Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 мая 2006 г. N 3-О06-4 Поскольку суд не учел в качестве смягчающих обстоятельств явку осужденных с повинной и активное способствование раскрытию преступления, назначенное им наказание подлежит смягчению, а указание о назначении одному из осужденных дополнительного наказания в виде штрафа - исключению

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 18 мая 2006 г. N 3-О06-4


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 18 мая 2006 года кассационные жалобы осужденных Б-ва А.В., Р.B.C., Ш.А.Е., адвокатов Ч.Р.А., Х.В.Г., Ч.С.И. и кассационное представление государственного обвинителя К.Л.А. на приговор Верховного суда Республики Коми от 13 декабря 2005 года, которым

Б.А.В., родившийся 7 сентября 1984 года в г. Воркута Республики Коми, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы со штрафом в размере 50000 рублей, по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 50000 рублей;

Р.В.С., родившийся 3 июня 1984 года в г. Воркута Республики Коми, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы со штрафом в размере 50000 рублей, по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 50000 рублей;

Ш.А.Е., родившийся 30 января 1980 года в г. Воркута Республики Коми, судимый: 1) 17 мая 2001 года по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б, в, г" УК РФ к 2 годам лишения свободы, освобожден 5 апреля 2002 года условно-досрочно на 10 месяцев 21 день;

2) 28 мая 2003 года, с учетом внесенных изменений при приведении приговора в соответствие с Федеральным законом от 8 декабря 2003 г., по ст. 158 ч. 1 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы, освобожден 12 июля 2004 года условно-досрочно на 2 месяца 29 дней;

3) 13 сентября 2005 года по ст. 161 ч. 2 п.п. "а, в, г" УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы;

4) 6 декабря 2005 года по ст. 158 ч. 1 УК РФ к 1 году 2 месяцам лишения свободы. В соответствии со ст. 79 ч. 7 УК РФ отменено условно-досрочное освобождение по приговору от 28 мая 2003 года и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров назначено 1 год 3 месяца лишения свободы. В соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено наказание по приговору от 13 сентября 2005 года и окончательно назначено 5 лет 6 месяцев лишения свободы,

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ к 16 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 12 годам лишения свободы со штрафом в размере 60000 рублей, по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 22 года лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания и наказания по приговору от 6 декабря 2005 года окончательно назначено 24 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 60000 рублей.

Б-ов А.В., Р.В.С. и Ш.А.Е. осуждены за умышленное причинение смерти М., совершенное группой лиц, сопряженное с разбоем, за нападение с целью завладения имуществом М., совершенное с применением насилия опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также за тайное хищение имущества М., совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены в г. Воркута Республики Коми при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Б-ов А.В., Р.В.С. и Ш.А.Е. виновными себя признали частично.

Заслушав доклад судьи "...", объяснения осужденных Б-ва А.В., Р.B.C., Ш.А.Е., адвоката К.С.В., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора П.В.Ю., поддержавшей доводы кассационного представления частично, полагавшей приговор изменить в части назначенного осужденным наказания, в остальном оставить без изменения, а кассационные жалобы и представление - без удовлетворения, судебная коллегия установила:

В кассационных жалобах и дополнениях:

осужденный Б-ов А.В. просит приговор отменить или изменить, так как выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, судом неправильно применены нормы уголовного и уголовно-процессуального закона. Указывает, что приговор основан на противоречивых показаниях, данных осужденными в ходе предварительного следствия, противоречия в этих показаниях не устранены, оценка им не дана. Кроме того, утверждает, что показания на предварительном следствии он давал под психологическим давлением следователя, а Шаповалов, находясь в состоянии сильного душевного волнения. Считает, что его вина не нашла своего подтверждения ни по одному из вмененных ему составов преступлений, поскольку предварительного сговора на хищение чужого имущества у них не было, умысел на завладение имуществом потерпевшего у них возник после наступления его смерти, а нападение с целью завладения боевыми гранатами не охватывается составом преступления, предусмотренного ст. 162 УК РФ. Выражает также несогласие с тем, что в отношении него не была назначена комплексная судебно-психиатрическая экспертиза;

адвокат Ч.Р.А. в защиту Борисова просит приговор отменить, поскольку в его основу положены противоречивые показания осужденных, данные на предварительном следствии и не подтвержденные ими в судебном заседании, имеющиеся в этих показаниях осужденных существенные противоречия в отношении действий друг друга не устранены. Кроме того, указывает, что причастность Б.А.В. к убийству М. подтверждения в судебном заседании не нашла и его вина в этой части не доказана, так как доводы осужденного Р.В.С. о том, что он один нанес потерпевшему все ножевые ранения, не опровергнуты и кроме того, подтверждаются другими материалами уголовного дела. Считает осуждение Б-ва А.В. за разбойное нападение необоснованным, поскольку никаких требований имущественного характера, кроме выдачи боевых гранат, осужденные к потерпевшему не предъявляли, а завладение боевыми гранатами не охватывается составом преступления, предусмотренного ст. 162 УК РФ, поскольку они не могут являться предметом данного преступления. Необоснованным считает также и осуждение Б-ва А.В. по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ, так как предварительного сговора на хищение имущества потерпевшего между осужденными не было;

осужденный Р.В.С., выражая несогласие с приговором, указывает, что его виновность в инкриминируемых ему преступлений не нашла своего подтверждения в судебном заседании, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Считает, что в нарушении требований УПК РФ описательно-мотивировочная часть приговора не соответствует приведенным в приговоре доказательствам. Указывает также, что приговор основан лишь на предположениях, показания осужденных, данные в судебном заседании, во внимание не приняты, а в основу приговора суд положил их первоначальные показания на предварительном следствии несмотря на то, что в судебном заседании они отказались от них;

адвокат Х.В.Г. в защиту Р.В.С. просит приговор в части осуждения Р.В.С. по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ изменить и переквалифицировать его действия на ст. 108 ч. 1 УК РФ как убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны. При этом указывает, что Р.В.С. удары ножом потерпевшему нанес при попытке последнего наброситься на него, показания Р.В.С. в этой части, а также оборонительный характер его действий подтверждаются имеющимися в материалах дела объективными данными и показаниями других осужденных. Кроме того, считает осуждение Р.В.С. за разбой необоснованным, так как ответственность за хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств предусмотрена ст. 226 УК РФ, которая в вину его подзащитному не вменялась, из показаний осужденных в судебном заседании следует, что они не требовали от М. передачи гранат и не искали их, а выводы стороны обвинения о том, что со стороны Р.В.С. при этом имели место действия, связанные с причинением потерпевшему тяжкого вреда здоровью, являются предположением. Указывает также, что предварительного сговора на совершение кражи осужденные не имели, а Р.В.С. похитил лишь ботинки, которые в перечень похищенного у потерпевшего имущества не включены. В связи с этим просит приговор в части осуждения Р.В.С. по ст. 162 ч. 4 п. "в" и ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ отменить и уголовное дело прекратить;

осужденный Ш.А.Е. указывает, что его вина не доказана, приговор основан лишь на предположениях, в его основу положены показания осужденных, данные на предварительном следствии, которые необоснованно признаны допустимыми. Указывает также, что судом нарушено его право на ознакомление с протоколом судебного заседания и материалами дела. Считает, что приговор является незаконным и необоснованным, просит его отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение;

адвокат Ч.С.И. в защиту Ш.А.Е. просит отменить приговор, так как выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и судом неправильно применен уголовный и уголовно-процессуальный закон. Указывает, что в основу приговора положены противоречивые показания подсудимых, данные ими на предварительном следствии, противоречия в этих показаниях не устранены, оценки им не дано. Считает, что квалифицирующий признак убийства потерпевшего из корыстных побуждений, сопряженного с разбоем, и совершение хищения имущества потерпевшего по предварительному сговору, не нашли своего подтверждения, так как в момент нанесения ножевых ранений каких-либо имущественных требований, кроме выдачи гранат, к потерпевшему не предъявлялось, а сговора на хищение имущества потерпевшего осужденные не имели. Указывает на необоснованность осуждения Ш.А.Е. по ст. 162 УК РФ, поскольку нападение с целью завладения боевыми гранатами данным составом преступления не охватывается. Считает также, что суд необоснованно сложил назначенное наказание с наказанием по приговору мирового судьи от 6 декабря 2005 года до вступления этого приговора в законную силу.

В кассационном представлении государственным обвинителем К.Л.А. ставится вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение. В обоснование доводов представления указывается, что суд не в полной мере дал оценку противоречиям, имеющимся в показаниях осужденных, не конкретизировал действия всех осужденных по факту причинения потерпевшему телесных повреждений, не привел в приговоре и не дал оценку выводам дополнительной судебно-медицинской экспертизы. В нарушение требований ст. 61 УК РФ суд не признал в качестве обстоятельств смягчающих наказание осужденных их явки с повинной и несмотря на то, что получены они были в соответствии с требованиями закона, не принял их как доказательства по делу. Указывается также, что суд необоснованно признал в качестве обстоятельства, отягчающего наказание осужденных, совершение ими разбойного нападения группой лиц, поскольку органами предварительного следствия данное отягчающее обстоятельство осужденным не вменялось. Кроме того, назначив Ш.А.Е. по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ дополнительное наказание в виде штрафа в размере 60000 рублей, суд в нарушение требований ст. 69 ч. 3 УК РФ не назначил это наказание по совокупности преступлений. Считает, что допущенные судом нарушения уголовно-процессуального закона и неправильное применение уголовного закона могли существенно повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных представления и жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о доказанности вины Б-ва А.В., Р.В.С. и Ш.А.Е. в совершении указанных выше преступлений правильными, основанными на исследованных в судебном заседании доказательствах, полно и подробно изложенных в приговоре.

Участие всех осужденных в убийстве потерпевшего, совершение ими разбойного нападения с целью завладения его имуществом и совершение кражи имущества потерпевшего по предварительному сговору подтверждено показаниями самих осужденных и другими доказательствами.

В ходе предварительного следствия в своих показаниях осужденные поясняли об обстоятельствах совершенных ими преступлений, изобличая при этом других соучастников преступлений, подробно рассказывали о действиях каждого из осужденных.

Так, из данных в ходе предварительного следствия показаний осужденного Ш.А.Е. следует, что к М. они пришли за гранатами и после того, как тот отказался отдать их, он ударил его 2 раза кулаком в лицо. Б-ов А.В. и Р.В.С. тоже наносили потерпевшему удары ногами и руками, Б-ов А.В. при этом требовал у потерпевшего выдать гранаты, в противном случае угрожал убить его. Затем Б-ов А.В. и Р.В.С. связали потерпевшего, Б-ов А.В. душил его веревкой, то затягивая, то ослабляя петлю. Кроме того, Ш.А.Е. пояснял, что видел у потерпевшего две раны на животе, у Б-ва А.В. в это время в руке был нож. Видел также, как Р.В.С., взяв у Б-ва А.В. нож, ударил им потерпевшего в шею. Из квартиры М. они забрали 2 сумки и 2 пакета с вещами потерпевшего.

Осужденный Р.В.С. в ходе предварительного следствия пояснял, что видел как Ш.А.Е. и Б-ов А.В. избивали М., наносили ему удары руками и ногами, искали в квартире гранаты. После того, как Ш.А.Е. сказал им, что М. нужно убить, они связали потерпевшего и потом все трое наносили ему удары ножом, душили его веревкой, а затем забрали из квартиры понравившиеся вещи потерпевшего.

Из показаний, данных в ходе предварительного следствия осужденным Б-ым А.В., следует, что сначала он и Ш.А.Е. наносили М. удары ногами и руками, а затем он и Р.В.С. связали потерпевшего, чтобы попугать его и узнать, где находятся гранаты. Кроме того, Б-ов А.В. пояснял, что видел как Р.В.С. закрывал лицо потерпевшего подушкой, Ш.А.Е. в это время находился рядом, в руке у него был нож, а у потерпевшего из живота текла кровь. После этого, он по предложению Ш.А.Е. стал держать руки потерпевшего, а Р.В.С. в это время душил потерпевшего веревкой до тех пор, пока тот не перестал подавать признаков жизни. Когда потерпевший снова начал дышать, Ш.А.Е. ударил его ножом в область груди, а Р.В.С. другим ножом ударил потерпевшего в ногу. Затем, Р.В.С. и Ш.А.Е. по предложению последнего собрали и принесли в прихожую вещи потерпевшего, а он сложил их в сумку и вынес из квартиры.

В соответствии с выводами судебно-медицинской экспертизы обнаруженные у потерпевшего М. колото-резаные ранения брюшной и грудной полости, средостения, шеи и левой голени, а также резаная рана шеи, от которых наступила его смерть, являются прижизненными и могли быть причинены от воздействия колюще-режущими предметами, не исключается их причинение ножом, изъятым с места происшествия.

Согласно выводам криминалистических экспертиз на предметах одежды Ш.А.Е. обнаружена кровь человека, которая могла произойти от потерпевшего М., а также волокна ткани, происхождение которой не исключается от ткани наволочки подушки в квартире потерпевшего.

По заключению дактилоскопической экспертизы след руки, обнаруженный на дверце холодильника в квартире потерпевшего М., оставлен ладонью левой руки осужденного Ш.А.Е.

Из показаний свидетелей Б-ой А. и Р.Г. следует, что на автостоянку, где они находились, ночью пришел Б-ов А.В. и принес сумку, затем пришел Ш.А.Е. с магнитофоном, а следом за ним - Р.В.С. с пакетом.

Приведенные выше показания осужденных были получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, показания осужденные давали в присутствии адвокатов, данных о том, что при этом на них со стороны лиц, производивших предварительное следствие, оказывалось какое-либо давление, не установлено.

Имеющимся в этих показаниях осужденных противоречиям в отношении действий друг друга, а также причинам изменения ими своих показаний в судебном заседании суд дал надлежащую оценку и поскольку приведенные выше показания каждого из осужденных в части действий других соучастников согласуются с выводами судебно-медицинской и криминалистических экспертиз, данными протокола осмотра места происшествия, следственных действий, показаниями свидетелей и другими исследованными в судебном заседании доказательствами, они обоснованно признаны судом допустимыми, достоверными и соответствующими фактическим обстоятельствам.

С учетом исследованных в судебном заседании доказательств, доводам осужденных и их адвокатов о непричастности Б-ва А.В. и Ш.А.Е. к убийству потерпевшего М., о совершении Р.В.С. убийства потерпевшего при превышении пределов необходимой обороны, об отсутствии в действиях осужденных признаков разбойного нападения и предварительного сговора на кражу, о недопустимости данных в ходе предварительного следствия показаний осужденных, судом дана надлежащая оценка и они обоснованно опровергнуты, как несоответствующие действительности.

Необоснованными являются и доводы осужденного Ш.А.Е. в кассационной жалобе о нарушении его права на ознакомление с протоколом судебного заседания и материалами дела. Как видно из материалов уголовного дела, с протоколом судебного заседания и материалами дела он ознакомлен в порядке, установленном УПК РФ.

Доказательства, на которых основаны выводы суда о виновности осужденных в совершенных преступлениях, получены с соблюдением требований УПК РФ.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, как об этом ставится вопрос в кассационных жалобах и представлении, из материалов дела не усматривается.

Оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о виновности Б-ва А.В., Р.В.С. и Ш.А.Е.: в умышленном причинении смерти М., совершенном группой лиц, сопряженном с разбоем; в нападении в целях хищения чужого имущества, совершенном с применением насилия опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также в тайном хищении чужого имущества, совершенном группой лиц по предварительному сговору и правильно квалифицировал действия осужденных соответственно по ст.ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з", 162 ч. 4 п. "в", 158 ч. 2 п. "а" УК РФ.

При этом суд обосновано указал в приговоре, что все осужденные действовали с единым умыслом на завладение имуществом М., путем совершения разбойного нападения и на убийство потерпевшего, о чем свидетельствует совместность и согласованность их действий, количество, локализация и характер причиненных потерпевшему телесных повреждений.

Поскольку убийство потерпевшего М. осужденные совершили группой лиц, при котором не обязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из этих лиц, доводы кассационного представления о том, что суду необходимо было более детально конкретизировать действия всех осужденных по факту причинения потерпевшему телесных повреждений, являются необоснованными и удовлетворению не подлежат.

Психическое состояние осужденных судом исследовано с достаточной полнотой. С учетом данных о личности и выводов судебно-психиатрических экспертиз они обоснованно признаны вменяемыми.

Наказание осужденным назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности. При этом суд обоснованно признал обстоятельством, отягчающим наказание осужденных, совершение разбойного нападения в составе группы лиц, а у Ш.А.Е. также и рецидив преступлений.

Вместе с тем, суд ошибочно не признал в качестве смягчающих наказание осужденных обстоятельств их явки с повинной, поскольку в соответствии с требованиями ст. 61 УК РФ признание указанных обстоятельств смягчающими наказание является обязательным, не зависимо от того, подтвердили их или нет осужденные в судебном заседании.

Как видно из материалов дела, органы предварительного следствия указанными в протоколах явки с повинной Ш.А.Е., Р.В.С. и Б-ва А.В. доказательствами о их причастности к совершенным преступлениям не располагали. В протоколах явки с повинной осужденные сообщили не только о своих действиях, но и о действиях соучастников преступления.

При таких обстоятельствах, явки с повинной осужденных Ш.А.Е., Р.В.С. и Б-ва А.В., а также активное их способствование раскрытию преступления и изобличению других соучастников преступления, в соответствии со ст. 61 ч. 1 п. "и" УК РФ следует признать смягчающими наказание обстоятельствами.

Поскольку данные обстоятельства не были учтены судом при назначении осужденным наказания, назначенное им наказание подлежит смягчению.

Кроме того, назначив Шаповалову по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ дополнительное наказание в виде штрафа в размере 60000 рублей, суд не назначил его при назначении наказания в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений. В связи с этим, назначение Ш.А.Е. дополнительного наказания в виде штрафа в размере 60000 рублей подлежит исключению из приговора.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Верховного суда Республики Коми от 13 декабря 2005 года в отношении Б-ва А.В., Р.В.С. и Ш.А.Е. изменить.

Смягчить назначенное осужденным наказание:

по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ: Б-ву А.В. и Р.В.С. с 15 до 14 лет 6 месяцев лишения свободы, Ш.А.Е. с 16 до 15 лет 6 месяцев лишения свободы;

исключить указание о назначении Ш.А.Е. по ст.ст. 162 ч. 4 п. "в" и 69 ч. 5 УК РФ дополнительного наказания - штрафа в размере 60 тыс. рублей;

по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ: Б-ву А.В. и Р.В.С. с 10 лет лишения свободы со штрафов 50 тыс. рублей до 9 лет 6 месяцев лишения свободы со штрафом 50 тыс. рублей, Ш.А.Е. с 12 до 11 лет 6 месяцев лишения свободы;

по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ: Б-ву А.В. и Р.В.С. с 2 лет до 1 года 6 месяцев лишения свободы, Ш.А.Е. с 2 лет 6 месяцев до 2 лет лишения свободы;

в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з", 162 ч. 4 п. "в", 158 ч. 2 п. "а" УК РФ назначить Б-ву А.В. и Р.В.С. каждому по 19 лет лишения свободы со штрафом в размере 50 тыс. рублей, Ш.А.Е. - 21 год лишения свободы;

на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания и наказания по приговору от 6 декабря 2005 года окончательно Ш.А.Е. назначить 23 года лишения свободы.

В остальном приговор о них оставить без изменения, а кассационные представление, жалобы осужденных и адвокатов - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 мая 2006 г. N 3-О06-4


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение