Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 9 марта 2006 г. N 67-о05-101 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденного в разбойном нападении в целях завладения чужим имуществом с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в помещение, с причинением тяжкого вреда здоровью подтверждена совокупностью доказательств

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 9 марта 2006 г. N 67-о05-101


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 9 марта 2006 года кассационное представление государственного обвинителя П. на приговор Новосибирского областного суда от 17 октября 2005 года, по которому

Ю., 26 января 1984 года рождения, уроженец пос. Ояш Мошковского района Новосибирской области, ранее не судим

осужден по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ к девяти годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ оправдан.

Постановлено взыскать с Ю. в счет возмещения морального вреда 50000 (пятьдесят тысяч) рублей в пользу Ш.

Ю. признан виновным и осужден за разбойное нападение на Ш., совершенное 30 июня 2005 года в г. Новосибирске в целях завладения чужим имуществом с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в помещение, с причинением тяжкого вреда здоровью.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Р., мнение прокурора М., поддержавшей кассационное представление, по основаниям  в  нем  изложенным  и, просившей судебное решение в отношении Ю. отменить, судебная коллегия установила:

В кассационном представлении поставлен вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство, так как выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; по мнению автора представления, суд пришел к ошибочному выводу о том, что смерть потерпевшего наступила от ударов гвоздодером по голове; в приговоре не приведены показания Ю. о нанесении последним двух ударов ногой лежащему потерпевшему; судом не учтены все обстоятельства, свидетельствующие о наличии у Ю. умысла на убийство потерпевшего.

В возражении адвокат Ю. в интересах осужденного Ю. просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Виновность осужденного Ю. в совершении преступления - в разбойном нападении материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.

Так, в период предварительного расследования и в ходе судебного разбирательства Ю. в категорической форме пояснял о том, что вступил в предварительный сговор со своими знакомыми К. и Ж. на завладение денежными средствами, находящимися в кассе института социальной реабилитации, путем совершения разбойного нападения на вахтера института. В ходе разбойного нападения на вахтера Ш., действуя совместно и согласованно с К. и Ж., в то время как последние нанесли потерпевшему множество ударов руками и гвоздодером по туловищу, он - Ю. удерживал Ш., пресекая попытки того к сопротивлению. Суд обоснованно признал указанные показания Ю. достоверными, поскольку они находят свое подтверждение в материалах дела.

В материалах дела имеется протокол осмотра места происшествия, из которого следует, что 3 июля 2005 года на плинтусе двери под N 6 с надписью "бухгалтерия", расположенных в институте социальной реабилитации имеются механические повреждения, повреждения имеются также возле дверного замка в виде надломов с внешней стороны и на боковой части двери.

Согласно заключения эксперта след орудия взлома, оставленный на деревянном бруске, изъятым с места происшествия, мог быть оставлен гвоздодером, изъятым в ходе осмотра места происшествия и представленным на экспертизу.

По заключению судебно-медицинской экспертизы у потерпевшего Ш. была обнаружена тупая закрытая травма грудной клетки. Указанная травма грудной клетки является опасным для жизни повреждением и по этому признаку расценивается как тяжкий вред здоровью.

Выводы судебно-биологической экспертизы свидетельствуют о том, что кровь, обнаруженная на смыве вещества с пола, на гвоздодере, а также на футболке Ю., по своей групповой принадлежности от потерпевшего Ш. не исключается.

Виновность Ю. в разбойном нападении подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Ю. в разбое, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в помещение, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшему, верно квалифицировав его действия по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ.

Выводы суда о наличии у Ю. предварительного сговора с другими лицами на совершение разбоя надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждается приведенными показаниями Ю. в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, правильно признанными соответствующими действительности, так как соответствуют согласованным и совместным действиям Ю. и других лиц при совершении разбоя.

Доводы кассационного представления на наличие в показаниях Ю. противоречий не влияют на законность и обоснованность приговора Установление причин изменения показаний и оценка измененных показаний подсудимого Ю., на что имеется ссылка в кассационном представлении, входит в компетенцию суда и не может являться основанием к отмене приговора и для признания Ю. виновным в совершении убийства.

В судебном заседании, как и на предварительном следствии Ю. последовательно пояснял, что договоренность у него с К. и Ж. состоялась на совершение разбойного нападения на вахтера, при этом не оговаривалось причинение потерпевшему повреждений, не совместимых с жизнью.

Судом первой инстанции тщательно проверялись показания допрошенных как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании свидетелей, однако как правильно суд указал в приговоре, никто из допрошенных свидетелей не указал на Ю., как на лицо, причастное к совершению убийства.

Изложенные в кассационном представлении доводы о ненадлежащем исследовании всех обстоятельств, свидетельствующих о наличии у Ю. умысла на убийство, тщательно проверены судом первой инстанции и получили соответствующую оценку в приговоре с указанием мотивов их несостоятельности.

Выводы суда по всем этим доводам основаны на конкретных доказательствах по делу, которым дана оценка в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, поэтому у судебной коллегии правильность выводов не вызывает сомнений. Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства.

Наказание назначено Ю. в соответствии с требованиями, ст. 60 УК РФ, соразмерно содеянному им и с учетом всех конкретных обстоятельств дела.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Новосибирского областного суда от 17 октября 2005 года в отношении Ю. оставить без изменения, кассационное представление государственного обвинителя П. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 9 марта 2006 г. N 67-о05-101


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.