Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 декабря 2005 г. N 82-О05-31 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в мошенничестве подтверждена совокупностью доказательств

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 декабря 2005 г. N 82-О05-31


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела в судебном заседании от 23 декабря 2005 г. дело по кассационному представлению государственного обвинителя Л., кассационным жалобам осужденных Д., Г., Б., И., адвокатов Ф., Т., Ш., Г., П., М., Д., потерпевших Ч., З., Н., К. на приговор Курганского областного суда от 20 июля 2005 года, которым Д., 24 августа 1974 г. рождения, уроженка г. Октябрьский Республики Башкортостан, несудимая, -

осуждена по ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ (в ред. закона от 13.06.1996 г.) к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По ст. 210 ч.ч. 1, 2 УК РФ Д. оправданна непричастностью к совершению преступления.

Г., 17 декабря 1962 года рождения, уроженец пос. Кира Алатырского района Чувашской Республики, несудимый, -

осужден по ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ (в ред. закона от 13.06.1996 г.) к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По ст. 210 ч. 2 УК РФ Г. оправдан за непричастностью к совершению преступления.

И., 5 сентября 1961 г. рождения, уроженка с. Дубровное Лебяжьевского района Курганской области, несудимая,-

осуждена по ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ (в ред. закона от 13.06.1996 г.) к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По ст. 210 ч. 2 УК РФ И. оправдана за непричастностью к совершению преступления.

Ю., 29 июля 1980 г. рождения, уроженец с. Чапаевка Пресновского района Северо-Казахстанской области, несудимый -

осужден по ст. 159 ч. 3 п.п. "а" УК РФ (в ред. закона от 13.06.1996 г.) к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима. По ст. 210 ч. 2 УК РФ Ю. оправдан за непричастностью к совершению преступления.

Б., 1 сентября 1965 г. рождения, уроженка с. Кислянское Юргамышского района Курганской области, несудимая, -

осуждена по ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ (в ред. закона от 13.06.1996 г.) к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По ст. 210 ч. 2 УК РФ Б. оправдана   за непричастностью к совершению преступления.

Ч., 28 ноября 1974 г. рождения, уроженка г. Кургана, несудимая, -

осуждена по ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ (в ред. закона от 13.06.1996 г.) с применением ст. 64 УК РФ к 4 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По ст. 210 ч. 2 УК РФ Ч. оправдана за непричастностью к совершению преступления.

Приговором разрешены гражданские иски.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ М., выступления осужденных Д. и Г., поддержавших доводы жалоб, прокурора Ш., полагавшей приговор оставить без изменения, кассационное представление прокурора не поддержано, судебная коллегия установила:

Д., Г., И., Ю., Б., Ч. осуждены за мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, с причинением значительного ущерба потерпевшим, организованной группой.

Преступления совершены в 2001-2002 г.г. в г. Кургане при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора.

В судебном заседании Д., Г., И., Ю., Б., Ч. свою вину признали частично.

В кассационном представлении государственный обвинитель Л. просит приговор в отношении Д., Г., И., Ю., Б., Ч. отменить ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, несправедливостью назначенного наказания, дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе судей.

Прокурор полагает, что по ст. 210 ч.ч. 1, 2 УК РФ осужденные оправданы необоснованно, поскольку, как установлено судом, именно Д. набирала на работу менеджеров-консультантов, вовлекала их в члены преступного сообщества, организовывала учебные занятия, выплачивала зарплату, взимала штрафы, то есть организовала преступное сообщество и руководила им.

В представлении указывается, что о наличии преступного сообщества свидетельствует высокая степень сплоченности его членов, устойчивость, иерархическая подчиненность, длительное время существования, детальная разработка, планирование преступной деятельности. По мнению прокурора, суд не в полной мере учел повышенную опасность содеянного осужденными и назначил им чрезмерно мягкое наказание.

Д. в кассационной жалобе просит приговор изменить, признать исключительными обстоятельствами наличие у осужденной малолетнего ребенка, хроническое заболевание, проведенную операцию, частичное признание вины, положительные характеристики, первую судимость, применить ст. 64 УК РФ и назначить наказание ниже нижнего предела, предусмотренного санкцией закона.

Осужденная просит исключить из приговора указание об обращении взыскания на трехкомнатную квартиру по адресу г. Октябрьский, 35-й микрорайон 34-24, Республика Башкортостан, утверждая, что данная квартира ей не принадлежит.

Квалификации содеянного Д. не оспаривает, утверждая, вместе с тем, что выдвинутый ею довод о "бескорыстном" участии в ООО "Олимп" подтвержден материалами дела, из которых следует, что руководство "Олимпом" осуществлял Г., который и забирал вступительные взносы новых членов объединения. Как в последующем распределялись эти суммы осужденной не было известно.

В последующем Д. получала деньги от Г. и передавала их менеджерам в суммах в зависимости от количества вновь вовлеченных партнеров.

Осужденная считает, что доказательств ее руководящего положения не представлено, сама она читала лекции, ко времени приезда в г. Курган объединение "Олимп" уже действовало. Вину по ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ Д. признала частично, но не согласна с размером предъявленного иска, поскольку распределением и присвоением денежных средств не занималась.

Адвокаты М. и П. в кассационной жалобе просят приговор в отношении Д. отменить, полагая, что последняя подлежала оправданию. В жалобе утверждается, что вина Д. не нашла своего подтверждения, выводы о наличии в ее действиях мошенничества не соответствует материалам дела. Решение в приговоре об обращении взыскания на имущество в части касающейся разрешения гражданского иска постановлены с процессуальными нарушениями. По мнению адвокатов, в материалах дела нет данных о том, что Д. действовала с прямым умыслом на завладение чужим имуществом путем обмана. Не доказано, что осужденные в момент получения вступительного взноса от конкретного потерпевшего могли предполагать, что последний не сумеет пригласить новых лиц, желающих сдать взносы. Треть указанных в обвинительного заключении потерпевших касается периода осени 2002 года. Указанные лица физически не успели возместить расходы и получить какой-либо доход, часть потерпевших не обладала для этого необходимыми качествами.

В жалобе оспаривается обоснованность обращения взыскания на трехкомнатную квартиру по адресу г. Октябрьский 35-й микрорайон 34-24 в Республике Башкортостан, поскольку осужденной эта квартира не принадлежит. Собственником указанной квартиры является М., которая гражданским ответчиком не признавалась. В названной квартире также проживают дочь М. и сын Д. Для указанных лиц эта квартира является единственным местом проживания.

Г. в кассационной жалобе не отрицает, что совершил преступление и заслуживает соответствующего наказания. Вместе с тем, осужденный просит о снисхождении, применении положений ст. 64 УК РФ. Он ссылается на состояние здоровья, сердечное заболевание, наличие двоих сыновей, которые являются студентами, находятся у осужденного на иждивении.

Одновременно осужденный утверждает, что зарплату не получал, денег не получал, не согласен с суммой иска, поскольку многие из вступивших в "Олимп" бизнесменов получили значительные суммы денег.

Участие в организации и руководстве ООО "Олимп" Г. отрицает, утверждая, что сам он выполнял определенные поручения и "корыстных умыслов не преследовал", деятельность ООО "Олимп" считал законной. По "структуре" самого Г. к нему никто претензий не имеет, вину он не признавал и не признает.

В последующих дополнениях Г. ссылается на то, что в содеянном раскаялся, содеянное объясняет юридической неграмотностью. Просит приговор изменить, наказание снизить, применить положения ст.ст. 64, 73 УК РФ, ссылается на то, что его отец перенес тяжелую травму.

Адвокат Ф. просит приговор в отношении Г. изменить, наказание смягчить, применить положения ст.ст. 64, 73 УК РФ.

В жалобе указывается, что сознательно к организованному, умышленному хищению чужого имущества Г., Ч., И., Ю. и Б. не стремились, на первоначальном этапе полагали свою деятельность правомерной. Сам Г. о противозаконности деятельности  ООО  "Олимп" понял  в ходе расследования,  менеджером проработал около 6 месяцев, а в мае 2002 года отказался от участия в преступной деятельности этой организации.

На следствии Г. правдивые показания, изобличал истинных руководителей ООО "Олимп", в том числе и Д., стоящих выше его по рангу. Во многом благодаря активному содействию Г. преступление было раскрыто.

Только в ходе судебного следствия под воздействием других подсудимых Г. изменил свою изобличительную позицию.

Адвокат ссылается на смягчающие обстоятельства по делу, готовность Г. возместить причиненный ущерб.

И. в кассационной жалобе просит приговор изменить, назначить ей наказание, не связанное с лишением свободы. Она ссылается и на позицию потерпевших, которые не настаивали на суровом показании в виде лишения свободы.

Осужденная ссылается на то, что оценка первоначального взноса в 19800 руб. перераспределялась, выплачивалась заработная плата в 3000 руб., 6000 руб., 9000 руб., производились благотворительные взносы, денежные средства расходовались на развлекательные мероприятия. И. ссылается на то, что она сама, вступая в ООО "Олимп", выплатила 19800 руб., организатором объединения не являлась. Люди, которых пригласила И., в суд не обращались, а остальные потерпевшие не настаивали на лишении осужденной свободы.

Осужденная утверждает, что была убеждена в законности своих действий, считает, что она сама оказалась жертвой в руках мошенников, что поняла в ходе расследования, просит дать возможность сохранить семью, получить образование, искупить свою вину на свободе.

Адвокат Ш. просит приговор в отношении И. отменить, а уголовное преследование прекратить.

По мнению адвоката, несмотря на то, что вину осужденная признала частично, состав преступления, предусмотренный ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ отсутствует.

Доводы И. о том, что она не предполагала и не знала о последствиях своей деятельности, сама явилась жертвой мошенников-организаторов ООО "Олимп", ничем не опровергнуты.

И. не осознавала преступного характера деятельности объединения "Олимп", Д. ей о своих намерениях не сообщала. Факт выплаты "зарплаты" менеджерам свидетельствует о трудовых взаимоотношениях, поскольку менеджеры проводили семинары, принимали и выдавали денежные средства. Из денежных средств, поступивших от гостей, выплачивалось вознаграждение охранникам, Г., другим лицам.

При предъявлении требований о возврате переданных денежных средств И. была лишена такой возможности, так как деньги передавали Г.

В жалобе оспаривается наличие в содеянном осужденной признаков организованной группы.

По мнению адвоката, И. не участвовала в подготовке и планировании хищения чужих денежных средств, не осознавала, что входит в устойчивую преступную группу и участвует в хищении денег.

Оспаривается адвокатом и размер взысканий с И. в возмещение ущерба, указывается, что осужденная не знала о количестве вступивших в "Олимп" и о сумме внесенных взносов.

Адвокат Т. полагает, что приговор в отношении Ю. надлежит отмене, а осужденный - оправданию за отсутствием в его действиях состава преступления.

По мнению адвоката, суд не учел, что потерпевшие вносили денежные суммы добровольно, после объяснения и описания круга деятельности ООО "Олимп".

Все потерпевшие в суде пояснили, что схема зарабатывания денег им была понятна.

В жалобе оспаривается вывод суда о том, что деньги в ООО "Олимп" потерпевшими вносились под влиянием обмана, сформированного целенаправленной системой действий Д., Г., Ч., Ю., И., Б.

Не может служить доказательством вины осужденных заключение экономико-маркетинговой экспертизы, поскольку эксперт М. является заинтересованным лицом, так как сама была вкладчиком подобной "пирамиды" и потеряла свои финансовые средства.

Доводы Ю. о том, что он никого не обманывал, считал свою работу менеджера законной и престижной, ничем не опровергнуты. Ссылки на видеозапись обстоятельств вручения Д. менеджерам конвертов с деньгами не свидетельствует о виновности Ю., по утверждениям которого, деньги он получал от своей "структуры", пост менеджера был выборным.

Осужденная Б. просит дело пересмотреть и вынести справедливое решение. Она полагает, что признак организованной группы в их действиях отсутствует. Сама осужденная вступила в организацию "Эльдорадо" в 2001 году, внесла 19800 руб., эта организация в городе уже работала на протяжении трех с половиной лет.

Руководителя у осужденной не было, никто Б. не руководил, когда она стала менеджером, а фактически таким же членом организации. В ходе расследования по делу в качестве менеджеров проходили В. и К., кто их направил в Курган, осужденная не знает, не занималось следствие поиском и "неустановленных лиц".

Б. считает, что наказание ей назначено чрезмерно суровое, поскольку ранее она не судима, характеризуется положительно, в содеянном раскаялась, вину признала от явок по вызовам не уклонялась, имеет хроническое заболевание.

Свою вину осужденная усматривает в том, что ряд вкладчиков "Олимпа-Эльдорадо" не "отработали" своих денег.

Б. полагает, что при разрешении вопроса о возмещении ущерба суд не учел, что из суммы взноса часть денег возвращалась самим вкладчикам, не согласна осужденная с тем, что взыскание возложено в равной степени на всех осужденных, хотя по делу установлено, у кого из потерпевших Б. брала деньги лично.

Адвокат Д. в кассационной жалобе просит приговор в отношении Б. изменить, меру наказания смягчить, назначив наказание, не связанное с лишением свободы.

По мнению адвоката, признак организованной группы не нашел своего подтверждения.

Наказание Б. назначено без учета ее положительной характеристики, частичного признания вины, наличия постоянного места жительства  и работы.   В  ходе  расследования  и  судебного   следствия Б. находилась на подписке о невыезде.

Адвокат не согласен с размером взысканий с Б., ссылаясь на то, что из вносимых участниками ООО "Олимп" денежных средств около половины перераспределялась между посетителями.

Адвокат Г. просит приговор в отношении Ч. отменить, дело направить на новое рассмотрение в ином составе судей.

Адвокат полагает, что выводы суда о виновности Ч. в содеянном не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом.

Из показаний Ч. следует, что в "Олимп" она вступила по предложению товарища мужа, внесла 19800 рублей, стала приглашать родственников, ее личная структура росла, когда ей предложили работать менеджером, дала согласие. Ч. не задумывалась, что в ООО "Олимп" окажутся люди, которые ничего не получат.

В жалобе утверждается, что Ч. сама стала жертвой обмана и использовалась вышестоящими организаторами. Из заключения экономико-маркетинговой экспертизы следует, что вернуть вступительный взнос и получить прибыль могли 36,6% вступивших в "Олимп", однако к уголовной ответственности привлечено только 6 человек, именуемых "менеджерами".

Потерпевшие Ч., З., Н., К. в кассационной жалобе полагают, что Г., И., Ч., Б., Ю. наказаны чрезмерно сурово, приговор является необоснованным. Потерпевшие считают, что осужденные их не обманывали, денежные средства не похищали, а фактически "сами пострадали" от деятельности ООО "Олимп".

Потерпевшие просят не привлекать осужденных к уголовной ответственности и дело производством прекратить.

Осужденная Д. в возражениях на кассационное представление государственного обвинителя просит указанное представление оставить без удовлетворения. Д. ссылается на положения ст. 35 УК РФ, указывает, что доводы прокурора относительно несправедливости приговора являются несостоятельными. Осужденная считает, что признаков преступного сообщества в  содеянном ими не усматривается. Ссылки в представлении о том, что между руководителями ООО "Олимп" и рядовыми членами объединения существовала иерархическая подчиненность Д. полагает несостоятельными, они основаны на предположениях и не подтверждаются исследованными в суде доказательствами.

