Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 декабря 2005 г. N 48-О05-101 Оставляя без изменения приговор суда в части, касающейся осуждения виновных и назначения наказания, суд исходил из того, что оснований для смягчения приговора нет, поскольку при его вынесении были учтены обстоятельства, смягчающие наказание; в части удовлетворения гражданского иска приговор отменен с направлением дела на новое рассмотрение, т.к. потерпевшая не лишена возможности самостоятельно обратиться в суд за защитой своих интересов

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 16 декабря 2005 г. N 48-О05-101


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела в судебном заседании 16 декабря 2005 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Х.Т.Р. и Ш.A.M. на приговор Челябинского областного суда от 14 июля 2005 года, по которому X.Т.Р., 30 марта 1988 года рождения, уроженец г. Еманжелинска Челябинской области, ранее не судимый осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 7 годам; по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ к 7 годам и 4 месяцам.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание Х.Т.Р. по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено в виде 8 лет и 6 месяцев лишения свободы в воспитательной колонии.

Ш.А.М., 25 августа 1987 года рождения, уроженец г. Еманжелинска Челябинской области, ранее не судимый осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 8 годам; по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ к 8 годам и 6 месяцам.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание Ш.A.M. по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено в виде 9 лет лишения свободы в воспитательной колонии.

Начало срока наказания для Х.Т.Р. и Ш.A.M. исчислено с 23 декабря 2004 года.

Постановлено взыскать с осужденных Х.Т.Р. и Ш.A.M. в пользу потерпевшей Е.Е.Н.:

- в счет возмещением расходов связанных с погребением - 3907 рублей, в солидарном порядке;

- в счет компенсации морального вреда - по 130000 рублей с каждого.

В случае отсутствия денежных средств у осужденных взыскания постановлено производить с их законных представителей Д.Л.А. и Ш.Л.Н. в равных долях.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации "..." об обстоятельствах уголовного дела и доводах кассационных жалоб, выслушав осужденного Ш.A.M., поддержавшего доводы своей кассационной жалобы и мнение прокурора Х.И.О.. полагавшей приговор оставить без изменений, а кассационные жалобы без удовлетворения, Судебная коллегия установила:

Х. и Ш. совершили разбойное нападение на И.Ф., 1952 года рождения, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей; кроме того, Х. и Ш., группой лиц по предварительному сговору, совершили умышленное убийство И.Ф., сопряженное с разбоем.

Преступления были совершены в ночь на 23 декабря 2004 года в кв. 88 дома 4 квартала N 1 пос. Зауральского Челябинской области при обстоятельствах установленных судом и изложенных в приговоре.

В своей кассационной жалобе осужденный Ш., оспаривая обоснованность приговора, ставит вопрос об его изменении.

В жалобе утверждается, что суд ошибочно квалифицировал кражу вещей из квартиры потерпевшей, совершенную после ее убийства, как разбойное нападение.

Суд, по мнению осужденного Ш., не учел того, что потерпевшая, после того как он нанес ей первым несколько ножевых ранений, еще оставалась жива, а ее смерть наступила только после того как ножевые ранения ей нанес Х.

В кассационной жалобе указывается на необоснованно высокий размер установленной судом компенсации морального вреда, который был определен без учета его несовершеннолетнего возраста и тяжелого материального положения его семьи.

Кроме того, в жалобе отмечается, что назначенное наказание является несправедливым, не учитывает его несовершеннолетнего возраста, признания вины и раскаяния в содеянном.

Осужденный Х. в своей кассационной жалобе, не оспаривая обоснованности своего осуждения и правильности квалификации его действий, просит об изменении приговора и существенном уменьшении размера компенсации морального вреда в пользу потерпевшей.

Государственный обвинитель К.Н.И., в своих возражениях на кассационную жалобу осужденного Ш., просит Судебную коллегию оставить приговор без изменения, а жалобу без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, и обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия приходит к выводу о том, что приговор суда, в части касающейся осуждения Х. и Ш. по ст.ст. 162 ч. 4 п. "в"; 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ и назначения им наказания, является законным и обоснованным, а в части, касающейся разрешения гражданского иска, подлежит отмене.

Виновность осужденных Х. и Ш. в совершении преступлений при установленных судом обстоятельствах подтверждена доказательствами, добытыми в ходе предварительного следствия, проверенными в судебном заседании и приведенными в приговоре.

Допрошенный в судебном заседании Х. показал, что после совместного употребления спиртных напитков в квартире потерпевшей, которая являлась сожительницей его отца, Ш. предложил убить ее с целью хищения находившихся в квартире вещей. Он согласился. Ш. большим кухонным ножом нанес И., лежавшей в спальне на кровати, несколько ударов в грудь. Затем Ш. передал нож ему и он, Х., также нанес еще живой И. 2 удара в грудь, после чего она затихла. Совершив убийство, они сложили похищенные вещи в чемодан и две сумки. Он снял с потерпевшей сережки, надрезав при этом мочку на одном ухе, а Ш. снял с пальцев 2 кольца. Часть похищенных вещей они успели продать, другую часть - спрятали.

Подсудимый Ш. при допросе в качестве подсудимого показал, что после того, как И. опьянев, заснула, он предложил Х. убить ее и завладеть находящимися в квартире вещами. Х. вначале отказался, но затем согласился. Взяв на кухне большой самодельный кухонный нож, он, Ш., нанес лежавшей на кровати И. 5-7 ударов в грудь и живот. Потом он передал нож Х., и тот также нанес еще живой потерпевшей несколько ударов в переднюю часть тела. С убитой И. он снял 2 золотых кольца, а Х. - золотые сережки. После этого, они сложили в чемодан и две сумки, похищенные вещи и вынесли их из квартиры. Часть вещей на следующий день они успели продать, другую часть спрятали, а затем выдали работникам милиции.

Помимо показаний самих осужденных их виновность подтверждена показаниями потерпевшей Е., свидетелей И.М., Х.Р., М., показаниями свидетелей Х.Ф. и Б., оглашенными в судебном заседании в порядке, предусмотренном ст. 281 УПК РФ, а также материалами уголовного дела:

протоколом осмотра места происшествия и трупа И. в ее квартире по адресу: дом 4 квартала 1 в пос. Зауральский, которым зафиксирована обнаруженная на месте совершения преступления обстановка, изъяты следы преступления и вещественные доказательства;

заключением судебно-медицинской экспертизы, установившей, что смерть И. наступила от 6 ран левой передней поверхности грудной клетки, проникающих в плевральную полость, с повреждением легкого, сердечной сорочки и сердца. Указанные раны, как в совокупности, так и в отдельности являются опасными для жизни и по этому признаку определяются как причинившие тяжкий вред здоровью. По своему характеру отмеченные выше колото-резаные ранения, образовались от 6 воздействий колюще-режущего предмета. Помимо этих опасных повреждений, на теле потерпевшей обнаружены и иные телесные повреждения различной тяжести и различного механизма образования, которые не находятся в причинной связи с наступившей смертью;

явкой с повинной Х., в которой он, признавшись в совершенном преступлении, подробно сообщал органам следствия обстоятельства произошедшего, характер действий совершенным не только им, но и Ш.;

протоколом осмотра местности с участием Х., при котором в месте указанном Х. были обнаружена сумка, с похищенными из квартиры И. вещами; а также обнаружением, в указанном Х. месте, чемодана и полусгоревшей сумки, также похищенных из квартиры потерпевшей и, которую они с Ш. пытались сжечь, чтобы избавиться от улик;

протоколом выемки у Д. свитера со следами крови и протоколом опознания С. указанного свитера, как принадлежащего ее брату - Ш.A.M.;

протоколами выдачи Х. 13 видеокассет и Ш. 19 видеокассет, которые по их признаниям были ими похищены из квартиры И.;

протоколом осмотра места жительства Х. и обнаружения многочисленных предметов похищенных из квартиры И.

Все доказательства, приведенные судом в обоснование виновности Х. и Ш., получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона и являются допустимыми. Этим доказательствам суд первой инстанции дал в приговоре объективную и мотивированную оценку.

