопроизводства.

Как видно из протокола судебного заседания по данному делу, кандидатам в присяжные заседатели было предложено сообщить, кто ранее судим или в настоящее время привлекается к уголовной ответственности, кто имеет ранее судимых близких родственников либо был или является потерпевшим по уголовному делу.

При этом ни суд, ни государственные обвинители не задавали вопросов с тем, привлекались ли ранее кандидаты в присяжные заседатели и их родственники к уголовной ответственности или к административной ответственности, что в надзорном представлении не оспаривается.

Как видно из протокола судебного заседания, кандидаты в присяжные заседатели дали правдивые ответы на заданные им вопросы в той форме, как эти вопросы были сформулированы.

В соответствии с положениями ст. 57 УК РСФСР и ст. 86 УК РФ погашение судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью, в связи с чем лицо, имеющее погашенную судимость, на законном основании может отвечать, что оно не судимо.

При таких обстоятельствах утверждение в надзорном представлении о том, что кандидаты в присяжные заседатели поданному делу обязаны были сообщить о погашенных судимостях, но скрывали эти факты не соответствует требованиям закона. Является необоснованным и довод о сокрытии факта привлечения к административной ответственности присяжным Х.Д.И. поскольку вопрос об этом вообще не задавался.

Как видно из протокола судебного заседания по делу, государственными обвинителями не было заявлено в соответствии с положениями ч. 1 ст. 330 УПК РФ, что образованная коллегия присяжных заседателей не способна вынести объективный вердикт и председательствующим вопрос о роспуске коллегии присяжных заседатели по этим основаниям не разрешался.

Таким образом, по данному делу была сформирована коллегия присяжных заседателей на основании требований уголовно-процессуального закона и основании считать ее состав незаконным, как это указано в надзорном представлении, не имеется.

В соответствии с положениями ст. 405 УПК РФ пересмотр в порядке надзора обвинительного приговора, а также определения и постановления суда в связи с необходимостью применения подобного закона о более тяжком преступлении ввиду мягкости наказания или по иным основаниям, влекущим за собой ухудшение положения осужденного, а также пересмотр оправдательного приговора либо определения или постановления суда о прекращении уголовного дела, не допускается.

В соответствии с Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации "По делу о проверки конституционности статьи 405 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Куринского областного суда, жалобами Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, производственно-технического кооператива "Содействие", общества с ограниченной ответственностью "Карелия" и ряда граждан" от 11 мая 2005 года, ст. 405 УПК РФ в той мере, в какой она в системе действующего уголовно-процессуального регулирования пересмотра вступивших в законную силу приговоров, не допуская поворот к худшему при пересмотре судебного решения в порядке надзора по представлению прокурора, не позволяет тем самым устранить допущенные в предшествующим разбирательстве существенные (фундаментальные) нарушения, повлиявшие на исход дела, признана не соответствующей Конституции Российской Федерации.

Пересмотр по этим основаниям оправдательного приговора допускается лишь в течении года по вступлении приговора в законную силу.

Несмотря на то, что в надзорном представлении поставлен вопрос об отмене кассационного определения по делу, содержание представления свидетельствует о том, что фактически в нем поставлен вопрос об отмене оправдательного приговора, который назван "незаконным и подлежащим отмене", а решение об отмене кассационного определения, по мнению автора надзорного представления, должно быть принято на основании признания незаконности оправдательного приговора.

Президиум находит, что в связи с опровержением доводов надзорного представления о незаконном составе суда по настоящему делу отсутствуют какие-либо фундаментальные основания к отмене судебного решения, ухудшающие положение оправданного.

В надзорном представлении содержатся и иные доводы о нарушении судом первой инстанции требований уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела, однако при кассационном рассмотрении дела эти доводы опровергнуты. Кроме того, перечисленные нарушения, не могут быть расценены как фундаментальные, служащие основанием к отмене судебных решений в отношении оправданного лица в порядке надзора.

При таких обстоятельствах надзорное представление удовлетворению не подлежит.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407, 408 УПК РФ. Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. В удовлетворении надзорного представления заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г. отказать.

2. Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 14 декабря 2005 года в отношении И.В.К. оставить без изменения.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 10 апреля 2006 г. N 59-П06ПР


Текст постановления опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, сентябрь 2006 г., N 9 (в извлечении)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.