Достаточная продолжительность, объем, размах деятельности, разработанные методы и приемы деятельности по вовлечению потерпевших, распределение ролей, число и определенная устойчивость соучастников в составе группы, как полагает Д., свидетельствует о наличии организованной группы, созданной для совершения данных преступлений.

Осужденная ссылается на то, что когда она приехала в г. Курган для чтения лекций, ООО "Олимп" уже действовало. Д. ссылается на то, что она не участвовала в подготовке, разработке и планировании хищений чужого имущества, действовала по наработанной схеме, доказательств о вступлении в устойчивую группу лиц, заранее договорившихся о совершении преступлений, не представлено.

Государственный обвинитель прокурор Л. в возражениях на кассационные жалобы осужденных И., Б., Г., Д., адвокатов Г., Ш., М., П., Д., потерпевших Ч., Н., К. просит приговор оставить без изменения, жалобы - без удовлетворения.

Прокурор полагает, что приговор в части осуждения по ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ является законным и обоснованным, вина осужденных подтверждена показаниями потерпевших, свидетелей, заключениями экспертиз, протоколами обысков, материалами оперативных разработок.

Нарушений уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела не допущено.

Наказание осужденным назначено с учетом общественной опасности содеянного, обстоятельств дела и данных о личности виновных.

В ходе рассмотрения дела установлено, что квартира по адресу г. Октябрьский 35-й микрорайон д. 34 кв. N 24 куплена Д. на деньги, добытые преступным путем в результате деятельности ООО "Олимп". Это подтверждено распиской о получении М. от Д. 500000 рублей, заключением эксперта, протоколом опознания,  из которого следует, что С. опознал Д. как женщину, купившую указанную квартиру. Законных средств на приобретение квартиры у М. и Д. не имелось.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационном представлении, в кассационных жалобах, в возражениях на кассационное представление и на кассационные жалобы, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности Д., Г., И., Ю., Б., Ч. в содеянном являются обоснованными и подтверждаются совокупностью доказательств: анализом показаний осужденных на следствии и в суде, показаниями потерпевших К., М., И., П., М., М., А., Н., А., М., А., Р., В., Ч., П., Т., О., Ш., М., Ш., П., Д. и других, показаниями свидетелей А., Г., С., Т., С., Б., В., Л., Б., Т., П., П., В., С., К., К., В. и других, заявлениями о совершенных преступлениях потерпевших Ч., Ф., Ш., В., Х., М., П., П., В., У., В., З., П., Х., Д., С., Г., Г., Г., Я., К. и других, протоколами выемки и бланками поручений на распределение денежных средств, документами, относящимися к деятельности ООО "Олимп", черновыми записями, квитанциями об аренде помещений, данными прослушивания и стенограмм микро аудиокассет, данными телефонных переговоров, данными видеозаписей скрытого наблюдения, заключениями почерковедческих, экономико-маркетинговой экспертиз и другими доказательствами, которые исследованы в суде и получили правильную оценку в их совокупности.

В приговоре приведены бесспорные доказательства, подтверждающие вину осужденных по всем эпизодам преступной деятельности и в отношении каждого из них.

Все доводы в жалобах о "невиновности" осужденных, о бескорыстном" характере их деятельности в ООО "Олимп", о том, что осужденные "не осознавали" неправомерности своих действий, сами явились "жертвой" организаторов объединения судебная коллегия находит несостоятельными.

Эти доводы проверены и в судебном заседании, опровергнуты материалами дела, подробный анализ которых изложен в приговоре.

В частности, из показаний Д. в суде следует, что в организациях, подобных ООО "Олимп" она состояла с осени 1999 г. в гор. Октябрьском, в Уфе, в Челябинске, была рядовым партнером, а затем менеджером. В Курган ее приглашала читать лекции Ш. Д. получала по 100 рублей с каждого слушателя, оплачивала аренду. В Кургане перед ее приездом уже были З., парень, отвечавший за музыку. Позднее появился Г., а затем Г., последний порекомендовал относительно охраны договориться с Т. Во время работы в Кургане она первоначально "не знала, куда уходят деньги от поступивших взносов", позднее Г. объяснил, что сумма взносов возврату не подлежит, деньги он забирал и не возвращал. Из показаний Д. следует, что имели место факты, что люди возмущались по поводу невозвратом денег. Весной Д. намеревалась прекратить свою работу в "Олимпе", но Г. угрозами принудил ее остаться. Находясь в СИЗО, Д. поняла, что Г. и вышестоящие организаторы занимаются преступной деятельностью, не осознавала, что кто-то из вступивших в "Олимп" может не вернуть своих денег.

Г. показал, что в мае 2001 года в организацию, подобную "Олимпу", он вступил еще в Челябинске. Механизм последующего перераспределения денег от вступительных взносов ему был известен. Когда подобный филиал открылся в Кургане, он решил возобновить работу, с женой они пригласили четыре семейные пары. Позднее Р., а затем З. предложили ему работу менеджера. Он дал согласие, уходил, вернулся, а в мае ушел окончательно. Никаких сомнений в законности организации у Г. не было, поскольку в его структуре состояли и работники милиции, юристы. Из показаний Г. следует, что по указанию Г. часть денег он передавал в детский дом, оплачивал аренду дворца культуры. По всем вопросам, которые необходимо было решать, обращался к Г.

И. в суде показала, что в аналогичное "Олимпу" объединение она вступила в июне 2001 года в г. Челябинске. Когда подобная организация была создана в г. Кургане, стала участвовать в ней, посетила несколько мероприятий. Г. предложил ей стать менеджером. Кто был в руководстве ООО "Олимп" не знает, конверты с деньгами забирал Г., позднее конверт "всплывал" вновь, там было уже 9000 рублей. Деятельность "Олимпа" обманом не считала, потерпевшим обстановка в объединении нравилась. Утверждения потерпевших в суде о том, что с ними начинали грубо разговаривать, когда они требовали вернуть утраченные деньги, считает наговором.

Ю. показал, что он в "Олимпе" работал по договору родителей, которые туда вступили, сам взнос не платил. Посетил несколько семинаров, приглашал друзей. Обращался с вопросами к Г., возле которого собиралось много людей, позднее познакомился с Г., узнал Д., И., Ч., дал согласие работать менеджером. Д. знал как лектора, деятельность ООО "Олимп" не воспринимал как финансовую "пирамиду", какого-либо обмана в этом не видел.

Б. показала, что впервые на семинаре она присутствовала в конце октября 2001 года. Они вдвоем с мужем вступили в объединение, заплатили взносы, осужденная пригласила вступить в объединение еще несколько человек, а затем по предложению А. или Ш. сама стала работать менеджером - с мая по август-сентябрь 2002 года. Подобная организация имелась в Челябинске, Б. туда ездила по собственной инициативе. На "структурные" дни приносили конверты с деньгами, которые выдавались пригласителям. Кто приносил деньги и литературу, не знает. С уставом организации Б. была знакома, полагала, что их деятельность соответствовала положениям устава.

Ч. показала, что в ООО "Олимп" она вступила по предложению товарища мужа, менеджером была З., осужденная внесла 19800 руб., стала приглашать родственников, знакомых, ее личная структура росла. В конце февраля К. предложила ей работать менеджером. Ч. согласилась и работала менеджером до конца мая. В обязанности менеджера входило: встреча вновь пришедших, выдача соглашения о неразглашении, заявлений о вступлении, пригласительных билетов. По субботам и воскресеньям проводились семинары, на которые приглашались гости (приглашенные). В понедельник приходили те, кто вступил в объединение, с ними обсуждали какие-либо вопросы, выдавали литературу.

В среду был структурный день, выдавалась зарплата.

Вновь вступивший передавал 19800 руб. Эту сумму менеджер вкладывал в конверт, указывал фамилию гостя, пригласителя, сумму взноса.

Конверты с деньгами забирал Г. В среду конверты возвращались, в конверте уже было 9000 руб. Куда уходили 10800 руб., не знает. Ч. понимала, что организация приносила доход не всем, она не задумывалась о том, что кто-то ничего не получит.

Вместе с тем, вина осужденных в полном объеме подтверждена совокупностью следующих доказательств.

В частности, из анализа фактических обстоятельств дела, из показаний потерпевших следует, что осужденные в процессе проводимых еженедельно в субботу и воскресенье семинаров, в целях хищения чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием использовали специально разработанную систему процедурных приемов и методов, направленных на оказание психологического воздействия на потерпевших. Приглашенные приводились в состояние возбуждения, эмоционального заражения, приводящего к снижению критичности мышления и возможности осознавать свои действия, к снижению степени самостоятельности волеизъявления во время принятия решения.

Так, потерпевшая К. показала, что в объединение "Олимп" ее пригласила вступить Л. Во время семинара играла музыка, в зале был затемненный фон, вся обстановка внушала доверие, Д. рассказывала, в чем заключается их бизнес. Все это время Л. держала ее за руку, состояние было полусонное. Их во время перерыва угощали бутербродами, водой. Вступительный взнос в сумме 10800 руб. потерпевшая отдала З., последняя подала на подпись бумагу, в которой указывалось, что деньги отдаются на благотворительные нужды, возврату не подлежат. Позднее дома, все обдумав, она решила деньги забрать, но ей отказали.

Из показаний потерпевшей М. следует, что она прослушала лекцию Д., по словам последней можно было за 10 месяцев заработать до 165000 рублей, называла сумму взноса - 19800 руб.

Д. предложила заполнить соглашение о неразглашении сведений. Во время семинара из зала были выкрики поддержки, их угощали бутербродами, З. убеждала, что это "единственный шанс" стать богатыми. После внесения вступительного взноса потерпевшая посещала мероприятия, но позднее поняла, что нужно обманывать своих знакомых, чтобы вернуть деньги.

Потерпевший И. показал, что на семинар они пришли с женой, он занял денег и передал Г 11000 рублей. Дома ночью началась истерика. Потерпевший на следующий день потребовал вернуть деньги, но Г. заявил, что они уже "на руках".

Из показаний потерпевшей П. следует, что на семинар в ООО "Олимп" ее пригласила знакомая. В зале было много людей, все хорошо одеты, звучала музыка, которая действовала "завораживающе", партнеры хлопали в ладоши, их угощали бутербродами. Деньги в сумме 16800 руб. передала З., пыталась пригласить еще кого-либо, но потом поняла, что все это обман, исковые требования поддержала.

Потерпевшая М. показала, что была на лекции Д., заняла деньги, вступила в ООО "Олимп", менеджером у нее был Г. Когда М. поняла, что нужное количество людей пригласить не может, стала требовать вернуть деньги, в ее адрес последовали угрозы, деньги Г. ей не вернул.

Из показаний протерпевшей М. следует, что она вступила в ООО "Олимп" под влиянием психологического воздействия: играла "необычная" музыка, все вставали, хлопали, ее убедили в возможности заработать, говорили только о положительных факторах.

Потерпевшая А. показала, что лекцию читала Д., ее встретили аплодисментами, играла музыка, много народа, все хорошо одеты, жизнерадостные. Со слов менеджера - Г., чем больше будет приглашено людей, тем больше заработок. А. передала Г. 19800 руб., но никого пригласить не могла, деньги ей не вернули.

Потерпевшая Н. показала, что ее вступительный взнос был передан Ч. Позднее поняв, что предложенной работой она заниматься не может, разговаривала со Ч. по поводу возврата денег, но последняя заявила, что деньги не вернут.

Потерпевшая А. подтвердила, что она присутствовала на семинаре, который вела Д. Звучала "необычная" музыка, все вставали, хлопали в ладоши, их угощали бутербродами. Г. рассказывал про "Олимп", убеждал, что это не пирамида. Вступительный взнос, который привезла А. в сумме 10000 руб. забрал Г. Позднее, в связи с тем, что сын заболел, понадобились средства на лечение, она попыталась деньги вернуть, но Г. ей отказал.

Потерпевшая М. показала, что она вступительный взнос передала Г., расписалась в бумаге. Их инструктировали, как правильно вовлекать людей, работать над имиджем. М. пыталась привлечь двоих человек, но они ушли.

Из показаний А. следует, что во время семинара играла музыка, было много народу, все аплодировали, молодая семейная пара рассказывала, что за два месяца они "вернули" взнос, купили магазинчик. Свой взнос потерпевшая передала И., последняя выдала бумагу, из которой следовало, что деньги идут на "благотворительные цели". Учебу с ними вела Д. Позднее А. поняла, что придется обманывать людей, а она это не может.

Потерпевший Р. показал, что на семинар он пришел по предложению друга. Он понял, что организация являлась "пирамидой", но на лекции, которую читала Д., эта мысль опровергалась, музыка действовала успокаивающе, расслабляла.

Взнос потерпевший передал Ю. Полагает, что организация изначально создавалась для обмана людей.

Потерпевшая В. показала, что в ДКМ она поехала по предложению своей бывшей сослуживицы. Последняя предупредила, что необходимо хорошо одеться. На семинаре играла музыка, люди были хорошо одеты, улыбались, были приветливы. Их убеждали, что если они сейчас не вступят в организацию, "потеряют шанс". В. заняла на вступительный взнос 10000 рублей, пыталась их отработать, но все отказывались вступать. Она поняла, что организация является финансовой пирамидой.

Потерпевшая Ч. и П. пояснили, что вступили в ООО "Олимп" по одному контракту, внесли по половине суммы, но никого пригласить не могли.

Потерпевшая Т. показала, что пришла на семинар по предложению знакомой "подзаработать". Играла музыка, все хлопали в ладоши, кричали: "Доллары! Доллары!". Ее в фойе окрутили, стали убеждать, уговорили вступить в объединение. Вступительный взнос потерпевшая отдала И. Когда Т. "пришла в себя", на семинары решила больше не ходить.

Потерпевшая О. показала, что присутствовала на лекции Д., поняла, что деньги будет получать за тех, кого приведет. Ее уговаривали вступить в организацию. На вопросы о возможности прийти в другой раз, убеждали, что "данные занесены в компьютер, другого шанса не будет". Деньги в сумме 10800 руб. взяла Б. На следующий день утром потерпевшая попросила деньги вернуть, но Б отказала, заявив, что деньги ушли в Челябинск.

Потерпевшая Ш. показала, что она была на семинаре, который вела Д., рассказывала как зарабатывать деньги. Играла музыка, раздавались аплодисменты. В их группе менеджером был Ю., заявлял, что организация благотворительная, он начинал "с нуля", а теперь строит коттедж, убеждал, что если они не внесут деньги, "другого шанса не будет". Потерпевшая со сестрой внесли по 9900 рублей, но никого пригласить не могли.

Потерпевшая М. показала, что она присутствовала на лекции Д., вступительный взнос в сумме 10800 рублей передала Б., посещала семинары, которые проводили П., Ю., И.

Потерпевшая Ш. показала, что на семинар попала случайно, было много людей, играла музыка. П. объяснял, что раньше работал поваром, а теперь имеет хороший заработок. Ш. внесла 10800 рублей - вступительный взнос, пригласила подругу, рассказала про "Олимп". Знакомая заявила, что там все аферисты.

Допрошенные в судебном заседании потерпевшие П., Д., Д., К., Ю., С., П., К., К., У. и другие также дали показания об обстоятельствах вступления в ООО "Олимп", внесения вступительных взносов в соответствии с обстоятельствами, изложенными в описательной части приговора, поддержали заявленные иски. Эти показания согласуются с выводами суда о виновности осужденных в мошенничестве.

Судом исследованы и в приговоре приведены доказательства вины осужденных и по другим эпизодам преступной деятельности, в отношении потерпевших, которые не явились в судебное заседание.

