Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 января 2006 г. N 8-О05-38 Приговор в части осуждения за разбойное нападение и убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное разбирательство, поскольку суд в нарушение требований уголовно-процессуального законодательства сослался на доказательства, не исследованные непосредственно в судебном заседании, а также вышел за пределы предъявленного осужденным обвинения, ухудшив их положение

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 января 2006 г. N 8-О05-38


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела в судебном заседании от 19 января 2006 года кассационные жалобы осужденных Г., С., Г., адвокатов К., Ч., П., С., представление заместителя прокурора Ярославской области П. на приговор Ярославского областного суда от 21 сентября 2005 года, которым С., 1967 года рождения, судим:

24 августа 1990 года по ст. 93.1, 144 ч. 3,  17# ч. 3 ст. 144 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы;

6 декабря 1990 года по ст. 146 ч. 2 п.п. "а, б, е" УК РСФСР и в соответствии со ст. 40 УК РСФСР - к 10 годам 6 месяцам лишения свободы; 21 июня 2000 года освобожден по акту амнистии,

осужден:

по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 14 годам лишения свободы,

по ст. 162 ч. 4 п.п. "а, в" УК РФ к 10 годам лишения свободы без штрафа,

по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ к 16 годам лишения свободы и

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений - к 23 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Г., 1980 года рождения, судим:

25 октября 2004 года по ст. 158 ч. 3, 161 ч. 2 п.п. "а, г", 161 ч. 2 п.п. "а, в, г" УК РФ к 4 годам лишения свободы условно,

осужден:

по ст. 162 ч. 4 п.п. "а, в" УК РФ к 9 годам лишения свободы без штрафа,

по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ к 14 годам лишения свободы,

на основании  ст. 69  ч. 3 УК РФ по совокупности совершенных преступлений определено  17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено исполнять самостоятельно приговор от 25 октября 2004 года.

Г., 1972 года рождения,

осужден:

по ст. 162 ч. 4 п.п. "а, в" УК РФ к 9 годам лишения свободы без штрафа,

по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ к 14 годам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ - к 18 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Взыскано с Г., С. и Г. по 50846 рублей 50 копеек в возмещение материального ущерба и по 50000 рублей с каждого в возмещение компенсации морального вреда в пользу Б.

Заслушав доклад судьи П., мнение прокурора П., поддержавшей доводы кассационного представления и полагавшей приговор в отношении осужденных по эпизоду разбойного нападения и убийства К. отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение, а приговор в отношении С. по эпизоду убийства О. оставить без изменения, объяснения адвокатов Ч. и П., поддержавших доводы кассационных жалоб, судебная коллегия установила:

в кассационном представлении указано об отмене приговора в отношении Г. и С. в части осуждения их за разбойное нападение и умышленное убийство К. за несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам и нарушением уголовно-процессуального закона.

Доводы кассационного представления обоснованы тем, что предварительным следствием нанесение К. 10 ударов руками по голове и "разным" частям тела вменялось только Г., С. это обвинение не вменялось. Суд же, выйдя за пределы предъявленного обвинения, признал С. виновным в нанесении указанного количества ударов К.

В представлении также указано, что суд должен был взыскать в возмещение материального ущерба и морального вреда с осужденных в солидарном порядке, а не в долевом.

В кассационных жалобах осужденный С. ставит вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на то, что суд необоснованно отклонил его ходатайство об отводе судьи З., поскольку постановление указанного судьи о возвращении дела прокурору было отменено, а также необоснованно отклонил ходатайство и об отводе адвоката.

Отрицая причастность к убийству О., С. указывает, что судом неправильно указано время события. Утверждает, что он не мог находиться на месте преступления, так как ему в это время оказывалась медицинская помощь в больнице.

Считая необоснованным осуждение за разбойное нападение и убийство К., утверждает, что никогда не находился в квартире потерпевшего.

Показания Г. о его причастности к преступлению в отношении К. считает неправильными, полагая, что последние договорились оговорить его с тем, чтобы избежать ответственности.

Просит считать неправдивыми показания свидетеля Ш. ввиду противоречивости их.

Адвокат К. ставит вопрос об отмене приговора в отношении С. и прекращении уголовного дела, обосновывая свои доводы тем, что вывод суда противоречит фактическим обстоятельствам и показаниям свидетелей, которые подтверждали факт отсутствия С. в момент избиения О.

Показания свидетеля Д. адвокат считает оговором ее подзащитного на почве личных неприязненных отношений.

Адвокат также указывает о наличии у С. алиби, так как он находился в травмпункте и не мог быть рядом с потерпевшим.

Как указывает адвокат, организованной группы С. с Г. не было, поскольку они были знакомы около 2 месяцев, умысел на хищение возник в день совершения преступления, ранее они никаких совместных противоправных действий не совершали.

В жалобе указано, что Г. ранее давали показания о непричастности С. к преступлению, однако должной правовой оценки этим показаниям не дано.

Показания Ш., по мнению адвоката, которая является сожительницей Г., нельзя было признать доказательством ввиду заинтересованности этого свидетеля.

Осужденный Г. просит об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

Утверждает о том, что не состоял в организованной группе.

Действия С. в отношении К. для него, Г., явились неожиданными. Он в это время находился на кухне и ему не было известно, что делал С.

Указывает, что С. предложил забрать вещи потерпевшего после убийства, а до этого такого намерения не было.

Указывает о том, что ему угрожали, оказывая тем самым на него давление.

Утверждает, что смерть потерпевшего наступила от действий С.

Считает, что в его действиях имеется лишь грабеж.

Как считает осужденный, судом нарушено его право на защиту.

Указывает, что его ходатайство об отложении слушания дела в виду отсутствия адвоката П. не было удовлетворено.

Обращает внимание на то, что суд, хотя и сослался на смягчающие обстоятельства, однако реально не учел их при назначении наказания.

Адвокат Ч. ставит вопрос об изменении приговора в отношении Г.

Просит переквалифицировать действия его подзащитного со ст. 162 ч. 4 п.п. "а, в" УК РФ на ст. 161 ч. 2 п.п. "а, в, г, д" УК РФ и снизить назначенное Г. наказание, а в части осуждения по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ приговор отменить и дело в отношении Г. прекратить, ссылаясь на то, что С. удушил потерпевшего один, Г. же находились на кухне, о действиях С. не знали и не принимали участия в причинении К. тяжких телесных повреждений, суд же в этой части вышел за пределы предъявленного обвинения.

По мнению адвоката в деле не имеется доказательств в подтверждение вывода суда о наличии между осужденными организованной группы.

Адвокат П. ставит вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на нарушение судом требований ст. 252 УПК РФ, повлекшее ухудшение положения Г., выразившееся в том, что суд признал ее подзащитного виновным в причинении К. тяжкого вреда здоровью, в то время как органами следствия эти обстоятельства в вину осужденного не вменялись.

Адвокат указывает на отсутствие в приговоре мотивировки выводов суда о наличии организованной группы между осужденными. Обращает внимание на противоречивость выводов суда, поскольку суд в начале указал о нападении на К. с целью завладения имуществом, а затем указал о совершении убийства в связи с тем, что потерпевший мог их узнать, то есть судом указаны разные мотивы совершения преступления.

Как считает адвокат, в действиях Г. имеется состав грабежа и потому ставится вопрос о квалификации действий Г. по ст. 161 ч. 2 п.п. "а, в, г, д" УК РФ.

Адвокат также указывает о нарушении судом права на защиту Г., выразившегося в том, что ею было заявлено ходатайство об отложении рассмотрения дела ввиду невозможности участвовать в судебном заседании.

Однако суд это ходатайство не обсудил. Судебные заседания 7, 9, 13 сентября 2005 года были проведены без ее участия, а в приговоре указано о рассмотрении дела с ее участием.

Также указывается, что суд необоснованно отказал Г. в удовлетворении ходатайства об отложении рассмотрения дела в связи с невозможностью участия адвоката П., исходя из того, что подсудимому достаточно одного из двух адвокатов, осуществляющих его защиту.

Ссылаясь на нарушение судом требований ст. 240 УПК РФ, адвокат указывает, что в судебном заседании не исследовались показания Г. при допросе его в качестве обвиняемого и не исследовалась видеозапись к протоколу проверки показаний Г. на месте происшествия, а в приговоре имеется ссылка на указанные доказательства.

По мнению адвоката, приговор в отношении осужденного несправедлив и по мере наказания.

Осужденный Г. ставит вопрос об отмене приговора, считает, что не было организованной группы.

Утверждает, что убийство совершено одним С.

По мнению осужденного, суд необосновано положил в обоснование приговора его показания, от которых он отказался, так как был допрошен без участия адвоката.

Адвокат С. просит приговор в части осуждения Г. по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ отменить и дело производством прекратить.

Переквалифицировать действия его подзащитного на ст. 161 ч. 2 п.п. "а, в, г, д" УК РФ, обосновывая свои доводы тем, что приговор основан на недопустимых доказательствах; явка с повинной не была добровольной.

Считает, что в деле не имеется доказательств в подтверждение вывода суда о наличии организованной группы.

Умыслом Г. не охватывалось убийство потерпевшего К.

Полагает, что братья Г. были использованы С. "в слепую".

 Обращает внимание на зависимость его подзащитного от С.

Проверив материалы дела, судебная коллегия находит приговор в части осуждения С. по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ по эпизоду убийства О. законным и обоснованным.

Вина С. в указанном преступлении подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств, анализ и оценка которых приведены в приговоре.

Выводы суда о доказанности вины С. и юридическая квалификация его действий являются правильными.

В судебном заседании проверялись доводы С. о непричастности его к убийству О., об отсутствии доказательств содеянного, об оговоре его Д. и неопознании его свидетелем Е., но они не нашли своего подтверждения и мотивированно опровергнуты в приговоре.

Доводы кассационных жалоб осужденного и адвоката К. о непричастности С. к убийству О. и о наличии у него алиби на момент убийства потерпевшего судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку они не основаны на материалах дела и опровергаются приведенными в приговоре доказательствами.

Так, из исследованных в судебном заседании показаний свидетеля Н. (не допрошена в связи со смертью) следует, что 17 ноября 2002 года она видела избиение О. на лестничной площадке С. и другим лицом.

Свидетель Д. также подтвердила, что С., возвратившись из травмпункта, вместе с другим лицом избили О. на лестничной площадке.

Из показаний Д. видно, что она в ходе следствия скрывала обстоятельства причастности С. к убийству, поскольку сожительствовала с ним и боялась его.

Данных о возможном оговоре С. с Д. в материалах дела не имеется.

Заключением судебно-медицинского эксперта установлено, что смерть О. наступила от сочетанной травмы головы, груди и живота.

Согласно протоколу осмотра места происшествия в подъезде были обнаружены и изъяты соскобы вещества бурого цвета.

В соответствии с заключением судебно-биологической экспертизы в соскобах, изъятых с места происшествия, обнаружена кровь, происхождение которой не исключается от потерпевшего О.

При таких обстоятельствах оснований к отмене приговора, как об этом поставлен вопрос в кассационных жалобах в отношении содеянного по эпизоду с О., нельзя согласиться и с доводами осужденного о необоснованном оставлении без удовлетворения его ходатайства об отводе судьи - председательствующего по делу, поскольку отмена постановления этого судьи о возвращении дела прокурору по итогам предварительного слушания, не является основанием к отводу судьи.

