Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 февраля 2006 г. N 66-О05-134 Приговор не подлежит отмене или изменению, поскольку виновность осужденных в совершении разбоя, убийства группой лиц по предварительному сговору подтверждена совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 февраля 2006 г. N 66-О05-134


  Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 01.02.2006 кассационные жалобы осужденных С. и С. на приговор Иркутского областного суда от 04.07.2005, по которому

С., родившаяся 15.07.1968 в пос. Каменск Чунского района Иркутской области, судимая

05.06.1997 по ст.ст. 210 УК РСФСР, 158 ч. 2 п.п. "б", "в", "г" УК РФ к 3 годам лишения свободы,

20.10.1997 по ст.ст. 150 ч. 4, 158 ч. 2 п.п. "а", "б", "в", "г", 158 ч. 2 п.п. "а", "б", "в", "г", 69 ч. 3 и 5 УК РФ к 7 годам лишения свободы,

освобождена условно-досрочно 25.09.2001 на 1 год 3 месяца, -

осуждена к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п.п. "а", "ж", "з" УК РФ на срок 14 лет, ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на срок 10 лет, в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений - к 16 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима,

С., родившаяся 26.02.1973 в пос. Парчум Чунского района Иркутской области, не судимая, -

осуждена к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п.п. "а", "ж", "з" УК РФ на срок 15 лет, ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на срок 10 лет, в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений - к 17 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Приговором решена также судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи З., мнение прокурора Генеральной прокуратуры РФ К., полагавшего приговор оставить без изменения как законный и обоснованный, судебная коллегия установила:

С. и С. осуждены за совершение разбоя группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также за сопряженное с разбоем убийство группой лиц по предварительному сговору двух лиц - Ч. и Г.

Преступления были совершены в ночное время 16.12.2004 в квартире N 1 дома 28 по ул. Школьная пос. Чунский Иркутской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах осужденная С. утверждает, что суд проходил с обвинительным уклоном, ссылается на нарушение уголовно-процессуального закона и неправильное применение уголовного закона.

Указывает на отсутствие у нее медобразования и ее роль свидетеля преступления, которая не соответствует предъявленному обвинению. Ссылается на стабильность своих показаний, тогда как выдвинутые против нее доказательства противоречивы.

Утверждает, что наличие шприца у потерпевших характеризует их отрицательно.

Свидетеля С. следовало допросить в суде, поскольку он и П. по разному поясняли о том, кто совершил преступление. Роль П. в совершении преступления подтверждается протоколом выемки.

Просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение.

Осужденная С. приводит те же доводы и так же просит отменить приговор с направлением дела на новое судебное разбирательство. Кроме того, считает, что по делу не установлено, могла ли она нанести сильные удары топором.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит состоявшийся по делу приговор законным и обоснованным.

Вина С. и С. в совершении указанных в приговоре преступлений подтверждена совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, которые приведены в приговоре и им дана судом надлежащая оценка с точки зрения допустимости и достоверности.

Так, в протоколе осмотра места происшествия зафиксировано обнаружение в квартире 1 дома 28 по ул. Школьная п. Чунский трупов Ч. и Г. с телесными повреждениями.

Заключениями экспертиз установлено, что смерть потерпевших наступила от открытых черепно-мозговых травм. Обнаружены также точечные раны на локтевых сгибах их рук.

Свидетели П. и С. показали в суде, что придя к потерпевшим, С. требовала у них деньги на спиртное, С. ударила Г. за отказ дать деньги, сама искала деньги и, найдя шприц, предложила С. сделать уколы воздухом Ч. и Г., а когда они умрут, похитить из их квартиры деньги. С. сделала потерпевшим уколы воздухом, при этом С. держала руки потерпевшим, которым они говорили, что это снотворное. После этого С. и С. опять спрашивали у потерпевших где деньги, но те отвечали, что денег нет. Г. стала выгонять их из дома, тогда С. сказала С. взять топор и убить потерпевших, поскольку уколы не подействовали. С. взяла на кухне топор и убила Ч., а затем, по предложению С., и Г., после чего все они покинули квартиру, при этом С. несла сумку с продуктами, взятыми из квартиры убитых, а С. - завернутый в тряпку топор, который бросила на крышу туалета на территории вокзала.

