Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 января 2006 г. N 9-О05-70 Суд правильно квалифицировал действия осужденных как разбойное нападение и убийство, сопряженное с разбоем, учитывая, что их виновность в совершении преступления установлена совокупностью доказательств

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 января 2006 г. N 9-О05-70


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда

рассмотрела в судебном заседании от 13 января 2006 г. дело по кассационным жалобам осужденных А. и С. на приговор Нижегородского областного суда от 19 августа 2005 года, которым

А., 22 февраля 1979 года рождения, уроженец г. Актюбинска Республики Казахстан, судимый:

1) 28 декабря 1999 года Военным судом гарнизона в/ч 04039 г. Калининграда по ст.ст. 337 ч. 1, 161 ч. 2 п.п. "б, г", 158 ч. 2 п.п. "а, б, в, г", 69 ч. 3 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, освобожден 10.10.2001 года по Постановлению Лысковского районного суда Нижегородской области от 26.09.2001 года на основании ст. 79 УК РФ условно-досрочно на 1 год 7 месяцев 2 дня;

2) 31 марта 2005 года Павловским городским судом Нижегородской области по ст. 159 ч. 2, 158 ч. 2 п. "в", 69 ч. 2 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима,

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ к 13 годам лишения свободы; по ст. 162 ч. 2 п. "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы без штрафа.

По совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ А. назначено 16 лет лишения свободы без штрафа.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено наказание по приговору от 31 марта 2005 года и окончательно А. назначено 17 лет лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

С., 11 августа 1975 года рождения, уроженец г. Павлово Горьковской области, судимый 29 января 2002 года Павловским городским судом Нижегородской области по ст. 158 ч. 2 п.п. "б, г" УК РФ к 4 годам лишения свободы с отбыванием меры наказания в исправительной колонии строгого режима. Постановлением Лукояновского районного суда Нижегородской области от 20 апреля 2004 года действия осужденного переквалифицированы на ст. 158 ч. 1 УК РФ с назначением наказания в виде 2-х лет лишения свободы, освобожден 28.04.2004 года по отбытии меры наказания,

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ к 15 годам лишения свободы; по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 12 годам лишения свободы без штрафа.

По совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ С. назначено 18 лет лишения свободы без штрафа с отбыванием меры наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с А. и С. солидарно в пользу С. 62576 рублей в счет возмещения материального ущерба.

Постановлено взыскать с А. и С. в пользу С. по 60000 руб. с каждого - компенсацию морального вреда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ К., объяснения осужденных А. и С., поддержавших доводы кассационных жалоб, адвоката С. в защиту интересов С., мнение прокурора Х. об оставлении приговора суда без изменения, судебная коллегия установила:

А. и С. признаны виновными и осуждены за разбойное нападение на водителя такси С. с целью завладения его имуществом по предварительному сговору группой лиц, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и за умышленное убийство его по предварительному сговору группой лиц, сопряженное с разбоем.

Преступные действия осужденными совершены 24 ноября 2004 года в с. Абабково Павловского района Нижегородской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании А. виновным себя признал частично, С. вину не признал.

В кассационных жалобах:

осужденный А. просит приговор суда отменить, либо изменить. По мнению осужденных следствие проведено односторонне, в сторону обвинения С. Ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ полностью охватывает совершенное преступление, по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ он осужден необоснованно. Просит о смягчении приговора.

