Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 5 августа 2005 г. N 8-В05-6 Суд неправомерно отказал во включении в стаж работы для назначения досрочной пенсии периодов ухода за ребенком, поскольку ранее действующее законодательство предусматривало включение таких периодов в стаж работы, предоставляющий ей право на назначение льготной пенсии по старости

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 5 августа 2005 г. N 8-В05-6


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Зелепукина А.Н.

судей Гуляевой Г.А. и Василевской В.П.

рассмотрев в судебном заседании от 5 августа 2005 г. дело по жалобе Соломагиной Т.П. на действия управления пенсионного фонда Российской Федерации по Фрунзенскому району г. Ярославля, отказавшего ему в назначении досрочной пенсии, переданного для рассмотрения в порядке судебного надзора по жалобе Соломагиной Т.П. на основании определения судьи Верховного Суда Российской Федерации от 5 июля 2005 г., Судебная коллегия установила:

Соломагина Т.П. обратилась в суд с иском о признании права на досрочную трудовую пенсию, указав, что имеет для этого необходимый 25-летний педагогический стаж работы, однако решением от 04.06.2003 г. Управление Пенсионного фонда РФ по Фрунзенскому району г. Ярославля ей в назначении досрочной пенсии отказало, исключив из педагогического стажа периоды работы с 24.02.1978 г. по 29.12.1978 г. и с 22.06.1986 г. по 27.10.1987 г., когда она находилась в отпуске по уходу за ребенком; с 31.10.2000 г. по 31.11.2000 г. - период нахождения на курсах повышения квалификации с отрывом от производства; с 26.02.1993 г. по 30.09.1995 г. - период работы воспитателем детского сада N 24, принадлежащего акционерном) обществу, не являющемуся ни государственным, ни муниципальным образовательным учреждением.

Решением Фрунзенского районного суда Ярославской области от 17.10.2003 г. иск Соломагиной Т.П. удовлетворен частично: суд обязал Управление Пенсионного фонда РФ по Фрунзенскому району г. Ярославля включить в педагогический стаж период работы истицы с 31.10.2000 г. по 31.11.2000 г. - время нахождения на курсах повышения квалификации с отрывом от производства и с 26.02.1993 г. по 30.09.1995 г. - период работы в качестве воспитателя сада N 24, принадлежащего акционерному обществу. В удовлетворении остальной части иска отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от 4 декабря 2003 г. решение суда оставлено без изменения.

Президиум Ярославского областного суда 24 марта 2005 г. определение судьи Верховного Суда РФ от 16 февраля 2005 г. на предмет существенного нарушения судебными инстанциями Ярославской области норм материального права оставил без удовлетворения, судебные постановления без изменения.

В связи с этим и очередной надзорной жалобой Соломагиной Т.П. о незаконности судебных постановлений в части отказа в удовлетворении ее требований Верховный Суд РФ повторно истребовал дело для проверки в порядке судебного надзора и определением от 5 июля 2005 г. дело передал для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции - Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела и обсудив доводы надзорной жалобы Соломагиной Т.П., Судебная коллегия находит оспариваемые заявительницей в части судебные постановления подлежащими отмене по следующим основаниям.

Отказывая Соломагиной Т.П. в удовлетворении требования о включении в стаж работы периодов ее нахождения в отпуске по уходу за ребенком, в 1978, 1986 и 1987 г.г. для начисления льготной пенсии, судебные инстанции исходили из того, что действующее на момент ее обращения (16 июля 2003 г.) с заявлением о назначении пенсии законодательство такой возможности не предусматривало.

По мнению надзорной инстанции ст. 167 КЗоТ РФ в редакции, действовавшей до 1 октября 1992 года и предоставлявшее истице такое право, применению при разрешении данного спора не подлежит, поскольку на момент обращения Соломагиной Т.П. за назначением пенсии утратила силу, а в период действия указанной нормы истица право на назначение пенсии не приобрела, объем же пенсионных прав работника подлежит оценке исходя из законодательства, действующего на день возникновения права на соответствующую пенсию, за исключением случаев конвертации пенсионных прав.

Данные выводы не основаны на законе и являются ошибочными.

Действительно, действующее пенсионное и трудовое законодательство не предусматривает включение указанного истицей периода в стаж работы, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со ст.ст. 27 и 28 ФЗ "О трудовых пенсиях".

Однако судебным инстанциям следовало учесть, что предметом спора являются периоды нахождения Соломагиной Т.П. по уходу за ребенком в 1978, 1986 и 1987 годах, то есть, когда ст. 167 КЗоТ РСФСР предусматривала включение таких периодов в стаж работы, предоставляющей ей право на назначение льготной пенсии по старости, а потому с учетом положений статей 6 (ч. 2), 15 (ч. 4), 17 (ч. 1), 18, 19 и 55 (ч. 1) Конституции Российской Федерации, предполагающих правовую определенность и связанную с ней предсказуемость законодательной политики в сфере пенсионного обеспечения, необходимых для того, чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в том, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано, указанный период нахождения Соломагиной Т.П. в отпуске по уходу за ребенком подлежал включению в стаж работы по специальности при досрочном назначении пенсии по старости независимо от времени ее обращения за назначением пенсии и времени возникновения у нее на это права.

Иное толкование и применение пенсионного и трудового законодательства, регулирующего спорные правоотношения, повлекло бы ущемление конституционных прав заявительницы на социальное обеспечение.

Таким образом, состоявшиеся по делу судебные постановления ввиду неправильного применения и толкования норм материального нрава в части отказа в удовлетворении заявленных требований являются незаконными и в силу ст. 387 ГПК РФ подлежат отмене с направлением дела в указанной части на новое рассмотрение.

При новом разбирательстве необходимо уточнить периоды нахождения Соломагиной Г.П. в отпуске по уходу за ребенком и рассмотреть заявленные требования о назначении ей досрочной трудовой пенсии с учетом изложенных выше обстоятельств и требований закона.

Руководствуясь ст.ст. 388, 387, 390 ГПК РФ судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Фрунзенского районного суда Ярославской области от 17 октября 2003 г. и все последующие судебные постановления в части отказа в удовлетворении требований Соломагиной Т.П. о включении в стаж работы периодов нахождения ее в отпуске по уходу за ребенком и назначении досрочной трудовой пенсии отменить и дело в этой части направить в суд первой инстанции - Фрунзенский районный суд на новое рассмотрение.



Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 5 августа 2005 г. N 8-В05-6


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.