Существенных противоречий в показания этих свидетелей, которые могли бы поставить под сомнение их достоверность, не усматривается.

Кроме того, эти показания подтверждаются не только вышеприведенными доказательствами, но и фактом обнаружения на крыше указанного туалета топора, завернутого в тряпку, а в огороде дома, где произошло преступление - шприца.

По заключениям экспертиз, на топоре, шприце и изъятой у С. одежде обнаружена кровь, происхождение которой возможно в результате смешения крови Ч. и Г.

Суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что указанные, а также другие исследованные в судебном заседании и приведенные в приговоре доказательства, составляют достаточную совокупность для достоверного вывода о виновности С. и С. с разбое и убийстве. Действия осужденных квалифицированы по ст.ст. 105 ч. 2 п.п. "а", "ж", "з", 162 ч. 4 п. "в" УК РФ правильно, в соответствии с установленными фактическими обстоятельствами совершенных ими действий. Довод о неправильном применении уголовного закона, таким образом, является необоснованным.

Доводы осужденных о том, что С. совершила преступление не с С., а с П. проверялись судом первой инстанции и обоснованно отвергнуты с приведением в приговоре убедительных мотивов.

Свидетель П. в суде показал, что когда они все вчетвером пришли в дом на ул. Болотной, он сказал С., что С. убила двоих людей, мужчину и женщину, а утром, по просьбе С., сказал, что пошутил.

Из протокола допроса С. (т. 1 л.д. 93-95) следует, что он ночевал в доме П., когда пришли С., С., С. и П., последний сказал, что С. убила бабку с дедом, а утром он сказал, что ночью пошутил про убийство.

Таким образом, содержание этих показаний полностью соответствует друг другу, существенных противоречий, о чем указывается в кассационных жалобах, не имеется.

Как видно из протокола судебного заседания (т. 3 л.д. 93), замечания на который отклонены в предусмотренном законом порядке, показания свидетеля С. были оглашены в судебном заседании по ходатайству государственного обвинителя при отсутствии возражений сторон в соответствии со ст. 281 УПК РФ.

Изъятие у П. похищенных из квартиры вещей, на что указывается в кассационных жалобах, не является доказательством его вины, поскольку по делу достоверно установлено, что он, С. и осужденные с похищенным сразу после совершенного преступления пришли в его дом. При в ходе выемки П. пояснил, что добровольно выдает вещи, похищенные С. и С.

Отсутствие медицинского образования у осужденных, вопреки доводам кассационных жалоб, не влияет на доказанность совершения ими действий, не требующих специальных знаний.

Каких-либо данных, свидетельствующих о невозможности С. нанести потерпевшим те повреждения, которые были им причинены, в деле не имеется. Кроме того, признавая соответствующий довод кассационной жалобы С. необоснованным, судебная коллегия учитывает, что она последовательно, как на следствии, так и в судебном заседании утверждала, что именно она топором нанесла потерпевшим те повреждения, от которых они скончались.

Факт обнаружения шприца у потерпевших сам по себе не характеризует их с отрицательной стороны и не может быть учтен при оценке действий виновных в их убийстве лиц.

Довод кассационных жалоб об обвинительном уклоне судебного разбирательства опровергается материалами дела. Нарушений судом при рассмотрении дела уголовно-процессуального закона, которые могли бы поставить под сомнение законность и обоснованность приговора, судебная коллегия не находит.

Справедливость назначенного осужденным наказания сомнений у судебной коллегии не вызывает, поскольку его вид и размер определен в соответствии с требованиями закона.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Иркутского областного суда от 04.07.2005 в отношении С. и С. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 февраля 2006 г. N 66-О05-134


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение