Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 марта 2005 г. N 5-О05-37 Суд изменил постановление в отношении обвиняемых, исключив указание о том, что органам предварительного следствия следует рассмотреть заявление одного из обвиняемых о совместном с адвокатом ознакомлении с материалами дела, поскольку данный вопрос был предметом рассмотрения судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ, которая не установила нарушений уголовно-процессуального закона

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 марта 2005 г. N 5-О05-37


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 29 марта 2005 года дело по кассационному представлению государственного обвинителя Ч.А.В., кассационным жалобам потерпевших Ф.Е.И., Щ.С.В. и У.А.M. на постановление судьи Московского городского суда от 22 февраля 2005 года по результатам предварительного слушания, которым уголовное дело по обвинению

К.С.Л., 15 декабря 1970 года рождения, уроженца поселка Синегорский, города Белая Калитва, Ростовской области, несудимого,

П.С.Н., 18 января 1971 года рождения, уроженца города Москвы, несудимого,

каждого в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 158 ч. 2 п. "в", 158 ч. 4 п. "а", 159 ч.ч. 2, 3, 4, 163 ч. 3 п. "а", 210 ч. 1, 330 ч. 3 УК РФ,

возвращено заместителю Генерального прокурора Российской Федерации.

Заслушав доклад судьи С.В.П., выступления потерпевших Ф.Е.И., Щ.С.В. и У.А.M. по доводам жалоб, прокурора Б.А.M., полагавшего постановление судьи отменить по доводам кассационных представления и жалоб, возражения по кассационным представлению и жалобам обвиняемых К.C.Л., П.С.Н. и адвоката К.О.Н., судебная коллегия установила:

К.С.Л. и П.С.Н. обвиняются в совершении ряда преступлений, участвуя в созданном другими лицами преступном сообществе (преступной организации).

По результатам предварительного слушания постановлением судьи удовлетворено ходатайство стороны защиты и уголовное дело возвращено заместителю Генерального прокурора Российской Федерации.

В постановлении судьи указано, что органам предварительного следствия необходимо рассмотреть вопрос о возможности выделения уголовного дела в отношении обвиняемого К.С.Л. в связи с его ходатайством о рассмотрении дела судьей единолично при наличии ходатайства другого обвиняемого П.С.Н. о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, рассмотреть заявление обвиняемого К.С.Д. о том, что при выполнении требований ст. 217 УПК РФ он был вынужден отказаться от ознакомления с материалами дела совместном с адвокатом, а также то, что обвиняемым оставить меру пресечения в виде подписки о невыезде, поскольку государственный обвинитель не привел достаточных данных в обоснование своего ходатайства о заключении обвиняемых под стражу.

В кассационном представлении государственный обвинитель Ч.А.В. просит постановление судьи отменить, уголовное дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

По мнению автора представления, судья необоснованно в постановлении указал, что обвиняемый К.С.Л. не ознакомлен с материалами дела, поскольку имеется соответствующий протокол, при этом, вышел за рамки полномочий, дав не основанное на законе указание органам предварительного следствия, постановление судьи в этой части противоречит определению судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 27 января 2005 года, которым отменено предыдущее постановление судьи о возвращении дела прокурору, и признано, что органы предварительного следствия выполнили требования ст.ст. 217, 220 УПК РФ. Вывод судьи в постановлении о том, что органами предварительного следствия не был рассмотрен вопрос о возможности выделения уголовного дела в отношении обвиняемого К.С.Л. не соответствует материалам дела, из которых следует, что при выполнении требований ст. 217 УПК РФ обвиняемые ходатайств о рассмотрении дела судом с участием присяжных не заявляли, указали, что ходатайства будут заявлены после ознакомления с обвинительным заключением, и при таком волеизъявлении обвиняемых решить вопрос о выделении уголовного дела органы предварительного следствия не могли. В нарушение ч. 5 ст. 232# УПК РФ судья фактически устранился от выяснения и разрешения обстоятельств, препятствующих или затрудняющих рассмотрение дела, не принял мер к вызову 4 потерпевших, чем нарушил требования ст.ст. 42, 242, 234 УПК РФ, необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства государственного обвинителя об изменении меры пресечения на заключение под стражу К.С.Л. и П.С.Н., а в резолютивной части постановления в нарушение ст. 237 УПК РФ и постановлений Конституционного Суда Российской Федерации от 2 июля 1998 года и 8 декабря 2003 года указал, что постановление обжалованию не подлежит.

В кассационных жалобах:

потерпевшая Ф.Е.И. просит постановление судьи отменить, дело направить на новое рассмотрение. Указывает, что оснований для возвращения дела прокурору не было, суд мог устранить все недостатки сам, не учел, что обвиняемые будут принимать меры для избежания ответственности, угрожать ей;

потерпевшая Щ.С.В. просит постановление судьи отменить, дело направить на новое рассмотрение. Указывает, что суд необоснованно возвратил дело прокурору, указанные в постановлении основания могли быть устранены самим судом, считает, что ее права нарушены, что обвиняемые будут стремиться избежать ответственности, угрожать ей;

потерпевшая У.А.M. просит постановление судьи отменить, дело направить на новое рассмотрение. Указывает, что суд нарушил ее права, все недостатки мог устранить сам, считает, что обвиняемые будут стремиться избежать ответственности, угрожать ей.

В возражении на кассационные представление и жалобы адвокат К.О.Н. указывает о своем несогласии с ними.

Проверив доводы кассационного представления, жалоб и возражения на них, судебная коллегия не находит оснований к отмене постановления судьи.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами государственного обвинителя в представлении о том, что органы предварительного следствия не могли решить вопрос о возможности выделения уголовного дела, поскольку при выполнении требований ст. 217 УПК РФ обвиняемые ходатайств о рассмотрении дела судом с участием присяжных не заявляли, а также с доводами в жалобах потерпевших о том, что суд мог все недостатки разрешить сам, поскольку указанные доводы не основаны на законе и противоречат материалам дела.

Само по себе незаявление ходатайств обвиняемыми на предварительном следствии при ознакомлении их с материалами дела о форме судопроизводства не освобождает органы предварительного расследования от разрешения вопроса о возможности выделения дела.

В соответствии с требованиями ст. 154 УПК РФ выделение уголовного дела допускается, если это не отразится на всесторонности и объективности предварительного расследования и разрешения уголовного дела. Выделение уголовного дела производится на основании постановления прокурора, следователя или дознавателя.

Как в данном уголовно-процессуальном законе, так и в ст. 29 УПК РФ, определяющей исчерпывающий объем полномочий суда в ходе досудебного и судебного производства по уголовному делу, не указано, что суд правомочен решать вопрос о выделении уголовного дела.

Кроме этого, из материалов дела следует, что при окончании предварительного следствия и ознакомлении обвиняемых К.С.Л. и П.С.Н. с материалами уголовного дела, следователь каждому из них разъяснил права, предусмотренные ч. 5 ст. 217 УПК РФ, в том числе о праве ходатайствовать о рассмотрении уголовного дела с участием присяжных заседателей, а также о том, что если один из них отказывается от суда с участием присяжных заседателей, то следователь решает вопрос о выделении уголовного дела в отношении этого обвиняемого в отдельное производство, а при невозможности этого уголовное дело в целом рассматривается судом с участием присяжных заседателей.

Обвиняемые П.С.Н. и К.С.Л., каждый сделали в протоколах ознакомления с материалами дела собственноручные записи о том, что права разъяснены, понятны, ходатайство будет заявлено после получения обвинительного заключения (т. 20, л.д. 9, 26).

В соответствии с ч. 2 ст. 222 УПК РФ копия обвинительного заключения с приложениями вручается прокурором обвиняемому, который, согласно ч. 5 ст. 231 УПК РФ до назначения судебного заседания вправе ходатайствовать о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей.

Из материалов дела следует, что после получения обвинительного заключения до назначения судебного заседания обвиняемый П.С.Н. заявил ходатайство о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, а обвиняемый К.С.Л. заявил, чтобы дело было рассмотрено судьей единолично.

При таких обстоятельствах, в своем постановлении судья сделал обоснованный вывод о том, что поскольку рассмотрение вопроса о выделении уголовного дела судом уголовно-процессуальным законом не предусмотрено, уголовное дело необходимо направить прокурору для рассмотрения вопроса о возможности выделения уголовного дела в отношении обвиняемого К.С.Л. в связи с его заявлением о рассмотрении дела судьей единолично при наличии ходатайства другого обвиняемого П.С.Н. о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей.

Суд первой инстанции лишен возможности в соответствии с требованиями ст. 30 УПК РФ определить законный состав суда правомочный рассмотреть настоящее уголовное дело.

Согласно требований ст.ст. 217 ч. 1 п. 1, 325 ч. 2 УПК РФ, уголовное дело, в котором участвует несколько подсудимых, рассматривается судом с участием присяжных заседателей в отношении всех подсудимых, если хотя бы один из них заявил ходатайство о рассмотрении уголовного дела в данном составе но лишь при невозможности выделения уголовного дела в отдельное производство в отношении обвиняемых, которые отказываются от суда с участием присяжных заседателей.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Имеется в виду ст. 217 ч. 1 УПК РФ


Несостоятельными являются и доводы государственного обвинителя в представлении о необходимости отмены постановления судьи в связи с тем, что судьей не приняты меры к вызову на предварительное слушание 4 потерпевших, поскольку они также противоречат материалам дела и закону.

Согласно ч.ч. 3, 4 ст. 234 УПК РФ, определяющей порядок проведения предварительного слушания, по ходатайству обвиняемого предварительное слушание может быть проведено в его отсутствие, а неявка других своевременно извещенных участников производства по уголовному делу не препятствует проведению предварительного слушания.

Указанные требования закона судом не нарушены.

Из материалов дела следует, что судья принял необходимые меры для вызова на предварительное слушание всех участников производства по делу.

Все потерпевшие были своевременно извещены на 15 февраля 2005 года, однако явились лишь 3 потерпевших, а 4 потерпевших не явились. В процессе проведения предварительного слушания по просьбе государственного обвинителя был объявлен перерыв до 17 февраля 2005 года, после чего по его же ходатайству судья вынес постановление о принудительном приводе неявившихся потерпевших, объявлен перерыв до 22 февраля 2005 года, и лишь после этого было проведено предварительное слушание, по результатам которого дело возвращено прокурору (т. 23, л.д. 105-117).

Вопреки доводам государственного обвинителя в представлении, а также доводам в жалобах потерпевших, постановление судьи об отказе в удовлетворении ходатайства государственного обвинителя об изменении меры пресечения на заключение под стражу обвиняемым К.С.Л. и П.С.Н. мотивировано, судья пришел к обоснованному выводу о том, что не приведено достаточных данных, что после освобождения из-под стражи следователем они оказывали какое-либо воздействие на свидетелей и потерпевших.

Что касается доводов государственного обвинителя в представлении о том, что в резолютивной части постановления судья указал, что постановление обжалованию не подлежит, чем нарушил требования ст. 237 УПК РФ и постановлений Конституционного Суда Российской Федерации N 20-П от 2 июля 1998 года "По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 331 и 464 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами ряда граждан" и N 18-П 8 декабря 2003 года "По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан", признавших не соответствующим Конституции Российской Федерации положение уголовно-процессуального закона, исключающим возможность пересмотра в кассационном порядке определений (постановлений) суда первой инстанции о направлении дела прокурору, то они не являются основанием для отмены постановления судьи.

Из материалов дела следует, что хотя в постановлении судьи и записано, что оно обжалованию не подлежит, однако, из протокола судебного заседания следует, что после вынесения данного постановления судья разъяснил сторонам порядок его обжалования, ознакомления с протоколом судебного заседания, принесения возражений (т. 23, л.д. 114).

Как государственный обвинитель, так и каждый из потерпевших не делали никаких заявлений о том, что им неясен порядок обжалования, ознакомления с протоколом судебного заседания и принесения возражений.

24 февраля 2005 года в суд поступило заявление об ознакомлении с протоколом судебного заседания от государственного обвинителя, которое было удовлетворено, при этом замечаний на протокол судебного заседания государственным обвинителем не приносилось, а 25 февраля 2005 года от него поступило кассационное представление на постановление судьи (т. 23, л.д. 123, 131-135).

22 февраля 2005 года в суд поступили кассационные жалобы на постановление судьи от потерпевших Ф.Е.И., Щ.С.В. и У.А.M. (т. 23, л.д. 125-126, 127-128, 129-130).

В соответствии с требованиями главы 43 УПК РФ, определяющей порядок и сроки кассационного обжалования судебных решений не вступивших в законную силу, кассационные представления и жалобы вместе с делом были направлены в суд кассационной инстанции, о чем стороны были извещены (т. 23, л.д. 138-150).

В суд кассационной инстанции на указанные кассационные представление и жалобы поступило возражение адвоката К.О.Н.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену постановления судьи, не имеется.

Вместе с тем, судебная коллегия находит, что постановление судьи подлежит изменению.

Необходимо исключить указание о том, что органам предварительного следствия следует рассмотреть заявление обвиняемого К.С.Л. о совместном с адвокатом ознакомлении с материалами дела при выполнении требований ст. 217 УПК РФ.

Из материалов дела следует, что вопрос о выполнении органами предварительного следствия требований ст. 217 УПК РФ был предметом рассмотрения судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, которая не установила нарушений данного уголовно-процессуального закона, что отражено в определении от 27 января 2005 года.

В соответствии с ч. 6 ст. 410 УПК РФ, указания суда надзорной инстанции обязательны при повторном рассмотрении данного уголовного дела судом нижестоящей инстанции.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

постановление судьи Московского городского суда от 22 февраля 2005 года в отношении К.С.Л. и П.С.Н. изменить, исключить указание о том, что органам предварительного следствия следует рассмотреть заявление обвиняемого К.С.Л. о совместном с адвокатом ознакомлении с материалами дела при выполнении требований ст. 217 УПК РФ, а в остальном оставить без изменения, кассационные представление и жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 марта 2005 г. N 5-О05-37


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.