Как видно из материалов дела, на предварительном следствии адвокат Ш. был отстранен от защиты С. в связи с тем, что Ш., ранее являясь работником прокуратуры, проводил определенные процессуальные действия в отношении лица, уголовное дело которого объединено с данным уголовным делом и касается обстоятельств содеянного, инкриминируемого С.

Что же касается осуждения С., Г. и Г. по ст. 162 ч. 4 п.п. "а, в", 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ, то приговор в этой части подлежит отмене за нарушением требований уголовно-процессуального закона, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

В соответствии со ст. 50 ч. 1 УПК РФ подозреваемый, обвиняемый вправе пригласить несколько защитников.

Как видно из материалов дела с момента предъявления Г. обвинения его защиту осуществляли адвокаты Ч. и П. по соглашению.

В стадии судебного разбирательства с 16 по 24 августа 2005 года принимали участие оба указанные адвокаты.

  24 августа 2005 года адвокатом П. было заявлено ходатайство об отложении рассмотрения дела до 17 сентября 2005 года ввиду невозможности участия в судебном заседании.

Судом были приняты письменные ходатайство (6 т. л.д. 134) и устное ходатайства, занесенные в протокол судебного заседания (6 т. л.д. 192).

Однако, без учета мнения подсудимого Г., отказавшегося от замены адвоката П. на другого адвоката (6 т. л.д. 193) и вопреки требованиям ст. 122 УПК РФ ходатайство адвоката об отложении дела не было обсуждено с участниками процесса и не было разрешено и как видно из протокола судебного заседания, с 6 сентября 2005 года и до конца судебного заседания адвокат П. не участвовала в судебном заседании. Суд же в приговоре указал о рассмотрении дела с участием этого адвоката.

Как на доказательство вины осужденных Г. суд в приговоре сослался на показания Г., допрошенного в качестве# на л.л. 253-259 т. 3 и на показания Г. с применением видеозаписи при допросе его в качестве обвиняемого л.д. 166-175 т. 3.

Между тем, в протоколе судебного заседания отсутствуют данные об оглашении показаний Г. на л.д. 253-259 т. 3 и данные об исследовании в судебном заседании видеозаписи к протоколу допроса Г.

Следовательно, в нарушение требований ст. 240 УПК РФ, суд в приговоре сослался на доказательства, не исследованные непосредственно в судебном заседании.

Признавая осужденных виновными в разбойном нападении и убийстве К., совершенных по предварительному сговору в составе организованной группы, суд в нарушение требований ст. 307 УПК РФ, описывая обстоятельства содеянного в приговоре виновными, не привел обстоятельства относительно возникновения организованной группы.

В нарушение требований ст. 252 УПК РФ суд вышел за пределы предъявленного осужденным обвинения, ухудшив их положение.

Так, органами предварительного расследования в вину Г. и Г. вменялось нанесение К. 10 ударов руками по голове и другим частям тела, а С. вменялось убийство К. путем удушения электрошнуром (5 т. л.д. 398, 408-409, 416-417).

Однако, из обстоятельств, установленных судом, как они изложены в приговоре, следует, что суд признал С. виновным в нанесении вместе с Г. 10 ударов руками потерпевшему, а Г. признал виновными в удушении вместе С. потерпевшего электрошнуром.

Таким образом, допущенные судом нарушения уголовно-процессуального закона могли повлиять на обоснованность приговора, они являются существенными и в силу ст. 381 УПК РФ являются основанием к отмене приговора.

При новом рассмотрении дела необходимо полно, всесторонне и объективно исследовать все обстоятельства и в зависимости от установленного принять правильное решение.

Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Ярославского областного суда от 21 сентября 2005 года в отношении С. части осуждения его по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ (за убийство О.) оставить без изменения, считая С. осужденным к 14 годам лишения свободы.

Тот же приговор в отношении С., Г. и Г. в части осуждения по ст. 162 ч. 4 п.п. "а, в", 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ (по эпизоду разбойного нападения и убийства К.) отменить и дело направить на новое судебное разбирательство со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе судей.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 января 2006 г. N 8-О05-38


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение