Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 мая 2006 г. N 89-О06-14 Приговор в отношении осужденных за совершение разбойного нападения и сопряженного с ним убийства группой лиц по предварительному сговору подлежит изменению в связи с переквалификацией содеянного по УК РФ, действовавшему в момент совершения преступления, но, поскольку размеры основного наказания в виде лишения свободы, предусмотренные санкциями статей УК РФ, являются одинаковыми, оснований для снижения назначенного осужденным наказания не имеется

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 19 мая 2006 г. N 89-О06-14


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела дело по кассационному представлению прокурора, кассационным жалобам осужденных Р.В.М., З.М.М. и М.М.А., адвоката К.Н.С. на приговор Тюменского областного суда от 24 января 2006 года, которым

Р.В.М., родившийся 17 августа 1962 года в с. Старая Нерпа Упоровского района Тюменской области, несудимый, -

осужден к лишению свободы по:

ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ на семнадцать лет;

ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на одиннадцать лет.

По совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ Р.В.М. назначено наказание в виде двадцати одного года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

З.М.М., родившийся 13 июня 1978 года в с. Боково, Викуловского района Тюменской области, судимый:

2 февраля 1999 года по ст.ст. 166 ч. 2 п. "в", 264 ч. 1, 161 ч. 2 п. "г, д", 69 ч. 3 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден по отбытии наказания 17 апреля 2002 года; 6 декабря 2004 года по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, -

осужден к лишению свободы по:

ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ на шестнадцать лет;

ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на десять лет.

По совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ ему назначено девятнадцать лет лишения свободы, а на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ окончательно З.М.М. назначено наказание в виде двадцати одного года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

М.М.А., родившийся 22 июня 1982 года в п. Матмасы г. Тюмени Тюменской области, не судимый, - осужден к лишению свободы по:

ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ на двенадцать лет;

ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на девять лет.

По совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ М.М.А. назначено шестнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать солидарно с Р.В.М., З.М.М. и М.М.А. в пользу Б.Е.Е. 38161 руб. 80 коп. в счет возмещения материального ущерба.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации "...", осужденных Р.В.М., З.М.М. и М.М.А., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора К.Ю.Н., поддержавшего кассационное представление, его же и потерпевшую Б.Е.Е., просивших об отклонении кассационных жалоб, судебная коллегия установила:

Р.В.М., З.М.М. и М.М.А. признаны виновными в совершении разбойного нападения и сопряженного с ним убийства группой лиц по предварительному сговору убийство Б.Л.Г.

Преступления совершены 25 января 2003 года в поселке Матмасы г. Тюмени Тюменской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре. В судебном заседании осужденные З.М.М. и М.М.А. виновными себя признали частично, а Р.В.М. - не признал.

В кассационных, жалобах и дополнениях к ним:

осужденный Р.В.М. выражает несогласие с приговором, указывая на то, что предварительное следствие по делу было проведено с нарушением требований уголовно-процессуального закона. В материалах дела нет его первоначальных показаний, данных им непосредственно после его задержания. Последующие показания им были даны вследствие применения к нему незаконных методов. Приговор постановлен на явках с повинной и противоречивых показаниях З.М.М. и М.М.А., данных ими в ходе предварительного следствия под давлением работников милиции, от которых они отказались в суде. Утверждает, что преступлений в отношении потерпевшего Б.Л.Г. он не совершал, узнал об его убийстве со слов З.М.М. и М.М.А., помог лишь вытащить труп потерпевшего из погреба и велел его убрать. Допрошенные по делу свидетели - понятые, работники милиции и прокуратуры - являются заинтересованными в деле лицами, и их показаниям доверять нельзя;

