Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 марта 2006 г. N 74-О05-59СП Суд, направляя дело на новое рассмотрение, указал, что вопросы, сформулированные в вопросном листе присяжных заседателей, являются взаимоисключающими и противоречивыми, что является нарушением действующего уголовно-процессуального законодательства

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 марта 2006 г. N 74-О05-59СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 1 марта 2006 г. кассационные жалобы осужденного Б. и адвоката О. на приговор Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 26 сентября 2005 года, которым

Б, 1 ноября 1977 года рождения, уроженец села Хоро Верхневилюйского района Якутской АССР, несудимый,

осужден по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 12 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Он же оправдан по п.п. "а, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ за непричастностью к совершению данного преступления. С Б. в пользу Ч. взыскано 82619 рублей в счет возмещения материального ущерба и 100 тысяч рублей в счет компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Б., выступление прокурора Ф., полагавшего приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия установила:

согласно приговору, основанному на вердикте коллегии присяжных заседателей, Б. осужден за убийство Ч., совершенное с особой жестокостью.

Преступление совершено 14 июня 2003 года в микрорайоне Борисовка-2 г. Якутска при указанных в приговоре обстоятельствах.

Органами предварительного следствия Б. обвиняется в совершении кражи группой лиц по предварительному сговору.

На основании оправдательного вердикта по данному эпизоду обвинения суд оправдал Б. по п.п. "а, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ за непричастностью к совершению преступления.

В кассационной жалобе осужденный Б. просит отменить обвинительный приговор и дело в этой части направить на новое судебное разбирательство.

Не соглашаясь с осуждением его по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ, в обоснование своей просьбы в жалобе осужденный ссылается на то, что:

- в нарушение принципа состязательности председательствующий необоснованно отказал ему и его защитнику в удовлетворении ходатайства о просмотре (не указано, в присутствии присяжных заседателей или в их отсутствие) четырех порножурналов и одной видеокассеты с порнофильмом, чем не дал возможность ему и защитнику высказать свою позицию;

- приговор не основан на вердикте.

В приговоре указано, что "руки и ноги были связаны галстуком, после чего были нанесены порезы и проникающие раны". Однако присяжные заседатели дали отрицательный ответ на седьмой вопрос;

- на разрешение присяжных заседателей был поставлен юридический вопрос о доказанности в его действиях особой жестокости;

- эксперт А., отвечая на вопросы (не указано, где и что это за эксперт), является некомпетентным лицом, и он, эксперт, вышел за рамки проведенных им экспертиз;

- перед присяжными заседателями не был поставлен вопрос о доказанности мотива содеянного.

В первом вопросе речь идет о доказанности причинения потерпевшему телесных повреждений "на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений из-за того, что потерпевший Ч. стал склонять его к гомосексуальной связи".

Не поставив такой вопрос, председательствующий вопреки требованиям ст. 334 УПК РФ необоснованно признал установленным мотив убийства;

- председательствующий необоснованно делал ему замечания в присутствии присяжных заседателей, ему и его защитнику отказывал "во всем", а прокурору и представителю потерпевшего позволял делать все;

- суд незаконно не признал в качестве смягчающего наказание обстоятельства явку с повинной, несмотря на то, что он добровольно явился в милицию.

В кассационной жалобе адвокат О. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство.

В обоснование своей просьбы защитник сослался на доводы, аналогичные тем, которые в кассационной жалобе указал осужденный.

Кроме того, в жалобе защитник сослался на то, что, несмотря на необнаружение орудий преступления - ножа и галстуков - и отсутствие на руках и ногах потерпевшего следов связывания, в приговоре суд необоснованно признал установленным, что Б., связав руки и ноги Ч., нанес потерпевшему ножом не менее трех колюще-режущих ударов и не менее 36 режущих ран.

В возражениях на кассационные жалобы осужденного и его защитника государственный обвинитель У. и представитель потерпевшего Ч. - адвокат К., - не соглашаясь с доводами авторов кассационных жалоб, просят оставить приговор без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, а также возражений на них, судебная коллегия считает необходимым отменить обвинительный приговор в отношении Б. ввиду нарушений уголовно-процессуального закона и дело в этой части направить на новое судебное разбирательство по следующим основаниям.