Осужденный С. просит приговор суда отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство, он ссылается на то, что приговор постановлен на доказательствах, полученных с нарушением закона. Его показания на предварительном следствии от 16.12.2004 года были даны в состоянии алкогольного опьянения. Не согласен он с заключением эксперта П. от 12.06.2005 года, так как заключение проводилось не по его обуви, а по другой. Сговора на совершение преступлений, указанных в приговоре суда, у него с А. не было, роли они не распределяли. Преступлений, указанных в приговоре он не совершал. Выводы суда о его виновности основаны на предположениях. Показания А. на предварительном следствии не могут быть положены в основу приговора, поскольку они противоречивы. Показания свидетелей Ф. и М. не могут являться доказательствами, поскольку они заинтересованы в исходе дела. Ф. является работником милиции, а М. - родственником потерпевшего. Кроме того, С. утверждает, что выходил из автомашины в то время, когда А. душил потерпевшего, но от автомашины не отходил, тащить труп и сбрасывать его в воду А. не помогал. Следов он оставить не мог. Не согласен он с заключениями эксперта (т. 2 л.д. 110-113, 121-124, 132-134), с заключением комплексной медико-криминалистической экспертизы от 23 мая 2005 года, с заключением судебно-медицинской экспертизы (т. 2 л.д. 181-183). Все заключения, имеющиеся в материалах дела, являются незаконными и не допустимыми доказательствами, поскольку получены с нарушением требований уголовно-процессуального доказательства. Виновным себя не признает, считает, что А. оговорил его.

В возражении на кассационные жалобы потерпевшая С. и государственный обвинитель Ф. просят оставить приговор суда без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Обсудив доводы кассационных жалоб, возражения на них, проверив материалы дела, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности А. и С. в преступных действиях, указанных в приговоре суда, основаны на тщательно исследованных в судебном заседании доказательствах, которым дана надлежащая оценка.

Доводы содержащиеся в кассационных жалобах о том, что С. не причастен к разбойному нападению на водителя такси С. и его убийству, указанные преступные действия совершил один А, состоятельными признать нельзя.

Из материалов уголовного дела видно, что 24 ноября 2004 года, находясь в состоянии алкогольного опьянения, осужденные А. и С. вступили в преступный сговор на совершение разбойного нападения на водителя такси с целью завладения принадлежащим ему автомобилем и другим имуществом, а также убийство водителя такси в ходе разбойного нападения.

В этих целях осужденные разработали план, распределили между собой роли, заранее приготовили бельевую веревку для использования ее при совершении преступления. На концах веревки А. по указанию С. завязал петли для более удобного использования.

Реализуя свой преступный умысел А. и С. подошли к стоявшему у дома N 99 по ул. Фаворского в г. Павлово Нижегородской области автомобилю ВАЗ-21061, за рулем которого находился С., попросили его довезти их до с. Абабково Павловского района Нижегородской области, намереваясь в безлюдном месте совершить разбойное нападение на водителя такси и убить его.

Получив согласие водителя такси С., осужденные сели в автомобиль. Когда потерпевший привез их в указанное ими место, реализуя задуманное, осужденные А. и С. напали на потерпевшего, применяя насилие опасное для жизни и здоровья потерпевшего.

А. по условному сигналу С. накинул на шею С. заранее приготовленную веревку и стал сдавливать ею шею потерпевшего. С., действуя совместно и согласованно, удерживал руку А., в которой находился конец веревки, подавлял сопротивление потерпевшего.

После того, как С. потерял сознание, осужденные поместили потерпевшего в багажник автомашины и привезли его на берег реки Оки на окраине поселка Марачево, где избили потерпевшего, а затем набросили на шею С. шарф, принадлежащий С., которым задушили потерпевшего.

С целью сокрытия преступления труп потерпевшего сбросили в воду реки Ока.

Завладев автомобилем и другим имуществом потерпевшего на общую сумму 62.576 рублей, осужденные с места совершения преступления скрылись на автомашине потерпевшего, а затем автомобиль потерпевшего путем поджога уничтожили.

Вина А. и С. в совершении указанных преступных действий установлена совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре, а именно: показаниями потерпевшей С.; показаниями свидетелей С.; М., С., К., С., К., Ш., Г., Ф.; протоколами осмотра места происшествия; заключениями судебно-медицинской, судебно-биологической, криминалистической, пожарно-технической экспертиз; другими, указанными в приговоре доказательствами; в том числе показаниями осужденного А. на предварительном следствии, в которых он подробно рассказал об обстоятельствах совершенного им и С. разбойного нападения на водителя такси С. и его убийства.

