Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30 марта 2006 г. N 65-О06-1 Приговор не подлежит отмене или изменению, поскольку виновность осужденной в совершении убийства на почве личных неприязненных отношений, а также убийстве лица, заведомо для нее находившегося в беспомощном состоянии, с целью сокрытия другого преступления доказана

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30 марта 2006 г. N 65-О06-1


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

Рассмотрела в судебном заседании от 30 марта 2006 года дело по кассационным жалобам осужденной Ш., на приговор суда Еврейской автономной области от 15 декабря 2005 года, которым

Ш., 16 июня 1981 года рождения, уроженка с. Лазарево Ленинского района ЕАО, несудимая,

осуждена к лишению свободы: по ст. 105 ч. 1 УК РФ - на 8 лет, по ст. 105 ч. 2 п.п. "в, к" УК РФ - на 12 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Ш. наказание в виде лишения свободы сроком на 16 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Приговором разрешен гражданский иск.

Заслушав доклад судьи Ф., объяснения Ш., в поддержание доводов кассационных жалоб, мнение прокурора М., полагавшей приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия установила:

согласно приговору Ш. признана виновной в умышленном причинении смерти Б. на почве личных неприязненных отношений, а также в умышленном причинении смерти К., заведомо для нее, в силу заболевания, находившейся в беспомощном состоянии, с целью сокрытия другого преступления.

Преступления совершены 26 марта 2005 года, в с. Лазарево Ленинского района ЕАО, при обстоятельствах, установленных судом и приведенных в приговоре.

В судебном заседании Ш. виновной себя не признала.

В кассационных жалобах осужденная Ш., утверждает, что не совершала преступлений, за которые осуждена, ссылается на самооговор на предварительном следствии, с тем, чтобы "выгородить" свою сестру Б., которая, и совершила преступления. Считает, что ее показания на предварительном следствии, в которых она признавала свою вину, не подтверждены материалами дела. Полагает, что суд дал неправильную оценку исследованным в судебном заседании доказательствам и поэтому пришел к ошибочному выводу о ее виновности. Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель С., просит приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденной Ш. в совершенных ею преступлениях основанными на доказательствах, полученных в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Так вина осужденной Ш. в совершенных преступлениях, подтверждается ее собственными показаниями, обоснованно признанными судом правдивыми в той их части, в которой они соответствуют фактическим обстоятельствам преступлений, подтверждаются другими доказательствами.

Судом, в соответствии с требованиями закона в приговоре даны подробный анализ и оценка показаниям осужденной, приведены мотивы признания одних ее показаний правдивыми, других не правдивыми.

Основаны на материалах дела, мотивированы в приговоре и поэтому признаются судебной коллегией правильными выводы суда о допросе осужденной на предварительном следствии в установленном законом порядке, в том числе с соблюдением ее права на защиту, а также об отсутствии у Ш. оснований к самооговору в показаниях, признанных судом достоверными.

Показания Ш. об обстоятельствах совершенных преступлений, согласуются с показаниями свидетеля-очевидца происшедшего Б., оглашенных в судебном заседании при наличии к тому оснований и с соблюдением предусмотренной законом процедуры - с согласия сторон, полно и правильно приведенными в приговоре.

Свидетель Ш., бабушка осужденной Ш. и свидетеля Б., пояснила суду, что она от внучек узнала о том, что Ш. топором зарубила Б. и его жену К. При этом, Ш. сказала, что К. еще жива и она пойдет ее добить. Утром Ш. вернулась домой и сказала, что ночевала в доме Б.

Свидетели В. и И., пояснили, что им сама Ш. рассказала о совершенных ею убийствах.

Свидетелю Д. о происшедшем стало известно со слов Б.

У суда не имелось оснований сомневаться в правдивости показаний перечисленных свидетелей, не усматривается таковых и судебной коллегией.

Из показаний свидетелей из числа знакомых осужденной и ее сестры Б. усматривается, что между ними иногда происходили размолвки, но, в общем, отношения у них сложились хорошие, они вместе проводили время, в том числе употребляли спиртные напитки.

Объективность показаний свидетеля Ш. подтверждается также тем, что именно она воспитывала осужденную Ш., Б., проживала у нее не более двух месяцев.

В подтверждение вины осужденной Ш. суд правильно сослался в приговоре на показания потерпевшей З., данные, зафиксированные в протоколе осмотра места происшествия, содержащиеся в заключениях проведенных по делу судебных экспертиз.

Судом тщательно проверялись все доводы, приводимые Ш. в свою защиту, в том числе, о непричастности ее к причинению смерти Б. и К., самооговоре на предварительном следствии, о совершении этого преступления ее сестрой Б., и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, как опровергающиеся совокупностью доказательств по делу.

Судом приведено в приговоре убедительное обоснование выводов, о признании несостоятельными, доводов осужденной.

Из материалов дела усматривается, что Ш. на протяжении предварительного следствия признавала вину в совершении преступлений, давала подробные показания об обстоятельствах их совершения, и лишь в суде, узнав о том, что место нахождения свидетеля Б. не установлено, стала указывать на то, что преступление совершено ею.

Не установление места нахождения Б., не подтверждают доводы Ш. о том, что та совершила преступления и скрывается, боясь уголовной ответственности. В том числе из материалов дела усматривается, что после убийства потерпевших, в период следствия, Б. длительное время проживала в селе, затем уехала в г. Биробиджан к сестре Д., после чего уехала в г. Хабаровск, однако определенного места жительства у нее нет, связь с родственниками путем переписки не поддерживает, незадолго до назначения судебного заседания приезжала к бабушке - Ш., своего нового адреса не сообщила, по словам бабушки, возможно вышла замуж и сменила фамилию.

Утверждения в кассационной жалобе о том, что Б. совершив убийство Б., заступилась за осужденную, возмутившись тем, что потерпевший пытался расстегнуть на Ш. кофточку, в то время, как она спала, противоречат материалам дела. Так из показаний самой осужденной на предварительном следствии, свидетелей Б. и Ш., усматривается, что осужденная Ш. не скрывала того, что между ней и Б. имелись интимные отношения. Таким образом, повода к защите осужденной от указанных в жалобе действий Б., не имелось.

Потерпевшая З. в судебном заседании после оглашения показаний осужденной на предварительном следствии также заявила, что расположение обстановки в комнате, описанное осужденной при даче показаний, расположение мебели в квартире потерпевших, расположение ее отца на диване, ее показания о нанесении ударов топором в область головы потерпевшего со стороны журнального столика соответствуют действительности, в том числе и потому, что нанести удары, подойдя с другой стороны невозможно.

На следствии Ш. последовательно указывала не только область, куда наносила удары Б. и К., но и их количество, а также орудие преступления, что полностью соответствует заключениям исследованных в судебном заседании экспертиз.

В судебном заседании Ш. на вопрос суда пояснила, что она неоднократно рубила дрова для Б. и поэтому знала, где лежит топор (т. 3 л.д. 22).

С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств, в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенных Ш. преступлений, прийти к правильному выводу о виновности Ш. в совершении этих преступлений, а также о квалификации ее действий.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, судебной коллегией по настоящему делу не усматривается.

При назначении Ш. наказания, судом, в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенных ею преступлений, конкретные обстоятельства дела, данные о ее личности, смягчающее обстоятельство, к которому судом обоснованно отнесено ее активное способствование раскрытию преступлений.

При наличии к тому законных оснований наказание Ш. назначено по правилам ст. 62 УК РФ.

Назначенное Ш. наказание соответствует требованиям закона, в том числе требованиям справедливости, оснований к его смягчению судебной коллегией не усматривается.

По изложенным основаниям приговор в отношении Ш. оставляется судебной коллегией без изменения, кассационные жалобы осужденной - без удовлетворения.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор суда Еврейской автономной области от 15 декабря 2005 года в отношении Ш. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденной - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30 марта 2006 г. N 65-О06-1


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.