Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 29 июля 2005 г. N 20-В05-3 Суд удовлетворил иск о взыскании единовременного денежного вознаграждения, установив, что истец имел право на получение вознаграждения по итогам работы за год и работодатель обязан был его выплатить, а также учитывая, что срок для обращения в суд истцом не пропущен

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ
от 29 июля 2005 г. N 20-В05-3


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 29 июля 2005 года гражданское дело по иску М.К.А. к Министерству внутренних дел Республики Дагестан о взыскании единовременного денежного вознаграждения по итогам 1999 года по надзорной жалобе М.К.А. на постановление президиума Верховного суда Республики Дагестан от 9 сентября 2004 года, которым отменены состоявшиеся по делу судебные постановления и вынесено новое решение об отказе в удовлетворении иска М.К.А. Министерству внутренних дел Республики Дагестан о взыскании единовременного денежного вознаграждения по итогам 1999 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Г.Г.А., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, установила:

В период с 1998 года по 2001 год М.К.А. работал в должности оперуполномоченного по особо важным делам Управления по борьбе с похищениями людей МВД РД. Согласно приказа начальника Управления по борьбе с похищениями людей МВД РД N 181 от 29.01.2000 года сотрудникам данного Управления было выплачено единовременное денежное вознаграждение по итогам работы за 1999 год, однако М.К.А. в данный приказ включен не был и указанного денежного вознаграждения не получил, что послужило основанием для обращения в суд с настоящим иском.

Решением мирового судьи судебного участка N 18 Советского района г. Махачкалы от 14 мая 2004 года исковые требования М.К.А. удовлетворены.

Апелляционным определением Советского районного суда г. Махачкалы от 29 июня 2004 года решение мирового судьи судебного участка N 18 Советского района г. Махачкалы от 14 мая 2004 года оставлено без изменения.

Постановлением президиума Верховного суда Республики Дагестан от 9 сентября 2004 г. состоявшиеся по делу судебные постановления отменены, вынесено новое решение, которым исковые требования М.К.А. оставлены без удовлетворения.

В надзорной жалобе М.К.А. поставлен вопрос об отмене постановления президиума Верховного суда Республики Дагестан от 9 сентября 2004 года.

Определением судьи Верховного Суда РФ от 14 декабря 2004 года дело истребовано в Верховный Суд РФ и определением от 29 июня 2005 г. передано для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции - Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит ее подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

При рассмотрении данного дела существенное нарушение норм материального права допущено президиумом Верховного суда Республики Дагестан.

Согласно пункту 1 статьи 211 Кодекса законов о труде Российской Федерации, действовавшего на момент возникновения спорных правоотношений, заявление о разрешении трудового спора подается в районный (городской) народный суд в трехмесячный срок со дня когда, работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по делам об увольнении в месячный срок со дня вручения копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

Из материалов дела видно, что в декабре 1999 года М.К.А. находился в командировке в составе объединенных сил для проведения контртеррористических операций и по возвращении из командировки получил большое денежное вознаграждение за проведение указанной операции. С 05.01.2000 года М.К.А. ушел в отпуск. В результате данных обстоятельств факт неполучения вознаграждения по итогам работы за 1999 год М.К.А. остался незамеченным. С 2001 года М.К.А. в Управлении по борьбе с похищениями людей МВД РД не работает. Судом установлено, что о факте невыплаты указанного вознаграждения М.К.А. узнал в марте 2004 года, когда собирал материалы для обращения в суд с иском о взыскании заработной платы за сверхурочную работу, в связи с чем в Управлении по борьбе с похищениями людей МВД РД ему предоставили необходимые документы. Среди документов был приказ МВД РД N 181 от 29.01.2000 года, из которого М.К.А. узнал о нарушении своего права.

Разрешая дело и удовлетворяя исковые требования М.К.А., мировой судья исходил из того, что М.К.А. имел право на получение вознаграждения по итогам работы за 1999 год и ответчик должен был выплатить истцу данное денежное вознаграждение. При этом мировой судья, руководствуясь приведенной нормой закона, признал необоснованным возражение ответчика относительно пропуска истцом трехмесячного срока для взыскания вознаграждения, так как, исследовав представленные по делу доказательства (объяснения сторон, показания свидетеля А.А.М. - начальника Управления по борьбе с похищениями людей МВД РД, приказ МВД РД N 181 от 29.01.2000 года) и дав им правовую оценку по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, пришел к выводу о том, что срок для обращения в суд истцом не пропущен.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами мирового судьи, как правильными по существу.

Судебная коллегия также находит выводы мирового судьи правильными, основанными на нормах материального права, регулирующих спорные правоотношения, и имеющихся в деле доказательствах.

Отменяя указанные выше судебные постановления, суд надзорной инстанции сослался на неправильное применение и толкование мировым судьей и судом апелляционной инстанции норм материального права, определяющих начало течения срока исковой давности, а именно статьи 211 КЗоТ РФ (аналогичная норма содержится в ст. 392 ТК РФ), ст. 200 ГК РФ. По мнению президиума Верховного суда Республики Дагестан, срок исковой давности начинается с того времени, когда истец должен был узнать о нарушении своего права.

На основании такого толкования норм об исчислении срока исковой давности и учитывая, что невыплата вознаграждения по итогам работы за 1999 год не могла быть для истца незамеченной, поскольку по характеру данной выплаты М.К.А. должен был узнать о ней в 2000 году, суд надзорной инстанции принял по делу новое решение об отказе в удовлетворении иска.

Судебная коллегия не может согласиться с таким выводом суда надзорной инстанции, так как доводы, на которых он основан, по сути сводятся к переоценке доказательств. Из содержания надзорного определения видно, что президиум Верховного суда Республики Дагестан дал иную оценку, чем мировой судья и суд апелляционной инстанции, имеющимся в деле доказательствам. Однако правом переоценки доказательств суд надзорной инстанции в отличие от суда кассационной инстанции ГПК РФ не наделен. Иная оценка имеющихся в деле доказательств не является предусмотренным ст. 387 ГПК РФ основанием для отмены судебных постановлений в порядке надзора.

Что касается довода, изложенного в возражении Министерства внутренних дел Республики Дагестан, о том, что надзорная жалоба М.К.А. подана с нарушением правил подсудности, установленных статьей 377 ГПК РФ, то его нельзя признать состоятельным, поскольку он основан на неправильном толковании норм процессуального права. Так, по делам, подсудным мировым судьям, в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации могут быть обжалованы только постановления президиумов областных и других соответствующих им судов, которыми внесены изменения в судебные постановления, вынесены новые решения либо когда постановления об оставлении судебных постановлений без изменения вынесены с существенным нарушением норм процессуального права. По данному делу президиум отменил решение мирового судьи, апелляционное определение и вынес новое решение, следовательно, данная жалоба подана в соответствии с правилами подсудности, установленными статьей 377 ГПК РФ.

С учетом приведенных обстоятельств определение президиума Верховного суда Республики Дагестан не может быть признано законным и подлежит отмене.

Руководствуясь ст.ст. 387, 390, 391 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, определила:

постановление президиума Верховного суда Республики Дагестан от 9 сентября 2004 года отменить, оставить в силе решение мирового судьи судебного участка N 18 Советского района г. Махачкалы от 14 мая 2004 года и апелляционное определение Советского районного суда г. Махачкалы от 29 июня 2004 года.



Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 29 июля 2005 г. N 20-В05-3


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.