Суд обоснованно показания осужденного А. на предварительном следствии признал достоверными, поскольку они получены с соблюдением закона, соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным в суде подтверждены другими доказательствами по делу, анализ которых дан в приговоре суда.

Утверждение осужденного С. в кассационной жалобе о том, что на предварительном следствии А. оговорил его, судом тщательно проверялось и обоснованно признано не соответствующим действительности.

Нельзя согласиться с доводами кассационной жалобы С. о том, что у него не было предварительного сговора с А. на совершение указанных в приговоре преступлений.

Из показаний А. на предварительном следствии, которые он дал в присутствии адвоката, после разъяснения ему процессуальных прав, ст. 51 Конституции РФ видно, что 24.11.2004 года он со С. распивал спиртные напитки в квартире М. С. сказал ему, что есть знакомый, готовый купить автомашину ВАЗ-2110, даже если она будет "мокрая", то есть, С. предложил ему вместе убить какого-нибудь таксиста и завладеть автомашиной. С. пояснил ему, что это очень просто сделать - удавку на шею, а труп закопать в землю Согласившись на предложение С. убить таксиста и завладеть автомашиной, он вместе со С. предварительно зашел во двор кирпичного дома, расположенного за кафе "Палаццо", где они со С. сорвали бельевую веревку. По указанию С. он завязал на концах бельевой веревки петли. С. сказал, что так удобнее будет душить. Из показаний А. видно, что затем они совершили, используя указанную веревку, разбойное нападение на С., в процессе которого убили потерпевшего, завладели автомобилем и другим имуществом потерпевшего.

Доводы кассационной жалобы осужденного С. о том, что свидетели М. и Ф. заинтересованы в исходе дела, поэтому дали показания не соответствующие действительности, обоснованными признать нельзя. У суда не имелось оснований не доверять показаниям указанных свидетелей, поскольку не установлено, что они заинтересованы в исходе дела, дали показания не соответствующие действительности.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационной жалобы осужденного С. о том, что он не принимал участия в убийстве потерпевшего, в воду труп с А. не сбрасывал, следов его у реки не имеется.

Вина С. в совершении преступных действий совместно с А. в отношении потерпевшего С. подтверждена совокупностью доказательств, приведенных в приговоре, в том числе показаниями осужденного А. на предварительном следствии, которые судом признаны достоверными, заключением судебно-цитологической экспертизы о наличии в подногтевом содержимом обеих рук потерпевшего клеток поверхностных слоев кожи человека, которые могут принадлежать С., заключением судебно-криминалистической экспертизы о том, что объемный след обуви под N 3, фотоснимок которого представлен на исследование - оставлен правой подошвой обуви С., изъятой по материалам уголовного дела (т. 2 л.д. 132-134).

Ссылка в кассационной жалобе осужденного С. на то обстоятельство, что эксперт П. проводил исследование и дал заключение не по его обуви, а по другой, судом тщательно проверялась. В ходе судебного разбирательства в присутствии эксперта П. была осмотрена обувь С., изъятая по материалам дела. Эксперт П. подтвердил свое заключение о том, что исследовалась подошва именно обуви С.

Суд всесторонне, полно и объективно исследовав имеющиеся доказательства по делу, оценив их, пришел к правильному выводу о доказанности вины осужденных А. и С. в содеянном.

Правовая оценка их преступным действиям дана правильно, квалификация содеянного ими в приговоре мотивированна. Оснований для изменения квалификации действий осужденного А., как об этом ставится вопрос в его кассационной жалобе, судебная коллегия не находит.

Мера наказания осужденным назначена в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, обстоятельств дела смягчающих (А.), отягчающих наказание и данных о личности.

Оснований для отмены приговора, в том числе и за нарушением требований уголовно-процессуального законодательства, как об этом ставятся вопросы в кассационных жалобах осужденных, судебная коллегия не находит, поскольку при расследовании дела и рассмотрении его в суде существенного нарушения требований уголовно-процессуального законодательства допущено не было.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Нижегородского областного суда от 19 августа 2005 года в отношении А. и С. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных без удовлетворения.



Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 января 2006 г. N 9-О05-70


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение