Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 1 марта 2006 г. N 934-П05ПР Суд отменил кассационное определение, указав на то, что судом кассационной инстанции было нарушено право осужденного на защиту

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 1 марта 2006 г. N 934-П05ПР


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К. на кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 29 января 2004 года в отношении осужденного П.

По приговору Иркутского областного суда от 25 декабря 2001 года

П., 24 января 1960 года рождения, судимый 24 февраля 1986 г. по ст.ст. 15, 102 п.п. "а, д, в", 146 ч. 2 п.п. "а, е", 149 ч. 2 УК РСФСР к 12 годам лишения свободы, освобожден 12 июля 1997 года по отбытии срока наказания,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "а, б, в" УК РФ к 13 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст.ст. 30 ч. 1, 313 ч. 2 п.п. "б, в" УК РФ к 5 годам лишения свободы, по ст. 126 ч. 2 п. "а" УК РФ к 8 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п.п. "в, д, ж, з, н" УК РФ к пожизненному лишению свободы, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено пожизненное лишение свободы с конфискацией имущества, с отбыванием первых 10 лет в тюрьме, а остального срока наказания в исправительной колонии особого режима.

По этому же делу осуждены А., С., Ю., Ч., Р., М., Р., М., надзорное производство в отношении которых не возбуждено.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 29 января 2004 года приговор в отношении П. изменен, исключены осуждение его по п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ и по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ, осуждение П. за незаконное приобретение огнестрельного оружия и дополнительное наказание в виде конфискации имущества.

В надзорном представлении заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К. поставлен вопрос об отмене кассационного определения в связи с нарушением права осужденного на защиту.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации М., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорного представления и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К., поддержавшего доводы надзорного представления, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

П. осужден за совершение разбойных нападений с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в жилище, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, за убийство лица, заведомо для виновного, находившегося в беспомощном состоянии, сопряженное с разбоем, за убийства, совершенные с целью скрыть другое преступление, а также за убийство, сопряженное с похищением человека, за убийства, сопряженные с разбоем, совершенные организованной группой, с особой жестокостью, за незаконное хранение огнестрельного оружия группой лиц по предварительному сговору, за похищение человека, совершенное группой лиц по предварительному сговору, и за приготовление к побегу из-под стражи.

Преступления, как указано в приговоре, совершены в г. Иркутске при следующих обстоятельствах.

27 февраля 1998 года П. совершил разбойное нападение на Ф. с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в жилище, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, и убийство 13-летнего Ф., заведомо для виновного находившегося в беспомощном состоянии, сопряженное с разбоем. По данному факту С. и М. осуждены за грабеж имущества Ф., совершенный группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба потерпевшим.

В мае 1998 года П., А. и М. изготовили обрез из одноствольного охотничьего ружья 16 калибра ИЖ-5, который хранили у себя.

10-11 августа 1998 года П. совершил убийство А.

23 августа 1998 года П. совместно с А., С. и Р. совершили похищение А., после чего П. совместно с А. вывезли потерпевшего на берег реки Иркут, где совершили убийство потерпевшего.

27 сентября 1998 года на берегу Ершовского залива П. совместно с А., Ю. и С. совершили убийство Г., сопряженное с разбоем.

6 октября 1998 года П. совместно с А. и Ч. совершили убийство Р., сопряженное с разбоем.

Ночью 23 октября 1998 года П. совместно с Ч. и А. совершили убийство продавца коммерческого киоска "Наутилус" Н., сопряженное с разбоем.

28 октября 1998 года П. совместно с Ю. и Р. совершили убийство Б., сопряженное с разбоем.

В надзорном представлении заместитель Генерального прокурора Российской Федерации ставит вопрос об отмене кассационного определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 29 января 2004 года в отношении П., ссылаясь на то, что в материалах дела имеется заявление осужденного об обеспечении участия защитника при кассационном рассмотрении дела с оплатой за счет государства. Суд кассационной инстанции указанное ходатайство в установленном законом порядке не рассмотрел. Дело П. по его кассационным жалобам было рассмотрено без участия адвоката, что повлекло за собой нарушение права осужденного на защиту.

Президиум находит, что надзорное представление подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как видно из материалов уголовного дела, осужденный П., содержавшийся под стражей, в своем заявлении от 05.08.2003 просил обеспечить участие защитника при кассационном рассмотрении его дела (л.д. 440 т. 25).

Согласно ст. 48 Конституции Российской Федерации, каждому гражданину гарантировано право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно.

Как на предварительном следствии, так и в суде первой инстанции П. защищал адвокат по назначению.

При производстве по делу в суде кассационной инстанции установлено, что осужденный не заключал соглашение с определенным адвокатом и в силу своего фактического положения был лишен такой возможности.

Часть 3 ст. 51 УПК РФ содержит норму, позволяющую обеспечить гарантированное Конституцией Российской Федерации право на защиту в тех случаях, когда лицо не имеет возможности заключить соглашение с определенным адвокатом, в том числе из-за недостатка у него средств для оплаты услуг защитника.

Право подозреваемого и обвиняемого на защиту при производстве по уголовному делу закреплено в ст. 16 УПК РФ в качестве одного из принципов уголовного судопроизводства, в силу чего положения данной статьи распространяются на все стадии уголовного процесса.

По смыслу ст. 16 УПК РФ, а также ст. 50 УПК РФ (регламентирующей порядок реализации права на защиту) приглашение, назначение, замена защитника и оплата его труда в отношении осужденного осуществляется по тем же правилам, что и в отношении подозреваемого и обвиняемого.

Иное толкование положений ст. 16 и ст. 50 УПК РФ противоречило бы ч. 1 ст. 48 Конституции РФ, гарантирующей каждому право на получение квалифицированной юридической помощи и означало бы ничем не оправданное ограничение процессуальных прав осужденного по сравнению с такими же правами, предусмотренными законом для лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления. Более того, сам по себе переход от одной процессуальной стадии к другой не может влечь за собой ограничение права на защиту, закрепленного в качестве принципа уголовного судопроизводства.

П. ходатайствовал об обеспечении его адвокатом для защиты интересов в кассационной инстанции с оплатой за счет государства.

Однако это ходатайство не было удовлетворено, и дело П. по его кассационным жалобам было рассмотрено без участия адвоката.

Это повлекло нарушение права осужденного на защиту и могло повлиять на вынесение по делу законного, обоснованного и справедливого решения.

При таких обстоятельствах, определение суда кассационной инстанции подлежит отмене, а дело - передаче на новое кассационное рассмотрение.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407, 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К. удовлетворить.

2. Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 29 января 2004 года в отношении П. отменить и дело передать на новое кассационное рассмотрение.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 1 марта 2006 г. N 934-П05ПР


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.