Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 мая 2006 г. N 4-О06-50 Приговор оставлен без изменения, поскольку вина осужденных за совершение убийства группой лиц в ходе ссоры, возникшей на почве личных неприязненных отношений, подтверждена совокупностью доказательств по делу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 18 мая 2006 г. N 4-О06-50


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 18 мая 2006 года дело по кассационным жалобам осужденных К.Д.А., В.С.Н. и адвоката М.В.И. на приговор Московского областного суда от 15 марта 2006 года, которым:

К.Д.А., 18 ноября 1977 года рождения, уроженец поселка Большие Дворы Павлово - Посадского района Московской области, судимого в 2002 году по ст. 30 ч. 3, 161 ч. 2 п.п. "а, б" УК РФ к 3 годам лишения свободы,

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 15 годам в исправительной колонии строгого режима;

В.С.Н., 21 марта 1960 года рождения, уроженец города Павловский Посад Московской области, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 13 годам в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи "...", выступление прокурора К.Е.А., полагавшей приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия установила:

при обстоятельствах изложенных в приговоре К.Д.А. и В.С.Н. признаны виновным в убийстве группой лиц в ходе ссоры возникшей на почве личных неприязненных отношений, в период с 24 по 26 июля 2005 года в городе Павловский Посад Московской области Х., нанеся ему совместно не менее 23 ударов ножом в различные части тела.

В судебном заседании К.Д.А. виновными себя признал полностью, а В.С.Н. - частично.

В кассационных жалобах:

осужденный К.Д.А. ставит вопрос о переквалификации его действий на ст. 105 ч. 1 УК РФ, поскольку убийство он совершил один, просит учесть, что преступление он совершил в состоянии аффекта, вызванного оскорблениями со стороны потерпевшего. В ходе предварительного следствия он и свидетель Р. оговорили В.С.Н., который к убийству непричастен, о чем пояснили в судебном заседании, однако их показания суд не принял во внимание;

осужденный В.С.Н. утверждает о своей невиновности, указывает, что ударов ножом он потерпевшему не наносил, суд не мотивировал, по какой причине он принял во внимание показания К.Д.А. и Р. на предварительном следствии и отверг их показания данные в суде, утверждает, что от двух ударов ножом, которые ему вменяются, смерть потерпевшего наступить не могла. Выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, не подтверждаются доказательствами и сделаны без учета имеющих существенное значение обстоятельств, в приговоре не раскрыто содержание доказательств, а противоречия в показаниях не устранены;

адвокат М.В.И. в защиту интересов В.С.Н. просит приговор суда в отношении В.С.Н. отменить, дело прекратить, а в случае признания приговора законным, смягчить наказание. Утверждает, что дело рассмотрено необъективно, односторонне, с обвинительным уклоном, суд проигнорировал и не оценил доказательства, не согласующиеся с версией обвинения, построил приговор исключительно на доказательствах, добытых на стадии предварительного расследования, не учел показания К.Д.А., В.С.Н. и Р., данных ими в суде. Одновременно с этим указывает, что в случае признания В.С.Н. виновным в нанесении двух ударов ножом, наказание следует признать завышенным, поскольку суд оставил без внимания роль потерпевшего, который явился инициатором ссоры, а также состояние здоровья В.С.Н.

В возражениях на жалобы государственный обвинитель Б.Д.И. указывает о своем несогласии с ними.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности В.С.Н. и К.Д.А. в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Судебное разбирательство проведено полно и всесторонне, с соблюдением принципа состязательности.

Приговор основан на доказательствах, непосредственно исследованных в суде, в том числе показаниях осужденных К.Д.А., В.С.Н. и свидетеля Р., подтвердивших, что в ходе ссоры с Х. К.Д.А., а затем и В.С.Н. нанесли потерпевшему удары ножом. Убедившись, что тот не подает признаков жизни, они перенесли его в яму и засыпали землей.

Об этом же К.Д.А. и В.С.Н. подтвердили при проверке их показаний на месте, а также в ходе очных ставок.

Кроме того, при допросе в судебном заседании К.Д.А. не отрицал факта нанесения двух ударов ножом в область груди В.С.Н.

Суд в соответствии с требованиями закона исследовал все показания осужденных К.Д.А. и В.С.Н., а также показания свидетеля Р., данных ими как в ходе предварительного, так и судебного следствия, указав в приговоре мотивы, по которым принимает как достоверные одни показания, и отвергает другие.

Утверждение осужденного В.С.Н. о самооговоре, К.Д.А. о том, что в ходе предварительного следствия он оговорил В.С.Н., были проверены судом и признаны не состоятельными.

В судебном заседании были допрошены в качестве свидетелей К. и Ф., которые пояснили, что при проведении следственных действий на осужденных какого-либо воздействия не оказывалось, и все показания они давали добровольно.

Не нашли своего подтверждения и утверждения свидетеля Р. о недостоверности его первоначальных показаний, которые он давал находясь, в состоянии алкогольного опьянения.

О нанесении ударов ножом подсудимыми, Р. пояснил в ходе очных ставок с К.Д.А. и В.С.Н.

При этом от лиц, участвовавших в очных ставок, в том числе и от защитников осужденных, никаких замечаний не поступило.

Из заключений судебно-медицинского эксперта установлено, что Х. были причинены 23 колото-резаные ранения и его смерть наступила на месте происшествия от малокровия внутренних органов, вызванного массивным наружным внутренними кровотечениями. Не исключается причинение ран на передней поверхности грудной клетки Х. при обстоятельствах, указанных В.С.Н.

Нельзя согласиться и с доводами осужденного К.Д.А. о том, что убийство произошло по вине потерпевшего, который оскорбил его, поскольку это не соответствует фактически установленным обстоятельствам дела, в том числе и показаниям К.Д.А., в которых тот признавал наличие у него желания убить Х. за то, что тот избил его знакомого.

Каких-либо объективных данных свидетельствующих о наличии у К.Д.А. состояния аффекта, вызванного насилием или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего, в деле не имеется.

Как правильно установлено судом и отражено в приговоре, убийство потерпевшего было совершено в ходе ссоры, возникшей на почве личных неприязненных отношений во время распития спиртных напитков.

На основании этих, а также других исследованных доказательств, суд пришел к обоснованному выводу о виновности осужденных, указав, что К.Д.А. и В.С.Н. действовали с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни Х., нанося ему удары ножом, и правильно квалифицировал их действия по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного, всех смягчающих обстоятельств, сведения о которых имелись в деле, является справедливым и соразмерным.

Оснований для смягчения наказания, в том числе и по доводам кассационных жалоб, судебная коллегия не усматривает.

Нарушений уголовно процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора суда, нет.

Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Московского областного суда от 15 марта 2006 года в отношении К.Д.А. и В.С.Н. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 мая 2006 г. N 4-О06-50


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.