В ходе предварительного следствия и судебного заседания нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлиять на правильность и объективность выводов суда о доказанности виновности Х. и Ш., допущено не было.

Их законные права, в том числе и право на защиту каждого из них, были соблюдены и реально обеспечены.

Суд правильно квалифицировал действия Х. и Ш. в части, касающейся похищения имущества потерпевшей, как разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, т.е. по ст. 162 ч. 4 УК РФ.

Доводы жалобы Ш. о том, что его действия в этой части обвинения, должны быть квалифицированы как совершение кражи, являются несостоятельными, Эти доводы опровергаются достоверно установленными судом фактическими обстоятельствами дела, которые объективно свидетельствуют о том, что нападение на потерпевшую и причинение ей тяжкого вреда здоровью совершалось Х. и Ш. согласованно, по предварительной договоренности и имело целью совершение хищения находящихся в ее квартире вещей.

Действия Х. и Ш. направленные на лишение И. жизни правильно судом квалифицированны по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ, как умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем.

Утверждения Ш. о том, что причиной наступления смерти И. явились только те ножевые ранения, которые были ей причинены Х., нельзя признать объективными и обоснованными. Как установлено судом, нанесению Ш. первым ножевых ранений И. предшествовала предварительная договоренность между ним и Х. об убийстве потерпевшей. Передавая друг другу нож и последовательно друг за другом нанося потерпевшей опасным орудием ранения в жизненно-важные органы человеческого тела, Ш. и Х. действовали совестно с общей целью, направленной на лишение жизни И., то есть являлись соисполнителями совершаемого убийства.

Назначенное как Ш., так и Х. наказание соответствует требования ст. 60 УК РФ, учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности каждого из них, обстоятельства смягчающие наказание, в том числе и их несовершеннолетний возраст, явку с повинной Х.

Судебная коллегия считает, что назначенное Ш. и Х. наказание является справедливым и не находит оснований для его смягчения.

Принятое судом решение, об удовлетворении гражданского иска, заявленною прокурором в интересах потерпевшей Е.Е.Н. о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда, нельзя признать законным и обоснованным.

Как видно из материалов уголовного дела самой потерпевшей Е.Е.Н. ни в ходе предварительного следствия ни в судебном заседании гражданский иск заявлен не был.

В соответствии с ч. 1 ст. 45 ГПК РФ прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав гражданина, но только в том случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может обратиться в суд сам. Материалы уголовного дела сведений о том, что потерпевшая Е.Е.Н. лишена возможности, самостоятельно обратиться в суд за защитой своих интересов, не содержат.

Удовлетворяя заявленные прокурором исковые требования, суд возложил материальную ответственность не только на осужденных, но и на их законных представителей: Ш.Л.Н. - мать осужденного Ш. и Д.Л.А. - попечителя осужденного Х. Вместе с тем, суд первой инстанции не принимал процессуальных решений о признании Ш.Л.Н. и Д.Л.А. гражданскими ответчиками, не разъяснил им их прав, предусмотренных ст. 54 УПК РФ, чем существенно нарушил их законные интересы.

Судом не рассматривался вопрос о привлечении в качестве гражданского ответчика по заявленному гражданскому иску и родного отца осужденного Х. - свидетеля Х.Р.З., который хотя и лишен родительских прав в отношении сына, но не освобожден от гражданско-правовой обязанности по возмещению причиненного его сыном ущерба, в определяемых законом условиях и пределах.

Учитывая изложенные выше обстоятельства, Судебная коллегия приходит к выводу о том, что допущенные судом процессуальные нарушения при разрешении гражданского иска, существенно нарушили законные интересы осужденных и их законных представителей, а доводы кассационных жалоб осужденных об отмене принятого судом решения по гражданскому иску, подлежат удовлетворению.


На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Челябинского областного суда от 14 июля 2005 года в отношении Х.Т.Р. и Ш.А.М. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных без удовлетворения.

Этот же приговор в части, удовлетворения судом гражданского иска - отменить, направив дело на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, признав за потерпевшей Е.Е.Н. право на предъявление гражданского иска.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 декабря 2005 г. N 48-О05-101


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.