осужденный З.М.М. полагает, что его действия подлежат переквалификации на ст.ст. 108 ч. 1 и 161 ч. 2 п. "д" УК РФ, указывая на то, что показания в ходе предварительного следствия им были даны под давлением работников милиции, по этой же причине он оговорил Р.В.М. Утверждает, что у него с потерпевшим произошла ссора, перешедшая в драку, Б.Л.Г. был физически сильнее, и он превысил пределы самообороны, защищаясь, нанес потерпевшему удар молотком. Потом он и М.М.А. нанесли потерпевшему несколько ударов ногами по телу, после чего тот перестал подавать признаки жизни. Когда заворачивали труп в ковер, забрали из сумочки потерпевшего деньги. Р.В.М. на месте происшествия отсутствовал, и участия в совершении преступления не принимал;

осужденный М.М.А. просит изменить приговор и снизить назначенное ему наказание, указывая на то, что в ходе предварительного следствия он оговорил себя и других осужденных под давлением работников милиции. Показания на месте происшествия он давал, находясь в нетрезвом состоянии. Утверждает, что сговора на убийство потерпевшего и завладение его деньгами не было, все произошло спонтанно. Между З.М.М. и Б.Л.Г. произошла ссора и драка, в которой он принял участие на стороне З.М.М., вместе с ним наносил удары потерпевшему, пока тот не перестал подавать признаков жизни. Деньги они забрали у потерпевшего, когда тот был уже мертв. Просит учесть, что в содеянном он вину свою признает и раскаивается;

адвокат К.Н.С. просит приговор в отношении М.М.А. в части его осуждения по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ отменить, в остальном - изменить, переквалифицировать его действия с применением ст. 33 ч. 5 УК РФ и смягчить наказание, указывая на то, что материалами дела не доказано участие М.М.А. в сговоре на совершение разбойного нападения на Б.Л.Г. и его убийства. Он лишь присоединился к действиям Р.В.М. и З.М.М., помогал удерживать сопротивлявшегося потерпевшего. Просит учесть, что М.М.А. ранее не судим, имеет, в основном, положительные характеристики, свою вину признал полностью, содействовал раскрытию преступления. Он фактически явился с повинной, так как первым указал место захоронения трупа, однако суд не учел этого при назначении наказания.

В кассационном представлении государственный обвинитель Р.В.А. просит приговор изменить, переквалифицировать действия всех осужденных со ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ (в редакции от 08 декабря 2003 года) на ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года), указывая на то, что содеянное ими подлежит квалификации по уголовному закону, действовавшему в момент совершения преступления, поскольку вновь принятый закон ухудшает их положение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия приходит к следующему.

Виновность Р.В.М., З.М.М. и М.М.А. в совершении преступлений, за которые они осуждены, подтверждена, а доводы о невиновности Р.В.М. к убийству - опровергаются исследованными судом доказательствами.

В судебном заседании все осужденные показали, что вечером в январе 2003 года, в квартире к Р.В.М. они и потерпевший Б.Л.Г. употребляли спиртные напитки. Р.В.М. занял у Б.Л.Г. 100 долларов США и уехал. З.М.М. также попросил у Б.Л.Г. денег, но Б.Л.Г. отказал. Возникла ссора, перешедшая в драку между З.М.М. и Б.Л.Г., М.М.А., помогая З.М.М., вместе с ним повалил потерпевшего на пол, и они стали бить Б.Л.Г. руками и ногами. В ходе драки З.М.М. попался под руку молоток, и он стал бить им потерпевшего, пока тот не потерял сознание. Потом З.М.М. забрал у Б.Л.Г. около 1000 долларов США, которыми в последствии поделился с М.М.А. и Р.В.М. После этого З.М.М. и М.М.А. увезли труп в подпол квартиры, где проживал брат Р.В.М. Позднее труп перенесли в погреб и завалили мусором.

Вместе с тем, в ходе предварительного следствия в явке с повинной З.М.М. сообщил о совершенном им вместе с Р.В.М. и М.М.А. убийстве Б.Л.Г. и указал место сокрытия трупа потерпевшего (т. 2, л.д. 150-153).

Из показаний данных З.М.М. в качестве подозреваемого следует, что совершить разбойное нападение на Б.Л.Г. предложил Р.В.М., Он и М.М.А. согласились, Он (З.М.М.) молотком, переданным ему Р.В.М., нанес потерпевшему удар по голове, молоток сломался, а Б.Л.Г. сознания не потерял и стал сопротивляться. Он и М.М.А. удерживали потерпевшего, уронив его на пол, а Р.В.М. накинул на шею Б.Л.Г. ремень, затянул его и передал З.М.М. Когда Б.Л.Г. перестал подавать признаки жизни, они забрали у потерпевшего 1200 долларов США, завернули труп в ковер, вывезли на машине и скинули в погреб дома N 32 по ул. Матмасовской п. Матмасы. Через несколько дней труп перетащили в заброшенный погреб во дворе этого же дома, облили бензином, закидали мусором и подожгли, обвалив стены погреба (т. 3 л.д. 158-166). Аналогичные показания З.М.М. дал и на месте происшествия с его участием, с записью показаний на видеопленку (т. 2;, л.д. 11-18).

М.М.А. в заявлении на имя прокурора Калининского района г. Тюмени также сообщил о совершенном совместно с З.М.М. и Р.В.М. убийстве Б.Л.Г. и месте сокрытия трупа (т. 3 л.д. 1-2).

Из его показаний в качестве подозреваемого следует, что в конце января 2003 года Р.В.М. предложил убить Б.Л.Г., на что З.М.М. и М.М.А. согласились. Когда Б.Л.Г. уснул, Он нанес ему удар молотком по голове, а З.М.М. и Р.В.М. стали удерживать потерпевшего, поскольку последний попытался подняться. Поясным ремнем З.М.М. и М.М.А. стали затягивать шею Б.Л.Г., а Р.В.М. в это время удерживал потерпевшего. У Б.Л.Г. забрали около 1000 долларов США, разделив их между собой (т. 3 л.д. 8-14).

Свои показания данные в качестве подозреваемого М.М.А. подтвердил на месте совершения преступления (т. 2, л.д. 1-9. На допросе в качестве обвиняемого 14 июня 2005 года, М.М.А. уточнил, что удар по голове Б.Л.Г. нанес З.М.М., он же и затягивал на шее потерпевшего ремень (т. 3 л.д. 25-28).

В ходе предварительного следствия Р.В.М. также показал, что молотком Б.Л.Г. ударил З.М.М., а когда молоток сломался, и потерпевший стал сопротивляться, то все они втроем стали удерживать Б.Л.Г., пока тот не перестал подавать признаков жизни (т. 3, л.д. 84-87).

На допросе в качестве обвиняемого Р.В.М. изменил свои показания и стал утверждать, что об убийстве Б.Л.Г. они не договаривались, он услышал крики из комнаты, где спал Б.Л.Г. Войдя туда, он увидел, как М.М.А. и З.М.М. держат потерпевшего, из головы которого течет кровь, и ему ничего не оставалось делать, как присоединиться к З.М.М. и М.М.А., удерживать потерпевшего. Труп, завернутый в ковер, вывозили М.М.А. и З.М.М. они же и захоронили труп. Позднее на полу обнаружил сломанный молоток (т. 3, л.д. 89-91).

Вопреки содержащимся в кассационной жалобе осужденного Р.В.М. утверждениям показания осужденных З.М.М. и М.М.А. в ходе предварительного следствия об обстоятельствах совершения убийства потерпевшего не содержат каких-либо существенных противоречий. Из них с бесспорностью следует, что все осужденные применяли насилие по отношению к потерпевшему с целью лишения его жизни. Смерть потерпевшего наступила в результате совместных и согласованных действий всех осужденных.

Эти показания были даны осужденными с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, в присутствии адвокатов. Поэтому изложенные в кассационных жалобах доводы о том, что они были даны под давлением работников милиции, не могут быть приняты во внимание. Допрошенные в судебном заседании свидетели А.Е.А., С.Ю.Б., Р.Е.С., участвовавшие в следственных действиях в качестве понятых, пояснили, что осужденные в присутствии адвокатов давали показания добровольно, подробно и логично поясняя детали и обстоятельства совершенных преступлений, их показания фиксировались на видеопленку.

Суд обоснованно расценил их как достоверные, поскольку они соответствуют фактическим обстоятельствам и подтверждаются другими доказательствами, в частности, протоколом осмотра места происшествия (т. 1, л.д. 56-59), заключениями судебно-медицинских экспертиз, другими материалами дела.

Так, из показаний потерпевшей Б.Е.Е. следует, что после пропажи мужа она разыскивала его, в том числе, в г. Тюмени у его армейского друга - Р.В.М., который говорил, что не видел его.

Из показаний свидетеля Ш.Ю.Г. видно, что она 8 января 2003 года вместе с Б.Л.Г. приехали в г. Тюмень торговать текстилем. Останавливались они у матери Р.В.М., встречались с ним. На следующий день она уехала в Белоруссию. Ее показания подтвердила свидетель Р.М.И.

При осмотре места происшествия в указанном М.М.А. месте было обнаружено большое количество обгоревшего мусора, а также фрагменты обгоревших тканей и костей (т. 1, л.д. 56-59).

Согласно заключениям экспертиз представленные кости скелета относятся к скелету мужчины европеоидной расы в возрасте 50-60 лет, ростом около 170-175 см с А в группой крови. Установить причину смерти не представляется возможным из-за посмертных изменений в виде полного скелетирования. Смерть наступила в пределах нескольких месяцев - десятков месяцев до начала экспертизы. Повреждений при экспертизе частей скелета, не обнаружено. Дефекты частей скелета возникли вероятнее всего от воздействия пламени (т. 1, л.д. 75-77, 80-88).

Судом дана надлежащая оценка имеющимся по делу доказательствам, сделан обоснованный вывод о виновности осужденных и их действия по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ квалифицированы правильно.

Вместе с тем, изложенные в кассационном представлении прокурора доводы о необходимости переквалификации действий осужденных со ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ (в редакции от 08 декабря 2003 года) на ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года), то есть, на уголовный закон, действовавший в момент совершения преступления, являются обоснованными, и в этой части приговор подлежит изменению.

Наказание Р.В.М., З.М.М. и М.М.А. назначено в соответствии с законом, с учетом характера и степени общественной опасности фактически совершенных ими преступлений, данных, характеризующих личность каждого из осужденных, всех обстоятельствах дела. При этом судом были учтены и смягчающие наказание обстоятельства, в частности, явка с повинной З.М.М. и заявление М.М.А. о совершенных преступлениях, фактически являющееся также явкой с повинной (т. 3 л.д. 1-2).

Размеры основного наказания в виде лишения свободы, предусмотренные санкциями ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ (в редакции от 08 декабря 2003 года) и ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года) являются одинаковыми. Поэтому, несмотря на вносимые в приговор изменения, оснований для снижения назначенного всем осужденным наказания не усматривается.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Тюменского областного суда от 24 января 2006 года в отношении Р.В.М., З.М.М. и М.М.А. изменить, переквалифицировать их действия со ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ (в редакции от 08 декабря 2003 года) на ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года), по которой назначить наказание: Р.В.М. - одиннадцать лет лишения свободы, З.М.М. - десять лет лишения свободы, М.М.А. - девять лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з", 162 ч. 3 п. "в" УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года), путем частичного сложения наказаний назначить: Р.В.М. - двадцать один год лишения свободы, З.М.М. - девятнадцать лет лишения свободы, М.М.А. - шестнадцать лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ Захарову М.М. назначенное наказание частично сложить с наказанием, назначенным по приговору от 06 декабря 2004 года и окончательно определить ему двадцать один год лишения свободы.

В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Р.В.М., З.М.М. и М.М.А., адвоката К.Н.С. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 мая 2006 г. N 89-О06-14


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.