Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 февраля 2006 г. N 74-Д05-16 Кассационная жалоба осужденного за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, не подлежит удовлетворению, поскольку приговор вынесен в соответствии с действующим уголовным законодательством, а дело рассмотрено законным составом суда

Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 февраля 2006 г. N 74-Д05-16


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Я. на приговор Алданского районного суда Республики Саха (Якутия) от 28 мая 2003 года которым

Я., родившийся 19 мая 1959 года в с. Армавир Республики Армения, работавший директором ЧП "Тайга", ранее не судимый,

осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ к лишению свободы сроком на 7 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором осужден М.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 24 июля 2003 года приговор оставлен без изменения.

Постановлением президиума Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 10 сентября 2004 года приговор и кассационное определение оставлены без изменения.

В надзорной жалобе Я. поставлен вопрос об отмене приговора и всех последующих судебных решений.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации З., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и последующих судебных решений, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Д., полагавшей приговор и судебные решения оставить без изменения, судебная коллегия установила:

Я. признан виновным и осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшему Г., что повлекло по неосторожности смерть потерпевшего.

Судом установлено, что 24 января 2002 года, находясь в состоянии алкогольного опьянения в баре ресторана "Алдан" в г. Алдане, Я. на почве ссоры вместе с М. нанесли удары кулаками и ногами в область головы и туловища Г., причинив тяжкий вред здоровью, опасный для жизни. От полученных телесных повреждений Г. скончался.

В надзорной жалобе осужденный Я. просит об отмене приговора и последующих судебных решений. Он указывает, что приговор вынесен незаконным составом суда, поскольку в него входили народные заседатели, полномочия которых на момент рассмотрения дела в суде были прекращены Федеральными законами. Осужденный указывает, что дело могло быть рассмотрено судьей единолично или в составе трех профессиональных судей по его ходатайству; ходатайство о коллегиальном составе он подавал; правом отвода народных заседателей не смог воспользоваться, поскольку, как он полагает, был введен в заблуждение судом, адвокатом и переводчиком, которые разъяснили ему (Я.), что уголовное дело рассматривается коллегиальным составом суда, и что народные заседатели наделены полномочиями судей. Кроме того, осужденный в жалобе указывает, что не причастен к смерти потерпевшего; приговор суда основан на недопустимых доказательствах; судом надзорной инстанции его жалоба рассмотрена необъективно и с обвинительным уклоном; суд не уведомил его защитника адвоката Р. о времени рассмотрения дела в суде надзорной инстанции, тем самым нарушив его (Я.) право на защиту; в суде первой инстанции дело было рассмотрено необъективно и предвзято из-за родственных связей между потерпевшим, секретарем суда и судьей, что является основанием для отвода.

Проверив материалы дела и обсудив доводы надзорной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора суда и последующих судебных решений.

Вывод суда о виновности Я. в совершении преступления основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, оценка которым дана в приговоре.

Все доказательства, на которые суд сослался в приговоре, являются допустимыми, поскольку получены в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Доводы жалобы Я. о непричастности к смерти потерпевшего Гайнутдинова были тщательно проверены судом первой а также судом кассационной инстанций и обоснованно отвергнуты.

Доводы надзорной жалобы Я. о том, что при рассмотрении дела в суде надзорной инстанции было нарушено его право на защиту, поскольку, якобы, его защитник адвокат Р. не был извещен о месте и времени рассмотрения дела, не основаны на материалах дела.

Как видно из имеющейся в деле копии письма от 24.08.2004 г. за исх. N 44-у-104, адвокат Р. Верховным судом Республики Саха (Якутия) был уведомлен о том, что дело в отношении Я. будет рассматриваться в здании суда 10 сентября 2004 года (т. 3 л.д. 196).

Сам осужденный Я. не ходатайствовал об участии адвоката в суде надзорной инстанции.

Осужденный Я. лично участвовал в судебном заседании президиума Верховного суда Республики Саха (Якутия) и довел свою позицию до суда надзорной инстанции.