Согласно требованиям ч. 1 ст. 381 УПК РФ "Основаниями отмены или изменения судебного решения судом кассационной инстанции являются такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных настоящим Кодексом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора".

Из положений ст. 379 УПК РФ вытекает, что обвинительный приговор, постановленный на основании обвинительного вердикта коллегии присяжных заседателей, может быть отменен, в том числе и ввиду нарушений уголовно-процессуального закона.

В ходе судебного разбирательства были допущены нарушения уголовно-процессуального закона, свидетельствующие о несоблюдении процедуры судопроизводства, которые повлияли на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

Эти нарушения закона выразились в следующем.

Органами предварительного следствия, как следует из обвинительного заключения, Бабаранов обвиняется в том, что он "после совместного распития спиртных напитков с Ч. и И. в ходе ссоры с Ч., возникшей внезапно на почве личных неприязненных отношений из-за того, что Ч. начал склонять его к гомосексуальной связи", руками и ногами нанес удары по телу потерпевшего, причинив тому закрытую черепно-мозговую травму.

Затем Б., связав галстуками руки и ноги потерпевшего, нанес последнему множественные удары ножом, в результате чего от полученных телесных повреждений потерпевший скончался.

На 3 основных вопроса по данному обвинению Бабаранова присяжные заседатели дали утвердительный ответ.

Из основных вопросов, как следует из вопросного листа, усматривается, что председательствующий не указал в них обстоятельства, свидетельствующие о мотиве содеянного.

Мотив совершения действий Б. - это фактические обстоятельства, которые необходимо указывать в основных вопросах, что вытекает из положений ч. 1 ст. 339 УПК РФ.

Несмотря на это, председательствующий изложил мотив, которым руководствовался Б. при совершении действий в отношении потерпевшего, в отдельном 5-м вопросе.

В нем идет речь о доказанности причинения Б. телесных повреждений потерпевшему "на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений из-за того, что Ч. начал склонять его к гомосексуальной связи".

Присяжные заседатели на этот вопрос дали отрицательный ответ, исключив тем самым мотив, которым руководствовался Б. при совершении действий в отношении потерпевшего.

Других вопросов, в которых идет речь о мотиве совершения действий, председательствующий на разрешение присяжных заседателей не ставил.

При таких фактических обстоятельствах дела, признанных установленными коллегией присяжных заседателей, суд необоснованно указал, что "Б. причинил смерть потерпевшему в состоянии алкогольного опьянения и возникшей ссоры в ходе распития спиртных напитков".

Вопрос о доказанности таких фактических обстоятельств на разрешение присяжных заседателей не ставился.

Нарушая положения ст. 334 ч. 1 УПК РФ, где указано, что только присяжные заседатели разрешают вопросы, предусмотренные п.п. 1, 2 и 4 ч. 1 ст. 299 УПК РФ, председательствующий незаконно (это не в его компетенции) признал установленным указанный выше мотив, которым руководствовался Б. при совершении действий в отношении потерпевшего.

Постановленный вердикт является неясным и противоречивым.

Несмотря на это, в нарушение ч. 2 ст. 345 УПК РФ председательствующий не указал на неясность и противоречивость вердикта и не предложил присяжным заседателям возвратиться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист.

Неясность и противоречивость вердикта выражается в следующем.

В первом основном вопросе, где речь идет о доказанности события, указано, что после причинения потерпевшему закрытой черепно-мозговой травмы, руки и ноги Ч. были связаны галстуком.

На этот вопрос присяжные заседатели дали утвердительный ответ. В седьмом вопросе речь идет о доказанности того, что Б. причинил Ч. проникающие ранения и порезы после того, как связал тому руки и ноги (даже не указано, каким предметом).

На этот вопрос присяжные заседатели дали отрицательный ответ.

Несмотря на это, в приговоре суд указал, что присяжные заседатели признали доказанным факт связывания Б. Ч. по рукам и ногам галстуками (хотя в вердикте речь идет о галстуке - в единственном числе).

Неясными являются и результаты голосования на 5-й вопрос, где речь идет о доказанности мотива, которым руководствовался Б. при совершении действий в отношении потерпевшего.

Присяжные заседатели дали отрицательный ответ на этот вопрос.

Результаты голосования распределились следующим образом: "За" - 4, "Против" - 8.

Непонятно, за что проголосовали 4 человека: то ли за то, что доказаны обстоятельства, указанные в 5-м вопросе, то ли они голосовали за отрицательный ответ на 5-й вопрос.

Аналогичная ситуация складывается и в отношении остальных восьми присяжных заседателей.

Отсутствие пояснительной надписи в результатах голосования привело к тому, что невозможно понять, сколько присяжных заседателей и за какой ответ они проголосовали.

В нарушение ч. 5 ст. 339 УПК РФ председательствующий отдельно поставил вопрос, требующий юридической оценки присяжными заседателями действий подсудимого Б.

В восьмом вопросе речь идет о доказанности того, что Б. причинил потерпевшему телесные повреждения способом, который "связан с причинением потерпевшему Ч. особых страданий".

Присяжные заседатели дали утвердительный ответ на этот вопрос.

Давая юридическую оценку действий подсудимого и квалифицируя действия Б. по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ, в приговоре суд сослался на обстоятельства, признанные установленными присяжными заседателями, которые изложены в восьмом вопросе.

Сформулированные вопросы не соответствуют требованиям ст.ст. 338 и 339 УПК РФ.

В вопросном листе указаны взаимоисключающие и противоречивые вопросы.

В 1, 2 и 3 основных вопросах речь идет о доказанности вины Б. в совершении действий в отношении потерпевшего по версии обвинения.

На эти вопросы присяжные заседатели дали утвердительные ответы.

На разрешение присяжных заседателей отдельно был поставлен шестой вопрос, который сформулирован следующим образом: "Доказано ли, если дан утвердительный ответ на вопрос 3, что потерпевший Ч. телесные повреждения, описанные в вопросе 1, мог получить в ходе борьбы за нож, перекатываясь по полу?".

Сформулированный вопрос изначально противоречит 1-3 основным вопросам, в которых изложены совсем другие фактические обстоятельства, и их никак нельзя увязывать с теми обстоятельствами, которые изложены в шестом вопросе.

Сформулированный шестой вопрос требует от присяжных заседателей ответа в вероятностной форме, что является грубым нарушением закона.

Непонятно, для чего на разрешение присяжных заседателей был поставлен 10-й вопрос.

В этом вопросе идет речь о доказанности причинения Б. потерпевшему ранения сердца в результате удара с расстояния вытянутой руки.

На этот вопрос присяжные заседатели дали утвердительный ответ.

В приговоре суд это обстоятельство никак не отразил.

Данное обстоятельство не вытекает из обвинительного заключения.

Невозможно понять, для чего был сформулирован этот вопрос и, исходя из чьей озвученной в суде позиции.

В ходе нового судебного разбирательства необходимо устранить указанные выше нарушения закона и, обсудив остальные доводы кассационных жалоб, принять по делу законное, обоснованное и справедливое решение.

Б. предъявлено обвинение в совершении особо тяжкого преступления.

Поэтому и, исходя из требований ст.ст. 97-99 и 108 УПК РФ, судебная коллегия считает необходимым Б. оставить меру пресечения в виде заключения под стражу.

Поводов и оснований для отмены оправдательного приговора, которые указаны в ч. 2 ст. 385 УПК РФ, по данному делу нет. Поэтому оправдательный приговор в отношении Б. необходимо оставить без изменения.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 26 сентября 2005 года в отношении Б. в части осуждения по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ отменить и дело в этой части направить на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд, но в ином составе судей.

Оправдательный приговор в отношении Б. оставить без изменения.

Б. оставить меру пресечения в виде заключения под стражу.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 марта 2006 г. N 74-О05-59СП


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.