В частности, судом исследовались заявления потерпевших Ч., Ф., Ш., В., П., В., У., В., З. и других в правоохранительные органы о привлечении к уголовной ответственности руководителей ООО "Олимп", которые путем обмана и злоупотребления доверием похитили принадлежащие потерпевшим денежные средства.

Вина осужденных подтверждена поручениями о распределении денежных средств, бланками анкет, бланками рекомендаций, документами, относящимися к деятельности ООО "Олимп", черновыми записями.

Из показаний свидетеля С. следует, что она, как директор кинотеатра "Россия" в 2001-2002 г.г. сдавала в аренду помещения кинотеатра для проведения мероприятий объединений "Олимп" и "Эльдорадо". Аренду оформляла женщина по имени Татьяна, а после нее зал арендовал П.

Свидетель Б. (директор Дома культуры железнодорожников) подтвердила, что ООО "Олимп" арендовало у них помещение. К ней по поводу аренды обращался Л.

Директор Дома культуры "Русич" В. показала, что фирма "Олимп" снимала у них зрительный зал, запомнила только Б.

Из показаний свидетеля Б. следует, что он, работая в частном охранном предприятии "Кайман", обеспечивал проведение мероприятий ООО "Олимп", которые проходили в кинотеатрах "Курган", "Россия", во Дворце пионеров, во дворцах культуры. Однажды они сопровождали Д. Все осужденные присутствовали на мероприятиях, Рафис следил за музыкой.

Свидетель Т. подтвердил, что с Д. был заключен бессрочный договор по обеспечению порядка в местах проведения мероприятий ООО "Эльдорадо", впоследствии ОО "Олимп".

Из показаний П. следует, что он принимал участие в обеспечении охраны мероприятий ООО "Олимп". Музыкой занимался Г.

Свидетель В. показала, что при досмотре арестованной Д. в кроссовке последней обнаружила записку, которую передала начальнику.

Свидетель Т. показала, что она вступила в ООО "Олимп", стала приглашать друзей, знакомых, внесла 19800 рублей, поняла, что это просто выманивание и вытягивание денег.

Свидетели С., А., К., С., В. дали показания об обстоятельствах вступления в ООО "Олимп".

Вина осужденных подтверждается видеозаписями скрытого наблюдения за мероприятиями, проводимыми в ООО "Олимп", просмотренными судом, из которых следует, что музыкальное сопровождение, аплодисменты, поведение лектора и менеджеров, содержание сведений, доводимых осужденными до слушателей, методы их подачи, как правильно пришел к выводу суд, существенным образом влияли на принятие потерпевшими решений о вступлении в ООО "Олимп" и внесение вступительных взносов.

В ходе расследования у Д. изъяты три микроаудиокассеты, к материалам дела приобщены их стенограммы.

Указанные записи на кассетах судом прослушаны, установлено, что это записи занятий менеджеров, в ходе которых последние делятся опытом, проигрывают ситуации по убеждению, "заманиванию" людей разных категорий и возрастов к вступлению в ООО "Олимп".

Изложены конкретные советы как "работать" с теми, кто требует вернуть деньги, с вновь вступающими, с теми, кто сомневается и не желает вносить первоначальный взнос, как переубедить тех, кто считает объединение "Олимп" "пирамидой", внушить уверенность в возможность заработать деньги.

Вина осужденных подтверждена заключением экономико-маркетинговой экспертизы, из которой следует, что общественное объединение "Олимп" как некоммерческая организация в виде благотворительного фонда не зарегистрировано, учета хозяйственных и финансовых операций не производилось, финансовая отчетность в налоговую инспекцию не предоставлялась, налоговые платежи не отчислялись. Разрешения на операции, связанные с привлечением денежных средств населения не имелось.

Все структуры ООО "Олимп" выполняли функцию сборщиков денежных средств для обогащения высшего руководства экономической "пирамиды", какой и является ООО "Олимп".

Никакого товара или услуг в деятельности ООО "Олимп" не обнаружено. Все мероприятия ООО "Олимп" носили затратный характер и покрывались из сумм членских взносов участников и средств, собранных в результате агитационно-пропагандистских лекций.

Деятельность ООО "Олимп" не являлась маркетингом, осуществлялась с нарушением Закона "О защите прав потребителей", в частности, права отказа от покупки предлагаемого товара (т.е. права на возврат взноса или отказа от участия в распространении "успешного образа жизни"), права рассчитывать на достоверность сведений, сообщаемых на информационных семинарах и т.д.

Из заключения следует, что из предлагаемых членов ООО "Олимп" вернуть свой долг и получить прибыль, с учетом количества активного населения в г. Кургане и Курганской области могли только 36,6% членов, а остальные - 63,4% вступивших в ООО "Олимп" вернуть взнос и получить какую-либо прибыль при существующей системе распределения взносов, возможности не имели.

Из распечатки телефонных переговоров Д. следует, что последняя ориентируется в ситуации, раздает распоряжения намеревается "свернуть" деятельность ООО "Олимп" в гор. Кургане и перебраться в другой регион.

Из содержания записки, изъятой у Д. в следственном изоляторе, усматривается, что во время совместной работы в ООО "Олимп" Д. и другие менеджеры обговаривали позицию, которой им следует придерживаться в случае задержания их работниками милиции. В записке даны прямые указания, что говорить и как себя вести.

Доводы осужденных относительно "неосведомленности" о последствиях своей деятельности, о "бескорыстности" участия в ООО "Олимп" судом тщательно исследовались, признаны надуманными и несостоятельными, о чем в приговоре приведены развернутые и мотивированные аргументы.

Вина осужденных подтверждена изъятыми в ходе обысков документами, текстами выступлений, бланками, черновыми записями, схемами, таблицами, квитанциями об оплате аренды помещений, свидетельствующими об участии осужденных в деятельности ООО "Олимп".

Из заключений почерковедческих экспертиз следует, что записи в ежедневнике, изъятом у Д., поправки и дополнения, внесенные в основной текст лекций, которые читались на мероприятиях ООО "Олимп", выполнены Д.

Судебная коллегия находит несостоятельными доводы в жалобах о том, что потерпевшие добровольно вступали в ООО "Олимп", в связи с чем в действиях осужденных отсутствует состав преступления.

Как следует из показаний потерпевших и свидетелей (о чем обоснованно указано в приговоре) практически все из них, после учебных семинаров, в результате негативного опыта по приглашению родственников и знакомых к вступлению в организацию, поняли, что были обмануты, не смогут вернуть внесенные ими денежные средства - в сумме 19800 рублей.

Вместе с тем, как усматривается из формуляров поручений, которые подписывали вновь вступающие в ООО "Олимп", вступительные взносы членам объединения возврату не подлежали.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, органами следствия и судом не допущено.

Адвокатами осужденные были обеспечены, положения ст. 51 Конституции РФ им разъяснялись, данных о применении недозволенных методов расследования из материалов дела не усматривается.

Вывод о виновности осужденных сделан на основе совокупности исследованных в суде доказательств.

Ссылки в жалобах о предвзятости эксперта, проводившего экономико-маркетинговую экспертизу, являются несостоятельными. Отводов эксперта не заявлялось, оснований для такого отвода, предусмотренных ст. 70 УПК РФ, судебная коллегия не усматривает.

Действия Д., Г., И., Ю., Б., Ч. по ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ (в ред. закона от 13.06.1996 г.) квалифицированы правильно, их юридическая оценка в приговоре надлежащим образом мотивирована.

Признаки мошенничества - причинение значительного ущерба, наличие организованной группы нашли свое подтверждение.

В соответствии со ст. 35 ч. 3 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Как правильно указано в приговоре, достаточная продолжительность преступной деятельности, ее масштабы, отработанность методов и приемов мошенничества, вовлечения большого количества потерпевших, согласованность и целенаправленность действий осужденных, достаточная устойчивость преступной группы безусловно свидетельствует о наличии в содеянном осужденными признаков организованной группы.

С учетом материального положения потерпевших, конкретных размеров ущерба, обоснованным и мотивированным является в приговоре вывод о наличии признака преступления - значительного ущерба.

Вместе с тем, судебная коллегия полагает несостоятельными доводы в кассационном представлении о том, что в действиях осужденных имеет место участие в преступном сообществе, а у Д. и организация преступного сообщества, поскольку объективная сторона указанного преступления (ст. 210 УК РФ) предполагает более высокую степень организации, наличие структурных подразделений, объединений организованных групп, соответствующую преступную иерархию.

Признаки, имеющиеся у преступной группы, в которую входили осужденные, характерны для организованной группы.

Наказание осужденным Д., Г., И., Ю., Б. и Ч. назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом общественной опасности содеянного, обстоятельств дела, степени участия в содеянном и данных о личности.

Смягчающие обстоятельства, на которые имеются ссылки в жалобах, при назначении наказания судом были учтены.

Оснований для применения в отношении Д., Г., И., Ю., Б. положений ст. 64 УК РФ, назначения наказания ниже низшего предела, предусмотренного санкцией статьи 159 ч. 3 п. "а" УК РФ судебная коллегия не усматривает.

Нет оснований для применения в отношении осужденных и условной меры наказания в соответствии со ст. 73 УК РФ.

Гражданские иски судом разрешены в соответствии с законом, решения в этой части надлежащим образом мотивированы.

Ссылки в жалобах о том, что взносы вступающих в члены ООО "Олимп" перераспределялись в зависимости от количества приглашенных тем или иным потерпевшим новых членов, являются несостоятельными.

Как следует из материалов дела, ущерб, причиненный каждому из потерпевших, определен самостоятельно в каждом конкретном случае, то есть с учетом выплаченных потерпевшим денежных средств за каждого из вновь приглашенных.

Как следует из постановления судьи Курганского городского суда от 3 июня 2003 года (том 28 л.д. 203-205), на имущество Д., в том числе на квартиру, расположенную в гор. Октябрьский 35-й микрорайон 34-24, наложен арест.

Взыскание по приговору обращено, в том числе на указанное имущество и квартиру.

Оснований для исключения из приговора указания об обращении взыскания в возмещение ущерба и на данную квартиру судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Курганского областного суда от 20 июля 2005 года в отношении Д., Г., И., Ю., Б., Ч. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных Д., Г., Б., И., адвокатов Ф., Т., Ш., Г., П., М., Д., потерпевших Ч., З., Н., К. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 декабря 2005 г. N 82-О05-31


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.