При таких обстоятельствах право на защиту Я. нарушено не было.

Доводы жалобы осужденного о том, что приговор постановлен незаконным составом суда, поскольку народные заседатели прекратили свои полномочия в связи с принятием Федеральных законов, на которые ссылается осужденный в своей жалобе, не основаны на законе.

В соответствии с требованиями ст. 7 Федерального закона "О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" от 18 декабря 2001 года с учетом изменений, внесенных Федеральным законом от 29 мая 2002 года "до 1 января 2004 года уголовные дела о тяжких и особо тяжких преступлениях рассматриваются судьей федерального суда общей юрисдикции единолично, а при наличии ходатайства обвиняемого, заявленного до назначения судебного заседания, - коллегией в составе судьи и двух народных заседателей".

Из материалов дела видно, что судья вынес постановление о назначении дела к слушанию в коллегиальном составе (судьи и двух народных заседателей) в апреле 2003 года и приговор в этом составе судей был постановлен в мае 2003 года.

Таким образом, на момент рассмотрения уголовного дела в отношении Я. полномочия народных заседателей сохранялись и дело было рассмотрено законным составом суда.

Содержащаяся в постановлении о возбуждении надзорного производства ссылка на то, что дело не могло быть рассмотрено коллегиально в связи с отсутствием ходатайства осужденных о коллегиальном рассмотрении дела, неосновательна.

По смыслу указанной выше нормы Федерального закона, право на рассмотрение уголовных дел о тяжких и особо тяжких преступлениях коллегиальным составом суда (судьи и двух народных заседателей) связано с волеизъявлением обвиняемого лица.

Как следует из протокола судебного заседания, 20 мая 2003 года Я. в подготовительной части судебного заседания был объявлен состав суда и разъяснены права подсудимого. Он согласился с тем, что дело будет рассмотрено коллегиальным составом суда и отводов составу суда или кому-либо из судей не заявил.

Кроме того, как следует из надзорной жалобы осужденного Я., он желал, чтобы уголовное дело рассматривалось коллегиальным составом суда. В настоящее время он считает, что дело было рассмотрено незаконным составом суда лишь потому, что народные заседатели, по его мнению, не имели в тот период полномочий участвовать в качестве судей.

Однако, с учетом изложенных положений Федерального закона, такое мнение осужденного является ошибочным.

Доводы осужденного о том, что он был введен в заблуждение относительно состава суда, ни на чем не основаны. Более того, как следует из надзорной жалобы осужденного, ему было разъяснено, что дело рассматривается составом суда, в который входят народные заседатели, наделенные полномочиями судей.

Доводы жалобы осужденного о том, что секретарь суда и судья состоят в родственных отношениях с потерпевшим, ничем не подтверждены. Как следует из протокола судебного заседания, никто из участников судебного разбирательства (в том числе и Я.) об этом в судебном заседании не сообщали, и ходатайств об отводе судьи или секретаря судебного заседания не заявляли.

Ссылка в постановлении о возбуждении надзорного производства о недопустимости участия в заседании президиума судьи, возбудившего надзорное производство, не основана на законе, поскольку данное обстоятельство в соответствии со ст.ст. 61, 63 УПК РФ не исключает участие такого судьи в составе суд надзорной инстанции при рассмотрении уголовного дела.

Нарушений уголовно-процессуального закона судами первой, кассационной и надзорной инстанций допущено не было.

Юридическая оценка действиям Я. по ст. 111 ч. 4 УК РФ судом дана правильно.

Наказание осужденному Я. назначено судом справедливое и в соответствии с требованиями уголовного закона.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407 и 408 УПК РФ, судебная коллегия определила:

надзорную жалобу осужденного Я. оставить без удовлетворения.

Приговор Алданского районного суда Республики Саха (Якутия) от 28 мая 2003 года, определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 24 июля 2003 года и постановлением президиума Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 10 сентября 2004 года в отношении Я. оставить без изменения.



Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 февраля 2006 г. N 74-Д05-16


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.